«Назначены» виновными…
Авторский блог Cергей Загатин 03:00 31 августа 2011

«Назначены» виновными…

<br>
0

«Назначены» виновными…
31 августа 2011 года Номер 35 (928)
Закончилось досудебное следствие по делу об организации беспорядков на Манежной площади в Москве в декабре 2010 г. Дело трех активистов незарегистрированной партии «Другая Россия» Игоря Березюка, Кирилла УнЧука и Руслана Хубаева передано в Тверской суд г. Москвы, где 11 и 18 августа состоялись первые два заседания в рамках предварительных слушаний по делу. Об особенностях этого, несомненно, политического процесса рассказывает адвокат Игоря Березюка Дмитрий Аграновский.
ZЭK. С чего всё началось?
Дмитрий Аграновский. Как известно, всё началось с того, что 11 декабря 2010 года на Манежной площади в Москве собралось большое количество людей, преимущественно молодёжи. Как кажется мне и многим независимым наблюдателям, люди собрались по зову души — из-за явно несправедливого решения правоохранительных органов, которые за несколько дней до 11 декабря отпустили лиц, подозреваемых в убийстве болельщика московского «Спартака» Егора Свиридова. На Манежной площади собралось очень много людей. По меркам российских политических манифестаций и шествий — уже давно забытое количество протестующих вышло на площадь, примыкающую непосредственно к Кремлю и Александровскому саду.
Разумеется, на власти это событие произвело удручающее впечатление.
ZЭK. В уголовном деле какими числами оценивается количество собравшихся на Манежной площади?
Д. А. В деле вообще никакая цифра не фигурирует. В открытых источниках, по журналистским оценкам, называются разные цифры — от пяти до пятнадцати тысяч. А в деле о количестве собравшихся ничего не сказано в плане конкретных цифр.
Но что самое интересное: где-то восемьдесят процентов доказательств по делу как раз-таки доказывают, что 11 декабря 2010 года на Манежной площади собралось очень много людей. Это подтверждают свидетели, это подтверждают видеозаписи, это подтверждают фотографии.
Оставшиеся двадцать процентов доказательств доказывают то, что среди этих собравшихся были и наши подзащитные.
Необходимо отметить тот факт, что, практически, на следующий же день после 11 декабря 2010 года министр внутренних дел сообщил, что беспорядки на Манежной площади устроили леворадикалы. Все причастные к современному политическому процессу стали смеяться, в том числе и ваш покорный слуга иронизировал по поводу того, что вот, министр, а левое от правого не отличает.
А оказывается, это говорилось всерьёз, и через два месяца, после обысков на квартирах активистов «Другой России», был арестован Игорь Березюк. Сейчас это мой подзащитный.
ZЭK. Это такой юноша с бакенбардами с известной фотографии?
Д. А. Да, с бакенбардами, но без бороды — что очень важно, как выяснилось впоследствии. Через некоторое время были задержаны ещё два активиста «Другой России» — Кирилл Унчук и Руслан Хубаев. Березюк — это белорус, Унчук — татарин и Руслан Хубаев — осетин. Почему важно упомянуть их национальности? Потому, что по версии некоторых СМИ и следствия — все вместе они — «русские леворадикальные фашисты», которые были арестованы как организаторы националистических беспорядков.
Игорю Березюку были предъявлены обвинения по пяти статьям УК РФ: призывы к активному неподчинению представителям власти и массовым беспорядкам (ст. 212 ч. 3 УК РФ, до 2 лет лишения свободы) ; хулиганство с использованием предметов, применяемых в качестве оружия (ст. 213 ч. 2 УК РФ, до 5 лет лишения свободы), применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 ч. 2 УК РФ, до 10 лет лишения свободы), действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды по признакам расы, национальности, языка и происхождения (ст. 282 ч. 1 УК РФ, до 2 лет лишения свободы), вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления по мотивам расовой и национальной ненависти и вражды (ст. 150 ч. 4 УК РФ, от 5 до 8 лет лишения свободы). Двум другим обвиняемым по делу, Кириллу Унчуку и Руслану Хубаеву — по трём статьям УК: ст. 212 ч. 3, ст. 213 ч. 2, ст. 318 ч. 1.
Через некоторое время были арестованы ещё двое ребят — Леонид Панин и Александр Козевин.
Эти ребята вообще никакого отношения ни к «Другой России», ни к какой-либо другой политической, тем более — оппозиционной, организации не имели и не имеют.
Проще говоря — попали как кур в ощип, оказавшись не в то время не в том месте. Теперь проходят по нашему делу также по трём статьям УК: ст. 212 ч. 3, ст. 213 ч. 2, ст. 318 ч. 1.
ZЭK. То есть, следствие утверждает, что эти пятеро молодых людей каким-то хитрым способом собрали, организовали и возглавили толпу численностью от пяти до пятнадцати тысяч человек?
Д. А.Примерно так. Что написано у моего подзащитного Березюка в обвинительном заключении? Написано следующее, цитирую почти дословно: что активисты «Стратегии-31» и «Другой России», которые занимаются организацией несанкционированных акций, чуть ли не специализируются на этом, они, эти активисты, на похоронах Егора Свиридова подбивали народ, чтобы этот народ шёл на Манежную площадь.
Березюк, по версии обвинения, подговорил несовершеннолетнего Илью Кубракова кричать на Манежной площади националистические лозунги. Ещё до начала событий на Манежной Березюк, якобы, дал ему мегафон — такой маленький, красный с белым, мегафон, — и дал ему полторы тысячи рублей. И Илья Кубраков, по версии следствия, на Манежной площади кричал в этот мегафон весь набор националистических и фанатских лозунгов.
Ни Березюк, ни Унчук, ни Хубаев ничего такого не кричали, им это и не вменяется в вину. Их вина, по версии следствия, состоит в том, что они, якобы, всё это затеяли, организовали. А дальше? Всё что на площади делал народ — всё валят на наших. Например, у нас по делу проходят двадцать семь потерпевших — все сотрудники ОМОНа, пострадавшие на площади, и вот эти несчастные кавказские мальчики, чьи фотографии обошли все газеты.
При этом прямо в деле говорится, что ничего плохого сами наши подзащитные не делали.
ZЭK. Хорошо, факт того, что в городе Москве 11 декабря произошли массовые беспорядки, установлен.
А доказательная база в отношении вины ваших подзащитных, какова она?
Д. А. Виновность моего подзащитного, Березюка, якобы, подтверждается показаниями Ильи Кубракова.
Илья Кубраков был арестован буквально через два дня после событий на Манежной площади. Арестован был совершенно за другое дело — его обвиняют в убийстве таджика. 27 декабря в журнале «Нью-Таймс» была опубликована статья «Поколение Путина», в которой Кубраков говорит дословно:
«Я сам не знаю, что на меня нашло, стал кричать. А вообще-то против других национальностей ничего не имею, сам наполовину азербайджанец. Нельзя попросить, чтобы мне на следственные действия еду с собой дали? А то возят целый день и не кормят, и воды конвойные не дают», — просит он начальника ИВС. Начальник дает распоряжение, и мальчишке вручают сухой паек. Первый, за несколько дней пребывания в изоляторе«.
В своих показаниях Кубраков рассказывает о некоем Бороде, взрослом человеке с бородой, на роль которого следствие упорно пытается протолкнуть Березюка.
Мы попросили очную ставку с Ильёй Кубраковым — нам отказали, попросили, чтобы опознание было проведено вживую, не по фотографии — нам отказали.
ZЭK. Но ведь это очень похоже на нарушение требований УПК?
Д. А. Да, так и есть. Опознание по фотографии допускается только в том случае, если невозможно опознание живьём. А опознание живьём возможно было провести. Отказали нам с формулировкой »нет необходимости«. Это произвол и нарушение УПК. Про опознание по фото я уже сказал, а очную ставку следствие обязано проводить в случае, если в показаниях свидетеля и обвиняемого есть разногласия.
Нам следствие говорит — всё правильно, нет никаких разногласий, потому что Березюк не даёт показаний.
Ну как это не даёт? Березюк говорит, что вину свою не признаёт, — это показания, и показания, которые вступают в противоречие с показаниями Кубракова.
ZЭK. Налицо абсурдность обвинения и некоторая заданность следствия? В чём дело, как вам кажется?
Д. А. Абсурдность обвинения очевидна, но мало того: 26 июля была совместная пресс-конференция зам. начальника Главного следственного управления города Москвы Яковенко и начальника уголовного розыска ГУВД города Москвы Головина, где просто напрямую говорилось что преступление на Манежной площади раскрыто, установлены виновные — такие-то такие-то, и прежде всего — Березюк.
То есть в категорической форме представителям СМИ было сказано, что виновны такие-то и такие-то лица, несмотря на то, что у нас существует презумпция невиновности, и назвать человека виновным может только суд.
Мне кажется, всё дело в том, что наши подзащитные — активные участники »Другой России«, и политическая подоплёка дела очевидна — власть явно готовится к тому, чтобы инициировать судебное преследование »Другой России« с последующим признанием её экстремистской организацией.
Можно как угодно относиться к »Другой России«, плохо, хорошо — но одно очевидно: »Другая Россия« не является националистической организацией. Поэтому »решение« МВД »назначить« виновными в »националистических выступлениях« представителей »Другой России« и »Стратегии-31« является абсурдным.
И, даже желая организовать беспорядки такого масштаба, »Другая Россия« не в состоянии сделать этого — нет у неё таких сил.
ZЭK. Что дальше?
Д. М. 7 сентября начинается уже слушание по существу дела, предварительное слушание завершено. Будем бороться.
Беседу вёл Сергей Загатин

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой