Мегамашина
Авторский блог Александр Шалдин 03:00 6 июля 2011

Мегамашина

<br>
0
Мегамашина 
Александр Шалдин 06 июля 2011 года Номер 27 (920)
Экономические успехи КНР хорошо известны. Ли Дуншен, один из главных китайских идеологов, жестко заявил: «Мы никогда не будем копировать западную модель». Эту мысль поддерживает и Ху Цзиньтао: «Необходимо осуществлять единое и комплексное планирование, разрабатывать развитие города и села, регионов страны, социально-экономической сферы». Иначе говоря, на высшем уровне подтверждено, что Китай как шел, так и будет идти своим, китайским путем. Распространено мнение, что в Китае строится экономика западного образца. Это мнение ошибочно. В КНР на долю госсектора приходится 70% объема производства. На госпредприятиях занято 70% всех рабочих и служащих промышленности. Иными словами, госсектор был и остается становым хребтом китайской экономики.
За период реформ непосредственно под государственным управлением были созданы новые для Китая отрасли индустрии. Например, производство металлургического и шахтного оборудования, авиационная и автомобильная промышленность, станкостроение, цветная металлургия, ядерная энергетика, производство крупномасштабных интегральных схем и персональных компьютеров. Местные торгово-административные организации в стране подчинены вышестоящим. Если в западной модели упор делается на частный сектор, то в китайской — на государственный.
В Китае используется совершенно особая система финансов, не имеющая аналогов в мире. Истоки ее восходят к 1985 году. Тогда в стране развернулось грандиозное строительство, но денег, чтобы финансировать его, не хватало. В любой экономике должно обращаться ровно столько денежных знаков, сколько продано товаров и реализовано услуг. Если таких знаков больше, то начинается инфляция. Китай же был крестьянской и слаборазвитой страной. Денег, обеспеченных реальной массой товаров и услуг, было мало. Задачи же предстояло решить гигантские. Но, если для этого включить печатный станок, то деньги тут же обесценятся. Тупик?
Да, но только с точки зрения рыночных теорий. Дело в том, что до сих пор человечество из всей экономики использовало только рыночный сегмент, ошибочно считая, что рынок — это и есть экономика. И Адам Смит, и Карл Маркс, и последующие западные экономисты изучали законы только рыночной экономики. Нобелевские премии по экономике давались и даются только за разработку рыночных моделей. Но по этим моделям Китай и за сотни лет не вышел бы из экономического тупика. Но выход нашли гениальный, который в рыночной экономике не мог быть применим даже теоретически. Денежная масса была разделена на наличную и безналичную части. В результате такой трансформации финансовой системы китайская экономика перестала зависеть от потребительского сектора и стала развиваться вне всякой связи с ним. Если в западной экономике все накопления и, соответственно, инвестиции создаются из прибыли от реализации потребительских товаров, то в китайской экономике от этого отказались. В этом — главная особенность китайской экономики, способной создавать индустрию, не только не эквивалентную объему наличной денежной массы от суммы проданных товаров и услуг, а даже на несколько порядков превосходящую ее. В результате Китай в кратчайшие сроки смог пройти путь, который при обычном развитии процессов занял бы несколько столетий. Страна буквально ворвалась в группу индустриальных стран.
Китайская финансовая система состоит из двух подсистем. Первая — это типичная рыночная подсистема с положительной обратной связью, классическая финансовая подсистема «монетаризма». Вся особенность — во второй подсистеме, которая обслуживает потребности производства. Здесь «крутятся» безналичные, виртуальные деньги (условные единицы). Это есть подсистема с отрицательной обратной связью. Она требует специфического бухгалтерского учета с планом счетов, отличным от первой финансовой подсистемы. Благодаря отрицательной обратной связи, это — регулируемая и устойчивая подсистема с нужным качеством (финансовыми параметрами). Такая подсистема может действовать только отдельно от первой. Иначе нарушится ее управляемость, что мы наблюдаем сейчас в Белоруссии. Аналогичное уже произошло в СССР, когда Рыжков допустил обналичивание безналичных денег (условных единиц).
Китайская модель экономики опирается на китайскую модель идеологии, которая не позволяет объединить китайские финансовые подсистемы в одну неолиберальную западную подсистему, что имело место в России. Китайская модель идеологии запрещает коррупцию в Китае. За это расстреливают. Но эта же идеология поощряет насаждение китайцами коррупции вне Китая, так как помогает реализации китайских интересов.
Резюмирую: китайская модель экономики есть модернизированная советская модель экономики. Модернизация связана с внешним контуром, который в КНР был переориентирован на экспорт, в то время как в СССР этот наличный контур был связан с импортом. Безналичный же контур китайской экономики аналогичен советскому контуру. В результате китайская модель экономики представляет собой гибрид советской и американской с преимуществами каждой, что и позволяет Китаю на всех парах нестись к мировому экономическому лидерству.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой