БЕЛОРУССКИЙ РЫЦАРЬ АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО
Авторский блог Александр Проханов 03:00 26 января 2011

БЕЛОРУССКИЙ РЫЦАРЬ АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО

0
№ 4 (897) ОТ 26 ЯНВАРЯ 2011 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Александр Проханов
БЕЛОРУССКИЙ РЫЦАРЬ АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО

На правах личного гостя я побывал в Минске на инаугурации президента Республики Беларусь Александра Григорьевича Лукашенко. Церемония проходила во Дворце Республики под золотым гербом, напоминавшим своими колосьями, своим восходящим над миром солнцем герб Белорусской Советской Социалистической Республики.
Огромный зал был переполнен гостями из всех регионов и земель Белоруссии. Среди моих соотечественников я отметил посла России в Минске Александра Сурикова, лидера Коммунистической партии Российской Федерации Геннадия Зюганова, председателя ОДКБ Николая Бордюжу. Был лётчик-космонавт Пётр Климук. Других, в том числе Пал Палыча Бородина, я просто не приметил.
Величественный президентский кортеж в сопровождении белоснежных мотоциклов пронёсся по улицам Минска, среди его прекрасных современных дворцов, библиотек, дивных по красоте спортивных комплексов, изумительных по своей эстетике сооружений сталинского ампира. И вот президент Лукашенко клянётся на верность народу. Принимает поздравление от спикера белорусского парламента, от главы белорусской церкви владыки Филарета и произносит свою инаугурационную речь. В ней Лукашенко неоднократно говорил о незыблемости суверенитета Беларуси. Твёрдо называл Беларусь европейской страной и подтвердил многовекторность, многополярность белорусской политики, приоритетами которой остаются отношения с Евросоюзом, Соединёнными Штатами Америки, Китаем и Россией. Это при том, что ложа Дворца Республики, которую обычно занимали послы европейских государств, пустовала, ибо все послы в знак протеста, игнорируя инаугурацию, покинули в этот день Минск.
Мельком, почти походя, Лукашенко упоминал недавние драматические события в Минске, случившиеся вслед за его избранием. Выразительно была описана социально-экономическая модель Республики Беларусь, при которой все заработанные народом деньги, все вырученные за счёт экспорта финансы вновь возвращаются в республику и служат усилению страны и увеличению благосостояния народа. И это совсем не так, сказал Лукашенко, как в других государствах, где национальный доход становится достоянием олигархов и уходит за границу.
Лукашенко определил наступающий период белорусской политики как период многократного приумножения всего того, что было создано трудолюбивым белорусским народом.
Президент воздал честь любимице народа — белорусской армии, стоящей на страже национальных интересов страны.
После инаугурации состоялся красочный, во многом фольклорный, концерт, наполненный патриотическими белорусскими настроениями. Но, в отличие от предшествующих случаев, не было государственного приёма. Этот пуритантизм протокола давал понять о драматичности ситуации, в которой пребывает сегодняшний Минск, когда вся оппозиция, недавно участвовавшая в попытке государственного переворота, находится в заключении.
Тема коварной оппозиции, учинившей погром в центре столицы, продолжает присутствовать на страницах белорусской прессы, в телепередачах, об этом говорили в кулуарах инаугурационного зала. Так или иначе касались этой темы все, с кем мне пришлось встречаться в Белоруссии.
Интенсивно ведётся расследование, выявляются финансовые потоки, которые шли из западных стран в политические организации оппозиции. Выясняются имена агентов иностранных спецслужб, главным образом германских и польских, которые участвовали в пересылке денег, а также стремились контролировать политический процесс оппозиции.
Полагаю, что по завершении следствия будет устроено открытое судебное разбирательство, на котором нации расскажут о существовании разветвлённого антигосударственного подполья. Но мало кто ожидает жестоких и беспощадных приговоров, а поговаривают о том, что выведенные на чистую воду оппозиционеры, скорее всего, будут выдворены из страны.
Я много размышляю о том, что случилось в ту зимнюю ночь после выборов. Накануне два дня в роли независимого наблюдателя я обходил избирательные участки Минска, выезжал в провинцию, видел, как голосуют крестьяне, монахи, сельская интеллигенция. В полной уверенности в победе Лукашенко я благополучно сел в ночной московский поезд, не зная, что уже через полтора часа после отправления моего комфортабельного вагона в Минске вспыхнут беспорядки, начнется штурм государственных учреждений. ОМОН со своими дубинами врежется в центр разъярённой толпы. Начнутся аресты, задержания, разразится та драма, которая и по сей день травмирует всё белорусское общество, белорусскую власть и самого президента Лукашенко.
Вся инаугурация, с её нервной торжественностью и скупым ритуалом, с тем напряжением, которое сквозило в президентской речи, с её пуританским протоколом, чем-то напоминала лейкопластырь, который был наклеен на свежую гематому.
Для меня невыясненным остаётся один вопрос: для чего Западу и западным спецслужбам было нужноо инициировать начало оранжевой революции в Белоруссии — ведь было понятно, что шансов на её успех практически нет? Зачем западным политикам понадобилось провоцировать Лукашенко на жёсткие, подчас жестокие меры, последовавшие за подавлением путча, которые чем-то напоминали события на площади Тяньаньмынь в Пекине? Зачем всё это нужно Западу, если вся его предшествующая политика была направлена на задабривание Лукашенко, на втягивание его в Европейский Союз, на стремление отдалить его от Москвы? Вся стратегия так называемого "восточного партнёрства", прекрасно разработанная, получившая щедрое финансирование, завлекала Лукашенко на Запад. Чтобы сложными финансовыми, политическими, культурными технологиями удалить Лукашенко от Москвы, встроить его в систему европейских государств, приручить белорусского президента, снять тот налёт демонизации, что покрывал его в предшествующие годы.
Зачем Запад свёл "на нет" кропотливую и, во многом, успешную работу? Ведь в результате этого мятежа Лукашенко отрезан от Запада. Вновь началась беспощадная демонизация президента и республики, что способствовало его сближению с Москвой.
Я размышляю, в чём логика явлений, предшествующих всему случившемуся. Накануне инаугурации в Москве прошла встреча премьер-министра России Владимира Путина и премьер-министра Белоруссии Михаила Мясниковича. Эта встреча проходила в абсолютно дружеской атмосфере. Были достигнуты очень важные для Белоруссии соглашения, приняты белорусские предложения по ценам, схемам поставки нефти и газа. Подписано соглашение о кредитовании строительства в Белоруссии атомной электростанции.
Всему этому предшествовали чудовищные по своей бестактности и агрессивности выступления НТВ, выступления, которые отбрасывали Беларусь с её президентом прочь от кремлёвских стен напрямую в объятия Запада. Что, как не откат от Москвы, означали ответные, пусть сдержанные, но достаточно определённые высказывания белорусской политической элиты в адрес Кремля? Что означали выборы президента, на которых впервые за многие годы белорусской оппозиции был дан карт-бланш, предоставлено телевизионное время, было предложено включиться в предвыборное состязание многочисленным, даже самым незаметным, претендентам на президентскую роль?
И вслед за этим — кошмар ночного штурма, когда ОМОН месил дубинами рвущуюся в государственные учреждения толпу. Женские вопли и истошные мольбы о помощи. И последовавшее заключение под стражу всего букета незадачливых оппозиционных претендентов.
Что всё это значило? Ответ будет найден, когда вскроется конспирологическая комбинация разрушения суверенной европейской страны.
Давление на белорусов со стороны Запада будет возрастать. Также будет возрастать демонизация президента Белоруссии. Будут введены экономические санкции, блокировано движение белорусских товаров на европейские рынки. Последуют отказы от обещанных кредитов и выдавливание Лукашенко и Республики Беларусь из общеевропейского поля.
Компенсацией всему этому может служить сближение Белоруссии с Россией, финансовые и экономические льготы, которые будут предоставлены Белоруссии. Ещё активнее станет участие Белоруссии в Таможенном Союзе, ЕврАзЭС и ОДКБ.
Союзное государство России и Беларуси, напоминавшее в последнее время погасшую свечу с крохотным тлеющим угольком на конце фитиля, сегодня вновь может превратиться в полноценный источник света. Не исключено, что в ближайшее время Белоруссия признает республики Южная Осетия и Абхазия. Эти козыри были нужны Лукашенко в его игре с Западом. Теперь же вся западная колода рассыпана.
Нагрузки на президента Лукашенко вырастут непомерно. Он — политический лидер, столь отличный от маловыразительных политиков современной Европы. Таких, как легковесный Саркози или плутоватый Берлускони.
Для Лукашенко власть — не инструмент принуждения народа, не средство для личного обогащения. Он ещё раз подтвердит, что власть есть загадочная субстанция, в которой лидер, находясь в сложнейшем глубинном взаимодействии со своим народом, получает от него наказ — реализовать сокровенные людские чаяния. Являть миру живущие в народе идеалы. Отстаивать эти глубинные идеалы всеми средствами политической, дипломатической, а иногда и военной культуры. Рисковать во имя народа. Чувствовать страшные опасности, порой и смертельные, связанные с современной политикой. Благодаря всему этому — вписать своё имя в национальную историю и стать историческим персонажем.
Звезда президента Лукашенко, взойдя над тусклыми сумрачными пространствами сегодняшней аморальной Европы, продолжает сверкать, как драгоценный славянский бриллиант.

Загрузка...

9 октября 2019
60
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой