Смутные времена
Авторский блог Cергей Загатин 04:00 16 ноября 2011

Смутные времена

<br>
0

Смутные времена

Сергей Загатин 16 ноября 2011 года Номер 46 (939)
Генерируемый оппозиционерами всех мастей спор между так называемыми «национал-демократами» и условными «имперцами», который сегодня сотрясает медиа-пространство России, на мой взгляд, является неизбежным попутным продуктом взрывного роста русского национализма — подобно тому, как фонтан нефти, бьющий из новой скважины, может сопровождаться попутным газом.
Однако там, где есть малейший раздрай между соратниками, — раздрай, которыми так богата новейшая политическая история России, — неизбежно возникает точка приложения внешних сил. Несомненно, что какая-то плодотворная дисскусия между «нацдемами» и «имперцами» в имеющихся исторических условиях была малореальной сама по себе, но так же очевидно, что накал перебранки можно было существенно снизить.
Инспирируется ли и подогревается данная дисскусия со стороны, некими враждебными силами? Конечно — уж в этом-то нет никакого сомнения. История русского национально-освободительного движения полна примерами подобного вмешательства. Пресловутые враждебные силы даром свой хлеб не едят, и даже не стоит сомневаться: всё, что может быть использовано для раскола, для разъединения русских, — будет использовано.
Тем не менее, необходимо заметить, что на фоне происходящих в русском движении событий и тенденций, вся эта титаническая борьба «оранжистов с совками», «нацдемов с имперцами» является малозначимым эпизодом. Масштабы явления преувеличены, и критики со стороны почти в открытую передёргивают, когда, например, называют единый Русский Марш-2011 «оранжево-сепаратистким национал-демократическим сборищем».
Единый Русский Марш собрал более двадцати тысяч человек, откровенных нацдемов там были единицы, людей вовлечённых в этот дискурс — несколько сотен. Но единый Русский Марш, в первую очередь подчеркнул вовсе не волю русских людей к «отделению Кавказа и прочему сепаратизму», а способность современных русских организаций договариваться между собой, несмотря на разность политических воззрений и подходов.
Единому Русскому Маршу 2011 года противопоставлялся некий «Имперский Русский Марш» для «правильных националистов». Ну, что же, на это мероприятие пришло около четырёхсот человек: для «лоялистского сборища» неплохой результат. Особенно, если его возглавляет и организует человек, чья категорическая неспособность к диалогу широко известна. Хочу напомнить, что первая попытка Юрия Горского, человека безусловно небесталанного, провести «альтернативный» Русский Марш вывела его из числа русских политических лидеров в персонажи городского фольклора, поскольку трагикомически известная каждому более-менее информированному «русскому экстремисту» «посолонь» (альтернативный Русский Марш) в сольном исполнении Горского проходила в формате «городской сумашедший в московском метро». Это был великолепный перфоманс, к сожалению, ничего общего с политикой, тем более — с уличной политикой, не имеющий.
Но вернёмся к призраку «нацдемовщины». Популярность дискурсу принёс, разумеется, прежде всего Константин Крылов. Проблема состоит в том, что Константин — талантливый публицист, но он не является политическим деятелем. Литератор в нём доминирует над политиком, и это стало особенно заметно, когда в ответ на беззлобную, в общем-то, критику некоторых опасных для русской государственности тенденций национал-демократии, он начал переходить на личности оппонентов, что внесло в дисскусию избыточные и неоправданные ноты.
Воспринимать же всерьёз «фактор Навального» грешно — основная ошибка критики подобного рода состоит в том, что в мрачной картине «негодяй Навальный по указке »вашингтонского обкома« заводит неопытное скинхедство в топкое болото оранжизма» по умолчанию считается, что 99% русских националистов, та самая «улица», — это не более чем «массовка», «тупое быдло». Смею заверить, что это не так: в условиях, когда русских патриотов десятками и сотнями сажают за «мыслепреступления», вести агитацию и выходить на улицы под соответствующими лозунгами могут только люди с убеждениями. Конечно, в движении есть немало «юношей бледных со взором горящим», но его костяк составляют уже более-менее зрелые и здравомыслящие люди, повидавшие виды, которых не проведёшь на мякине, и которые очень хорошо знают значение термина «полезный попутчик».
В целом, русское движение находится сейчас между двумя искушениями. С одной стороны — Сцилла «нацдемовщины», пугающая оранжевыми технологиями, сепаратизмом и интервенцией. С другой — Харибда «охранительства», ужасающая бессменностью воробуржуйского начальства, гниением, распадом и, опять же, — неизбежной интервенцией.
Что остаётся простому «русскому экстремисту»? Да ничего особенного — тяжёлая рутинная работа. На уровне родовом — плодиться и вооружаться, увеличивать мощь первичных ячеек русского общества; на уровне общинном — объединяться для совместного выживания, ибо не за горами ювенальная юстиция и нелегальные кружки по русской литературе; на уровне общенациональном — шаг за шагом учиться быть нацией, не бросать своих в беде, не предавать свою историю, соблюдать традиции и потихонечку давить и давить на власть, требуя безусловного выполнения существующих законов и отмены законов откровенно губительных. «Если вы слышите меня — вы и есть Сопротивление».
А как же фактор внешнего влияния? Неужто «англичанка» больше не гадит, ЦРУ распущено, а сенатор Маккейн удалился на удалённую ферму в штате Айова и выращивает кукурузу?
Нет, не будем обольщаться — агентов влияния полно. Например, некто Гельман на деньги из госбюджета сооружает инсталляцию, в которой изображает православные храмы с помощью клизм и колбочек, а потом ещё снимает на её фоне откровенно русофобский и антипутинский (ау, охранители, где вы?) музыкальный видеоклип.
И будет ли кто осуждать Гельмана за этот неприкрытый оранжизм чистейшей воды?
Нет — потому что Гельман, в отличие от Крылова, не задаёт властям крайне неудобных русских вопросов. Потому что Гельмана, судя по всему, устраивает, что русские в своей стране фактически находятся на положении граждан второго сорта и подвергаются всем формам дискриминации, а в некоторых регионах чуть ли не откровенному апартеиду.
Потому что Гельман как творческая личность — жалкая бездарность, и все его «провокации» суть всего лишь фрейдистские аберрации разрушающегося самосознания на фоне действительно удачной провокации — лозунга «Хватит кормить Кавказ! » Хочу отметить, что я лично выступаю за «единую и неделимую», и поначалу данный лозунг меня сильно насторожил. Но если не раздувать ненужную шумиху вокруг «нацдемовщины» (и тем самым рекламировать её как «передовую» оппозиционную силу), то выясняется любопытная вещь: именно благодаря этому лозунгу в очередной раз власти стало категорически неудобно перед обществом, тем более — в преддверии выборов.
Нет, конечно, всегда под рукой есть старые добрые репрессии, но ведь и на неудобнейшие вопросы отвечать пришлось, да и подвижки наметились в разных областях взаимодействия народа и власти. Вон на днях Счётная палата разожгла информационный пожар — оказывается, воруют бюджетные деньги-то, миллиардами воруют, кто бы мог подумать…
В условиях надвигающейся «оранжевой революции» в США, в условиях саморазрушающейся «единой» Европы, конечно, хотелось бы иметь более-менее консолидированное общество.
Но для этого надо начать с малого — ну, хотя бы русским патриотам перестать закидывать друг друга грязью и, к примеру, прокатить «Единую Россию» на выборах — пускай получают свои законные 20% голосов, глядишь, так у нас и парламент появится, и законы будут с человеческим лицом. И если для этой цели можно использовать Навального — пусть будет так. А тем, кто до сих пор панически, до потери рассудка, боится мифических «запечатанных вагонов» и «денег Гогенцоллернов», хочется задать вопрос: и где теперь эти Гогенцоллерны?

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой