Авторский блог Владимир Карпец 03:00 18 мая 2011

Битва за историю

<br>
0

Битва за историю

Политический аналитик Владимир Карпец 18 мая 2011 года Номер 20 (913)
Битва за историю. Что это значит? О какой битве может идти речь, если история — это прошлое, и назад его, как нас уверяют, не вернуть?
На самом деле простейшие умозаключения убеждают нас, что время есть величайшая, в лучшем случае, условность. Прошлое — прошло, и его нет. Будущее еще только будет, и его тоже нет. Настоящее — единица, стремящаяся к нулю. Но мы знаем, что нуль тождествен бесконечности. С точки зрения бесконечности нет ни прошлого, ни будущего. Точнее, все это — одно. Всё есть всегда и во всём. История — миф. В его истинном понимании как «развернутого магического имени», согласно А.Ф. Лосеву, который также утверждал, что «миф есть чудо». Он не имеет человеческого происхождения.
Народный миф — он же подлинная история — реальность абсолютно живая и в основах своих неизменная. Народный миф рождается вместе с народом — чудесным образом, из недр Премудрости Божией. Он отражается в «позитивной истории», но не сводится к ней. Определяясь в нашем отношении к истории, мы определяемся в отношении к своему мифу, к нашей крови и нашему духу, которые суть одно. История есть кровь и дух.
Но не только народы — живые существа, живущие на своей земле, которая всегда и есть кровь, хранительница народного мифа, но и международные по сути своей объединения — религиозные, политические, экономические сообщества, оторванные от земли, но порой имеющие очевидную этническую окраску, — воинствующе утверждают свои мифы и свою историю.
В мире идет постоянная «гераклитова» война, борьба всего со всем, без которой невозможно становление и искупление. В этой войне каждый стремится к полному и безоговорочному утверждению своего мифа, следовательно, к низложению мифов иных. В этом смысл любой войны.
Но с Русским мифом все сложнее. Безоговорочно утверждая себя, он не низлагает иное. Он открыт. Великая особенность Русской истории, Русской земли — способность принимать в себя и делать глубинно своим рожденные на иных землях — или в отрыве от земли — мифы. Это связано, в том числе, с нашей «огромностью». Так произошло с Христианством, так произошло — отчасти — с социализмом. Сегодня Русское Православие и Русский социализм (в широком, совершенно не сводимом к «марксизму-ленинизму», смысле) — то, против чего восстают «все богохульные умы, все богомерзкие народы» (Ф. Тютчев). Это не случайно.
«Для настоящего русского Европа и удел всего великого арийского племени так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли, потому что наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей» — говорил Ф.М. Достоевский в «Пушкинской речи». Есть все основания предполагать, что до самого Русского мифа, его словесного выражения нам еще только предстоит «докопаться». Об этом, в частности, — последние книги профессора А.Г. Дугина «Социология русского общества», «Мартин Хайдеггер и возможность русской философии». Но возможно, он останется невыразимым и несказанным.
Император Александр Третий писал своему сыну, будущему Царю-мученику: «нашей огромности боятся». Сегодня борьба за историю есть прежде всего борьба за нашу «огромность». Без нее мы перестанем быть Русскими, утратим Русское имя, которое «магически разворачивается» в «миф». Величайшая сегодня опасность — и последняя ставка врагов России — «свернуть» Русский миф в местечковый национализм «прибалтийского толка». Все эти «Залесья» и «Ингерманландии», «Казакия» и «самостийная Сибирь» — последняя ставка врагов России. Власов против Сталина, князь Андрей Курбский против царя Иоанна, Новгород против Москвы…
Да, увы, и Столыпин — против общины…
Почему сорвались все эти столь восхваляемые ныне «альтернативные варианты» нашей истории? — Они «не срастались» с до- и вневременным Русским мифом, хранимым нашей красной и сырой землей. Руда отделяла от себя шлаки. Умение принять жизнь такой, какая она есть — важнейшая черта того, кто претендует на то, чтобы мыслить. Я имею в виду высказанное Пушкиным в знаменитом письме к Чаадаеву: «клянусь честию, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал… »
Всякие попытки «переломить тысячелетнюю русскую парадигму» (слова недоброй памяти члена Политбюро Яковлева) в конечном счете оборачивают Русский миф и Русскую историю своей «темной», «грозной» (каковая есть у всякого мифа) стороной — ликвидация крестьянской общины закончилась голодомором (отнюдь не только на Украине), лозунги «православной республики» и «свободной Церкви в свободном государстве», без Царя — Бутовским полигоном, борьба с «привилегиями номенклатуры» — властью кучки сверхбогатых …
Почему так?
Все эти вопросы, а также и, например, такие, как «Почему проваливается »десталинизация«? », «Кто боится Иоанна Грозного и Григория Распутина? », «Какая реальность стоит за »новой хронологией«? », «Чем чревата ревизия Христианства — от »кумраномании« до Дэна Брауна? » и многие другие, мы попытаемся поставить и в меру сил на них ответить в нашей новой колонке «Битва за историю».

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой