Первый план
Авторский блог Борис Лизнёв 03:00 25 мая 2011

Первый план

<br>
0

Первый план

Оператор, режиссер, сценарист Борис Лизнёв 25 мая 2011 года Номер 21 (914)
Либеральная власть заинтересована в обелении и оправдании деструктивных процессов, происходящих в стране на протяжении вот уже двадцати пяти лет. В первую очередь им необходимо переписать историю новейшего периода. Чуткие историки осознали данный тренд, многие из них рьяно принялись за дело.
Мы не будем касаться таких одиозных и всем известных личностей, как Сванидзе и Млечин, их подлинную суть Сергей Кургинян уже раскрыл в программе «Суд времени». Но о некоторых людях, из которых пытаются сделать законодателей исторических процессов, хотелось бы высказаться.
Андрей Николаевич Сахаров, член-корреспондент РАН, директор института Российской Истории РАН. Историк с большим стажем, постоянно появляющийся на телевидении в разнообразных исторических передачах. Он всегда находит оправдание всем сегодняшним процессам, выуживает из истории подходящие цитаты, выдвигая разного рода обоснования. Сахаров, проработав в структуре ЦК КПСС шестнадцать лет, вовремя «перестроился» и даже объяснил свой отход от прежнего конформизма, заявив, в частности, что неизменность взглядов и убеждений чужда, даже вредна научному поиску. Поэтому, по его словам, всегда нужно меняться.
Идеи Сахарова очень точно ложатся на сегодняшнюю идеологическую политику. Он, например, заявляет, что СССР повинен в развязывании Второй мировой.
По Сахарову смысл истории — это движение общества к комфорту и удобству. Такой вот потребительский подход. Отсюда уровень развития той или иной цивилизации проверяется по степени комфорта и объёмам потребления. Из этого следует, что СССР не являлся развитой страной, ведь там многое было вообще обратно данному утверждению. Потребление и комфорт на сравнительно низком уровне, но вместо этого наука, высокая культура, развитые социальные отношения. Естественно, Сахаров ставит на место исторического идеала США, которые по объёмам потребления обогнали все остальные страны.
Я видел Сахарова вживую один раз. Это произошло на встрече с работниками нижегородского архива. Один из архивистов задал ему вопрос, как тот оценивает чубайсовские реформы. И Андрей Николаевич заявил, что сейчас мы просто не в силах понять всю глубину и грандиозность происходящих изменений, для этого должно пройти время. Таким образом, он лихо и быстро ушёл от серьёзного вопроса. Хотя чего здесь не понимать?
В телепрограмме, посвящённой Белоруссии, Сахаров сделал любопытное заявление, что вся сложность жизни Белоруссии в том, что им ещё только предстоит пройти сложный и тернистый путь, который в последние годы прошла Россия. И, якобы, альтернатив ему попросту нет.
Юрий Сергеевич Пивоваров, академик РАН, директор Института научной информации РАН. Этот человек несколько иного плана, принадлежащий академическим кругам, чем-то даже кичащийся собственной интеллигентностью, аристократизмом от науки. Он также постоянно мелькает на телеэкранах.
В лекции об истории, которую Пивоваров недавно прочёл студентам, прозвучало его мнение о сущности исторического процесса. Он заявил, что это есть не что иное, как стремление человечества к свободе. Освобождения от рабства и тоталитаризма. И движение российского общества как раз представляет собой этот процесс. Наблюдая за лекцией, я никак не мог понять, какое значение он придаёт слову «свобода».
Например, Пивоваров заявляет, что первая свобода в российском обществе, — это указ Петра III об освобождении дворянства. Можно больше не служить — вот она подлинная свобода. Но зачем тогда вообще нужно дворянство? Это было как раз началом его вырождения. Подлинно свободными людьми он назвал «западников» — Чаадаева и Карамзина. Пушкин, по его словам, весь пропитан Западом.
Представление Пивоварова о свободе какое-то обывательски-мещанское. Подразумевается свобода от ответственности перед обществом, перед народом, перед страной. Речь не идёт о некоей внутренней реальной свободе, о которой говорил Достоевский, заявляя, что свобода — это принадлежность к определённой идее. А тут предлагается некая условная, сословная свобода для избранных.
Пивоваров удивлён, что некоторые из его студентов, дети состоятельных родителей, способные на выходные поехать отдыхать в Швейцарию, вдруг положительно оценивают роль Сталина. Уж кто-кто, а они, по его мнению, должны чётко понимать, что такое свобода.
Тем не менее, мне довелось наблюдать и обратные процессы. Например, в прошлом году в честь 65-летия Победы в Нижнем Новгороде была проведена конференция «Новая концепция победы». Академики сменяли друг друга, все доклады были примерно одинакового содержания: победа неимоверными жертвами, победа вопреки тогдашнему строю, сомнительные результаты победы и тому подобное. Вдруг на трибуну восходит молодой историк из Саратова и аргументированно доказывает, что победа была осуществлена благодаря более динамичному и развитому обществу, чьи мобилизационные способности были выше, чем во всей остальной Европе, благодаря духу народа, благодаря колоссальной жертве, которую мог принести лишь свободный народ, ведь раб никогда не побеждает. В заключение он добавил, что нельзя разделять победу и систему ценностей, во имя которых она была осуществлена.
Собравшиеся историки были потрясены. Как же так: молодой человек, а рассуждает подобно ретрограду. Тут же задали вопрос: а где же новая концепция победы? А не нужно никаких новых концепций победы, ответил тот. Совесть надо иметь.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой