ЖИЛИ-БЫЛИ
Авторский блог Анна Серафимова 03:00 1 июля 2009

ЖИЛИ-БЫЛИ

0
НОМЕР 27 (815) ОТ 1 ИЮЛЯ 2009 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Анна Серафимова
ЖИЛИ-БЫЛИ

Достоинства Петра Михайловича не остались незамеченными, как зачастую несправедливо случается в жизни, и ему была вручена медаль. От самой судьбы. Награждён и отмечен. Куда как хорошо. Да только получил наш вознаграждённый ту самую медаль, у которой две стороны.
Поначалу-то он очень обрадовано смотрел на лицевую, так сказать, парадную и приятную сторону. Этой стороной была купленная у него, художника, картина. За 30 тысяч долларов. Один иностранный гражданин так высоко, собственно, по достоинству, оценил мастерство, которое как ни пил Пётр Михайлович, так и не пропил (на то оно и мастерство), оценил и светотени на полотне, и вообще чувство цвета и света, оригинальный подход к решению темы… Пил, гулял и веселился высокооценённый художник на славу, будучи уверенным, что отныне и навсегда он — высокоценимый. Так тому и быть! Дождался, в чём не сомневался!
Радовался он, радовались друзья. За коллег по цеху говорить не буду, не знакома с ними, реакции не знаю. Друзья не просто радовались, но испытывали некоторое чувство гордости и сопричастности, поскольку они не раз и не два выручали друга Петю в его бедственном положении: заказывали ему портреты, пейзажи, покупали у него картины, которые он не мог реализовать, давая за них даже чуть больше, чем в художественных салонах. Побольше, но не 30 тысяч долларов, конечно.
Знаковая покупка картины стала подтверждением высокой самооценки художника, никогда, собственно, не сомневавшегося, что он — гений.
Но вот гордость, чувство удовлетворения материальным преуспеянием и радость от этого вдруг сменились совсем другими чувствами. Медаль была перевёрнута другой стороной. И видение этой реальности не просто повергло Петра Михайловича в глубокое уныние, но испортило жизнь в части наслаждения.
Пётр Михайлович, получив эти самые долгожданные 30 тысяч, вдруг осознал, как был недооценён в прямом и переносном смыслах. Особенно его угнетал прямой смысл слова "недооценённый". Более того, он ощутил себя обобранным. И в том числе не только чужими людьми да бесчеловечным советским государством, но и друзьями так называемыми!
Пётр Михайлович пересчитал все свои реализованные, подаренные (таких было немного) картины на 30 тысяч. В долларах. Полученная (только на бумаге, что и угнетало художника) цифра убивала наповал. Миллионер! Долларовый! И что этому мешает? Только отсутствие этих самых долларов, недодаденных приобретателями картин. Грабители! И государство, и так называемые друзья!
Восстановить справедливость в такой ситуации просто необходимо! И акция по этому действию началась. С государства, купившего в своё время картины для оформления Домов культуры, для провинциальных художественных галерей, не стребуешь: оно даже по долгам сберкасс не отвечает. С чужих людей, купивших в свое время картины у Петра, тоже не возьмёшь долг разницу с 30 тысячами долларов. А вот с друзей… Петр Михайлович под предлогом организации выставки собрал свои картины у знакомых, которые в свое время купили их у него. Даже у бывшей любовницы подаренный её портрет выманил. Выставку не устроил, а разместил картины в Интернете на аукционе. Покупателей, правда, не нашлось. Нашлись пара идиотов, предложивших унизительно невысокие суммы: краски и холст на эти деньги не купишь. Никто не спешил расставаться не то, что с тридцатью, но даже с тысячей долларов. Это злило художника (ничего не понимают в искусстве в отличие от единственного покупателя за 30 тысяч!), но не поколебало в уверенности, что его шедевры стоят именно таких денег. По прошествии времени, когда друзья, не дождавшиеся вставки, стали заикаться о своих картинах, Пётр Михайлович прямо заявил, какая им настоящая цена и потребовал выплатить ему недодаденную некогда разницу. Ошарашенные друзья сделать этого не смогли или не захотели, и Пётр Михайлович оставил картины у себя, предложив друзьям получить за них то, что они ему в своё время платили: 200, 300, 350, 500 рублей. Те отказались брать вместо картин эти деньги. Ну и чёрт с ними! Было бы предложено. Не понимают благородного поведения, поскольку сами — скоты, обобравшие в своё время творца. Хоть бы сейчас, когда истина вскрылась, постыдились! А не подать ли в них в суд и не стребовать ли компенсации морального ущерба за такую низкую оценку ими его таланта?
Каждый день П.М. думает о том, как бы он сейчас процветал, плати ему в своё время за каждую картину по 30 тысяч долларов! Сколько бы он смог, подгоняемый таким существенным стимулом, нарисовать и соответственно денег получить! Разве были бы сейчас у него, миллионера, проблемы с высокими платежами за мастерскую, за квартиру? Разве пришлось бы продать машину, содержать и ремонтировать которую не стало невмоготу? Да при таких деньжищах он бы свой салон купил. Ездил бы по миру да рисовал в своё удовольствие. То и дело Пётр Михайлович, пребывая в себе, словно что-то уме считает, и сам, судя по мимике, этим цифрам ужасается.
Картины он прекратил продавать, потому что меньше, чем за 30 тысяч, продавать не желает (научен на всю жизнь!). То есть доходов нет никаких! Пусть лучше никаких, чем прежние!
Однажды проданная за 30 тысяч долларов картина стала обратной стороной медали, перевернула всю жизнь Петра Михайловича, лишив покоя, сна, друзей, счастья.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой