ЖИЛИ-БЫЛИ
Авторский блог Анна Серафимова 03:00 30 сентября 2009

ЖИЛИ-БЫЛИ

0
НОМЕР 40(828) ОТ 30 СЕНТЯБРЯ 2009 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Анна Серафимова
ЖИЛИ-БЫЛИ

Пасмурный промозглый день, то и дело занимается дождь. Лужи таковы, что перепрыгивая одну, впрыгиваешь в такую же лужу, что пытался перепрыгнуть. При этом обдаешь себя и окружающих снопом брызг. Потому лужи преодолеваешь вброд. Ветер делает услуги зонта бесполезными: дождь задувается под купол.
Сырая с ног до головы, ныряю в неосвещенный подземный переход. Там то ли спасаются от сегодняшнего дождя, то ли ежедневно живут бомжи, о чем-то яростно споря, возле них лежат собаки, стоит нищая, бабушки торгуют носками, огурцами, носовыми платками, зазывала выкрикивает: "Услуги лучших адвокатов Москвы по низким ценам". Немолодой голос поющей женщины. Продираюсь через это демократическое собрание. Поравнялась с поющей: "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", — выводит она. Ситуация "смех сквозь слезы", и не знаешь, то ли смеяться, то ли плакать. Действительно, все это было бы смешно, когда бы не было так грустно.
Женщина лет 60, типичный митинговый завсегдатай времен: "Ельцин! Ельцин!"; из публики, требовавшей вешать защитников Верховного Совета.
В самую пору этой певице поневоле, ратовавшей в свое время за свободу действий и ныне свободно распевающей "подайте", спеть еще и "Если я заболею, к врачам обращаться не стану", Конечно, милая, не станешь. И врачи, если ты заболеешь, к тебе обращаться не станут и внимания обращать на твои заболевания тоже не станут. Так что полный консенсус!
Песни выучены на посиделках, в вылазках на природу, где у костров собирались группы по интересам. Эти бардовские хождения в леса были этакими маевками: вдали от посторонних, среди своих, у костров рождались такие заздравные песни, которые для многих стали заупокойными.
Состарившихся демократов ветер перемен раздул кого куда: кого сдул, кого вдул в Думу, Совет Федерации, правительство, другие места, где наши деньги можно без нашего ведома транжирить под видом инноваций, национальных проектов, и просто воровать, чем демократия все эти годы истово и занимается.
А кого ветерок задул в эти грязные закутки — порождения демократии, где и слышен глас демократических перемен. А разве жизнь этой женщины не переменилась с приходом демократии коренным образом? Переменилась. И пусть подбросит над собой камень тот, кто утверждает обратное.
Демократия — дама слепая и глухая. Свой—не свой, а всех употребит по назначению сугубо демократическому. Она — тот дьявол, которому как ни служи, а на сковородке в первую очередь и окажешься.
Те публичные приверженцы демократических принципов, которые от ее костлявой руки ускользнули — никакие не демократы и эту бабу хорошо знают. Что она требует жертв. Потому они в жертву принесли всех и все. А сами от демократии надежно спрятались за депутатскую неприкосновенность, статус госслужащего, укрылись за стенами белого дома, благотворительных фондов, где благотворительствуют исключительно себе. Не говоря уж о такой надежной защите от демократии и демоса (то есть народа), как Кремлевская стена. Вот уж куда ни демократия, ни демос не проникнут! Схоронились от демократии там, где никакой демократии! И оттуда выкрикивают: "Демократия! Демократия!"
Что можно сделать при помощи либерализма, демократии, их орудий гласности, открытости, поношения патриотизма (исключительно русского), фальсификации истории? Можно разгромить страну, экономику, мораль, снизить вдвое продолжительность жизни, в 75 раз увеличить заболевание детским сифилисом.
"Разве могли ли хилые силы диссидентов развалить СССР?" — часто слышно и от тех, кто считает себя патриотом. А если маленькому ребенку дать нажать кнопку, может он нажать? Может. А если кнопка — ядерная? Нажав на нее, он ли разрушил город? Если дать некие рычаги, то легким движением руки можно таких дел наломать…
Потом сказать, разведя руками: ну, если маленький ребенок мог развалить, уничтожить, то ненадежная, стало быть, конструкция. И оправдывать, как доныне делают да он несмышленыш, он не ведал, что творил. Да что, мол, это за государство. если маломощные диссиденты смогли его разрушить? Но если дать в руки механизмы разрушения, созданные государством, секретные схемы, которые кто-то и выдал врагу. Кто знал секрет смерти? Спецслужбы. Они и сейчас весьма специфически служат.
Хилые борцы: анемичный "Метрополь", маломощные межрегиональные группы, — знали, в какую точку бить, им поднесли кнопку, и даже разыскивать ничего не пришлось. Им дали рычаг разрушения.
Ни в одном государстве к этим секретам не допускают не то, что неблагонадежных, а тех, у кого есть родственники в странах потенциальных противниках.
Упрекают вчерашних спецслужбистов и работников идеологических отделов ЦК в измене идеалам. Но они своих убеждений не меняли! Потому что не имели их вовсе, а если имели, то одно незыблемое: "Все лучшее — мне!". В народе они пропагандировали принцип: "Если не я, то кто же?". И под этим лозунгом советские люди, чистые душой, любящие свою родину, мечтавшие сделать её краше, ехали на гиганты первых пятилеток, шли на фронт, восстанавливали города, разрушенные мамой пересмотрщицы истории Меркель и папой убийцы СССР Колем, строили Саяно-Шушенскую ГЭС. А эта кодла всегда исповедовала принцип: "Если не мне, то кому же?" Но если раньше они должны были реализовывать это кредо крадучись, то сейчас они любое сомнение народа в справедливости и легальности этого лозунга олигархии и чиновничества объявляют экстремизмом и ксенофобией, линчуя всякого задавшегося этим вопросом.
Демократия — это такое образование, при котором одни пировали, веселились, а посчитали, другие прослезились. Одни пируют, другие плачут. Это и есть разделение обязанностей при новом мировом порядке. Мировой демократический жандарм потирает руки: "Мы пируем? Порядок! Они слезами умываются? Порядок!"
В нашей стране есть доноры федерального значения, а есть кровопийцы федерального масштаба.

Загрузка...

17
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой