АПОСТРОФ
Авторский блог Фёдор Бирюков 03:00 16 декабря 2009

АПОСТРОФ

0
НОМЕР 51 (839) ОТ 16 ДЕКАБРЯ 2009 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Фёдор Бирюков
АПОСТРОФ

Ален де БЕНУА. Против либерализма: (к Четвертой политической теории). — СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2009. — 476 с.
Либерализм — это политический вирус. И ему необходимо найти эффективное лекарство. В качестве одного из таких препаратов можно рассматривать новую книгу, вышедшую в издательстве "Амфора" — "Против либерализма". Её автор, французский философ, один из основателей и идеологов движения "новых правых" Ален де Бенуа, хорошо известен отечественному читателю. Как говорится, знаком тем, кто в теме. И тексты, собранные под обложкой издания, также не явятся внезапным откровением для людей, интересующихся вопросами политики. Мы всё это смогли прочувствовать на интуитивном уровне, а зачастую — и на собственной шкуре. И наша экзистенция станет отличным подспорьем практике необходимого гражданского сопротивления. В этом и кроется главная ценность книги — она подкрепляет наши аргументы и вооружает бойцов антилиберального фронта новыми фактами, которыми надо орудовать наподобие автомата Калашникова.
"Либерализм — это главный враг… Я бы хотел напомнить, что в стратегическом плане главный враг — это не всегда тот, кого мы более всего ненавидим. Это просто враг, который наиболее могуществен. Либерализм является антропологической системой даже в большей степени, чем социально-экономической. То есть он предлагает определенное видение человека. Каково это видение? Оно заключается в том, что человек рассматривается как отдельный атом. Либерализм анализирует общество, исходя из индивидуума… Можно сказать, что либеральное представление о человеке, либеральная концепция человека — это его представление как не-социального существа", — пишет Ален де Бенуа.
Говоря о методике противодействия либерализму, "Четвертой политической теории", автор подчеркивает экономическую, финансовую доминанту современного миропорядка: "Мы живём в экономическую эру. Либерализм является доктриной, которая в конкретной жизни нейтрализует политическую волю. Жители больше не являются гражданами, они являются потребителями. И сфера, в которой проистекает политическая деятельность, заменяется сферой средств массовой информации, в которой царствуют развлечения". Мы с вами видим это каждый день, когда политики вынуждены постоянно повышать свой медийный рейтинг, "светясь" в прайм-таймовых выпусках новостей и модных ток-шоу. В противном случае их фактически нет. Но на ТВ слова искажаются до неузнаваемости — в угоду корпоративной политике. Именно виртуальный, телевизионный успех сегодня определяет реальное влияние публичных политиков. А непубличные, как всегда, манипулируют своими "големами" за сценой.
"Политика, с либеральной точки зрения, воспринимается как потенциально опасная, так как она создаёт возможность для осуществления власти, имеющей "иррациональную" природу, — считает философ. — Поэтому она сводится к гарантированию прав и управлению обществом в оптике технической экспертизы и менеджмента. Таков фантазм "транспарентного общества", общества, совпадающего с самим собой вне всякой символической соотнесенности и конкретной хаотичности. В социуме, живущем по рыночным законам и основанном на постулате о самодостаточности гражданского общества, государство обречено на исчезновение, так же, как в утопиях о бесклассовом обществе Маркса. Логика рыночного общества… сопряжена с всеобщей уравниловкой". Оперируя большим количеством фактического материала, де Бенуа опровергает постулат либералов об устройстве их социума на принципах свободной конкуренции, которая на деле элементарно исключается посредством участия в игре крупных монополистов, для которых либеральная демократия — лишь узаконенная форма современного рабства.
Какая же идея способна адекватно противостоять либерализму? Мы знаем, что все прошлые попытки потерпели жестокое поражение. Более того, зачастую либералы и сами воспринимают себя как "свидетелей конца" — "конца истории". Что же может прийти на смену задрапированному рабству капитализма? Один из вариантов ответа — социализм. Ален де Бенуа в главе "Второй лик социализма" подробно анализирует это явление, выходя далеко за рамки привычного для русского человека марксизма и советского опыта. По его мнению, "сегодня история ясно показывает, что если социализм как учение имеет какое-то будущее — а социальная база для этого всё ещё наличествует, поскольку капиталистический мир не способен сам по себе снять глубиннейшие противоречия, заложенные в нём, не способен дать адекватного ответа на вызов "социальной несправедливости", нищеты, эксплуатации и т.д., — то это будущее лежит в сфере национального социализма, предлагающего реалистичную и радикальную альтернативу "торгашеской логике" торжествующего, но исторически обреченного буржуа".
Важнейшим субъектом европейского геополитического пространства Ален де Бенуа называет Россию. По его мнению, наша страна всегда была жертвой стереотипов: "От маркиза де Кюстина до Карла Маркса, от Гегеля до Энгельса, антирусский расизм которого заслуживает отдельного упоминания, вплоть до Адольфа Гитлера, европейские критики России называли её не иначе как "варварской страной" и "тюрьмой народов". В то же время они призывали ограничить российскую мощь". Но ясно видя на небосклоне человечества сияющую звезду России, французский философ обращается к европейцам с призывом: "Европа должна решительно выйти из западного мира и повернуться лицом к Востоку. Упадок России будет означать и её собственный упадок". Это — позиция органичной глобализации, оборонительного единства народов. Ведь один в либеральном поле — не воин!
Альтернативой нынешнему положению государств-наций, "объединенных" экономическими кандалами, Ален де Бенуа называет идею Империи. При этом он противопоставляет парламентскую демократию (демократию представительскую) демократии соучастия — истинному народовластию. "Она уже не будет сводиться к простой оппозиции "гражданского общества" по отношению к сфере публичной власти… Напротив, речь идет о том, чтобы индивидуумы ощутили себя как граждане, а не как субъекты частной сферы настолько, насколько возможно раскрытие и приумножение новых публичных пространств инициативы и ответственности". Отсюда — неизбежный переход от абстрактных "прав человека" к вполне конкретным и объективным правам народов.
Либерал прячет свой звериный оскал. За учтивой улыбкой, за лукавым взглядом, за светскими манерами, за медовыми речами о свободе и демократии. Но внимательный собеседник непременно почует запах тлена. И заметит в зрачках либерала бездонную пустоту, кромешную тьму. Узрит в них Ничто… Либерализм — это духовная смерть. Она угрожает как целым нациям, превращаемым либералами в статистически-нейтральный электорат, так и отдельным людям, лишаемым этнической и культурной идентичности. Вы, уважаемый читатель, хотите отныне ходить в маске толерантного бэтмена? Вы согласны стать лишь цифрой в многостраничной ведомости сомнамбулы-чиновника? Вы готовы прервать свой род по причинам социально-экономических обстоятельств? Нет?! Тогда — всё в наших руках. Каждый день, каждую минуту, посвященные пускай даже "кухонному" противостоянию либерализму, можно засчитывать. Каждое такое действие идет в общую копилку, на благо общего дела — восстания против либерализма. Революции против смерти.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой