Сообщество «Салон» 00:00 20 июня 2013

Апостроф

Одним из лозунгов "Ультра.Культуры" был: "Всё, что ты знаешь, — ложь". Проект "Опустошитель" в чём-то наследует идеям скандального издательства Ильи Кормильцева, серия "extremum" вполне ультра-культурна по своим основаниям.А "Метафизика противостояния" — тот случай, когда устоявшиеся и популярные политические, идеологические, культурные стереотипы подвергаются жёсткому и нелицеприятному разбору. Оппозиция лжи века сего.
0

Алексей ЛАПШИН. Метафизика противостояния. — М. : Опустошитель, 2012. — 152 с. (серия extremum #4)

Одним из лозунгов "Ультра.Культуры" был: "Всё, что ты знаешь, — ложь". Проект "Опустошитель" в чём-то наследует идеям скандального издательства Ильи Кормильцева, серия "extremum" вполне ультра-культурна по своим основаниям.

А "Метафизика противостояния" — тот случай, когда устоявшиеся и популярные политические, идеологические, культурные стереотипы подвергаются жёсткому и нелицеприятному разбору. Оппозиция лжи века сего.

Алексей Лапшин — профессиональный историк, известный публицист и политолог. Наряду с киноведом Алексеем Коленским, Лапшин — организатор и ведущий московского Интеллектуального киноклуба.

Несмотря на то, что "Метафизика противостояния" — сборник статей, написанных с начала XXI века, это фактически программная книга Лапшина.

"Левые и метафизика", "Антиконспирология", "Нетерпимость толерантности", "Исчерпанный дискурс" (про "новых левых"), "Граждане и корпорация". Здесь нашлось место и культурологии, и социологии, а венчаёт всё метафизический трактат, собственно, "Метафизика противостояния" — гностический "триллер" о пробуждении и сопротивлении Духа.

Характерен список изданий, публиковавших тексты Лапшина, объединённые в "Метафизике" — "Лимонка", "Завтра", "День литературы", "НГ — Ex Libris" и модернистский журнал "Опустошитель".

Многие аналитические работы привязаны к конкретным эпизодам, но содержательная сторона не покрылась патиной, ибо проблемный пласт, затронутый автором, актуален и останется таковым в рамках существующей цивилизации. "В конечном счёте система стремится к полному упразднению противоречия между внутренним содержанием человека и окружающим его миром".

Лапшину не близок цветастый язык журнальной публицистики, не привлекает его и разнообразная "игра в бисер". Он конкретен, лаконичен, аккуратен. Это очень внимательный, скрупулёзный автор, готовый вновь и вновь настойчиво возвращаться к сюжетам. Тут дело не в верности принципу "повторение — мать учения", но в необходимости заново расставить акценты, договориться о терминах, ибо важные темы зачастую прошумели, но не были отработаны даже критически настроенной публикой.

Тексты Лапшина — вариант атаки на идолов современности. Реалии общества зрелища и формы контроля, социальный расизм и ловушка "стабильности", трансплантология, что ведёт к ликвидации тела "как материального выражения человеческой индивидуальности", и кинематограф, в котором технологии уничтожают уникальность кинокартины.

Суровая нематериалистическая и негуманистическая философия Лапшина далека как от розового прогрессизма, так и от апологии "прекрасной старины". И если брать  современных мыслителей, то, пожалуй, имеется некоторая близость воззрениям Гейдара Джемаля.

Пожалуй, радикальность политико-философских идей Лапшина несколько диссонирует с сегодняшней оперативной лево-либеральной конкретикой. Всё-таки фигуры и идеи Координационного совета оппозиции по большей части имманентны системе на глубинном уровне. На том самом, что Алексей Лапшин убеждённо и бескомпромиссно обличает в "Метафизике противостояния".

"Политические и культурные альтернативы ХХ века не смогли одержать победу, поскольку, несмотря на свой революционный запал, были блудными детьми модерна, всего лишь пытавшимися обращаться к иным, не модернистским ценностям. Настоящего разрыва с модернизмом у них так и не произошло, а значит, рано или поздно их ожидало поражение от более целостной системы. Сейчас — совсем иная ситуация. Сам модерн стремительно уходит в прошлое и скоро вовсе станет архаикой. На смену ему пришёл фактически безальтернативный, но одновременно и истребляющий сам себя постмодернизм. Какова будет скорость этого самоистребления, всё ещё не ясно. Понятно только то, что никаких исторических наследников у постмодерна не будет. Потенциал, господствовавшей последние несколько веков цивилизации полностью исчерпан. Будет либо Конец, либо совсем другая история, дарящая новые возможности".

29 апреля 2017
Cообщество
«Салон»
15 2 9 459
Cообщество
«Салон»
8 0 9 457
Cообщество
«Салон»
7 0 8 718

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой