ПРИНЦИП ДАВОСИЗМА
Авторский блог Николай Коньков 03:00 5 февраля 2009

ПРИНЦИП ДАВОСИЗМА

0
НОМЕР 6 (794) ОТ 4 ФЕВРАЛЯ 2009 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Александр Нагорный, Николай Коньков
ПРИНЦИП ДАВОСИЗМА
Всемирный экономический форум, Россия и Китай
Традиционные с 1971 года посиделки "глобальной бизнес-элиты" на швейцарском горнолыжном курорте Давос под вывеской Всемирного экономического форума никогда еще не вызывали таких печальных чувств. Даже несмотря на небывалый ранее наплыв участников и гостей, а может быть — именно благодаря этому обстоятельству. 39-й по счёту Давос-2009 явно потерял свой статус закрытого клуба для избранных, вершащих дела мира сего, мировой финансово-экономический кризис явно добавил ему демократизма. Дело дошло до того, что даже произнесение вступительных (они же — установочные) речей было доверено представителям нынешнего "третьего мира": премьер-министрам КНР и России, Вэнь Цзябао и Владимиру Путину.
Впрочем, этот выбор профессора Клауса Шваба, "отца" Давосского форума, нельзя рассматривать в качестве "капитуляции" Запада перед Востоком — просто устроители мирового кризиса благоразумно отступили в тень, а под софиты были вытолкнуты главные объекты их интереса: крупнейшая с недавних пор производительная экономика планеты и крупнейшая "кладовая" сырьевых ресурсов.
"Подопытные кролики" не разочаровали. "Товарищ Вэнь" рассказал о том, что Китай будет преодолевать мировой кризис, ликвидируя торговые дисбалансы и поддерживая рост собственной экономики — который, правда, окажется гораздо ниже привычных 10% из-за сокращения внешних рынков. То есть Китай целевым образом перенаправит свои товарные потоки с экспорта на внутренний рынок и сократит импорт (что, собственно, уже и происходит). А "мистер Путин" (который "Who is?"), дописывая свой доклад "на коленке" и опоздав на два часа (как это "по-русски"!), тем не менее, пообещал "не скатываться к изоляционизму и безудержному экономическому эгоизму", то есть продолжать поставлять российское сырье на экспорт и не развивать собственное производство.
В результате давосская встреча "лицом к лицу" (а может быть, столкновение "лоб в лоб"?) двух премьеров, так интересовавшая западных контрагентов, не состоялась "по техническим причинам". Как говорится, мастерство не пропьёшь… Но таков уж "принцип давосизма": всё решать в кулуарах форума, между "своими", а на поверхности оставлять лишь общие и ни к чему не обязывающие рассуждения. И вот от этого главного принципа, собственно, делающего Давос Давосом, там, при всех видимых "кризисных" переменах, ничуть не отказались.
При всём при том напряженность в китайско-российских отношениях, несомненно, нарастает. По целому ряду как объективных, так и субъективных причин.
Еще раз повторим: избрание Барака Обамы, судя по всему, стало видимым следствием вынужденного компромисса между двумя крупнейшими политическими пулами США: республиканцами и демократами. Ничем иным ситуацию, при которой финансами и внешней политикой Соединенных Штатов будут реально заправлять люди из "команды Клинтона", а силовыми структурами — люди из "команды Буша", объяснить нельзя.
Но для России такой компромисс означает совершенно иной уровень давления со стороны "вашингтонского обкома". Если при президенте Джордже Буше-младшем и госсекретаре Кондолизе Райс стратегической целью США являлось "отбрасывание" Китая, а оперативным средством достижения этой цели — установление контроля за богатым нефтью и газом "Большим Ближним Востоком" под флагом борьбы с международным исламским терроризмом, то при президенте Бараке Обаме и госсекретаре Хиллари Клинтон приоритетом, скорее всего, станет попытка "умиротворения" Китая за счет прилегающей к нему части "постсоветского пространства", т.е. центральноазиатских республик и российского Зауралья. Эту идею еще в конце 90-х годов прошлого столетия выдвинул главный геостратегический гуру демократов Збигнев Бжезинский (см. его книгу "Великая шахматная доска"). Сегодня она явно переживает "вторую молодость": в ходе своего недавнего визита в Пекин Бжезинский открыто предложил создать неформальный союз, "Большую двойку" в составе США и КНР, способную решать судьбы остального мира.
Конечно, в Пекине прекрасно понимают, какого "троянского коня" им пытаются подсунуть из Вашингтона. Ведь любой серьёзный российско-китайский конфликт в Центральной Азии, Сибири или на Дальнем Востоке будет означать критическое взаимное ослабление этих двух ведущих держав евразийского "Хартленда" и, соответственно, усиление США. К тому же, "красный дракон" явно не забыл ни атаку против юаня в 1997 году, ни ракетный удар по посольству КНР в Белграде, ни другие американские акции, направленные против Китая. Так что вряд ли товарищи из ЦК КПК в той или иной форме сегодня дадут положительный ответ на предложения Бжезинского и Ко. Но и оставлять его без внимания явно не намерены.
Поэтому совершенно очевидно: если Россия в условиях глобального кризиса ослабеет, начнёт утрачивать свою геополитическую субъектность и целостность, если возникнет риск возникновения на северных границах Китая проамериканских политических образований типа "Сибирской", "Дальневосточной" или каких-то иных подобных "республик", силовое вмешательство КНР в эти процессы можно считать стопроцентно обеспеченным. И именно в свете такой (сегодня уже вовсе не мифической) перспективы стоит рассматривать недавние маневры НОАК с отработкой перемещения значительных воинских контингентов в северо-западном (т.е. российском) направлении.
Пока мы не можем с уверенностью сказать, насколько адекватно восприняты эти недвусмысленные сигналы в Кремле. Судя по публичным высказываниям, а также по действиям президента и премьер-министра РФ — не восприняты вообще никак. Как известно, Дмитрий Медведев посетил с официальным визитом Ташкент и провёл переговоры с президентом Узбекистана Исламом Каримовым, по итогам которых последний заявил, что единственным покупателем узбекского газа была, есть и останется Россия. Не стоит забывать о том, что Узбекистан — не просто кратчайший геополитический коридор для Китая к туркменскому газу, но и запасной (в случае "перекрытия" Пакистана американцами) — к иранским углеводородам. То есть своим заявлением мудрый Каримов попросту "перевёл стрелки" для любых возможных претензий к нему со стороны Пекина на Москву и "Газпром", которые, будучи "зацикленными" на европейском направлении, ничего не предпринимают для диверсификации своих экспортных поставок и потому вынуждены безропотно "глотать" практически любые обвинения и санкции со стороны ЕС как единственного платежеспособного потребителя российского газа. Хотя если бы вместо "Северного" и "Южного потока" сегодня всерьёз велось строительство "потока" Восточного, в направлении Китая, отношение "старушки-Европы" к России было бы наверняка куда более взвешенным и уважительным. Да и "вашингтонский обком", оказавшись перед лицом российско-китайского союза, начал бы пританцовывать в прокремлёвском плане.
Конечно, тут вопрос во многом упирается в продажную цену "голубого золота": китайцы пока не готовы покупать российский газ по "европейским" ценам. Но ситуация развивается таким образом, что некий взаимоприемлемый компромисс при обоюдном желании найти можно достаточно быстро. В особенности эта система глубокой взаимодополняемости становится ясной в условиях глобальной финансово-экономической катастрофы. Углеводороды за продовольствие и товары первой необходимости. Стоит заметить, что такое желание со стороны Пекина есть, поскольку использование угля и нефтепродуктов в качестве основы китайской энергетики уже поставило перед Поднебесной серьёзнейшие экологические проблемы, а дальнейшее развитие экономики КНР невозможно без существенного расширения её энергетического баланса. Зато в Кремле явно не торопятся ни со строительством нефтепровода ВСТО (Восточная Сибирь-Тихий океан), ни с проектированием газовых веток в сторону Китая. Что, при прочих равных, объективно повышает заинтересованность Китая в осуществлении "плана Бжезинского".
Путин же и в своей давосской речи, которую сразу окрестили "анти-мюнхенской", и в предварившем её "программном" интервью информационному агентству "Bloomberg" позиционировал себя в качестве либерала "святее папы Римского", т.е. Соединенных Штатов Америки. По каким причинам такое позиционирование было проведено, "антикризисная" мимикрия это или, напротив, "сбрасывание масок" — в нынешней ситуации даже не особенно важно. Куда важнее другое — тот "ясак", который Россия продолжает в условиях кризиса руками Игнатьева и Кудрина выплачивать Соединенным Штатам и Западу в целом. По оценкам того же Кудрина, в 2008 году уход капиталов из России составил 110-115 млрд. долл., в 2009 году эта сумма должна вырасти, как минимум, вдвое. "Мы не ограничили вывод капитала и не намерены это делать в будущем… Мы к иностранным инвесторам будем относиться так же, как и к своим собственным, как к родным", — заявил Путин в интервью агентству "Bloomberg". Конечно, в устах Путина "относиться как к родным" звучит несколько двусмысленно, но ведь деньги действительно свободно продолжают утекать из страны, а некоторые из активов в неё и не "притекали": поскольку "Российская Федерация почти 50% своих золотовалютных резервов держит в американской экономике, и нам не безразлично, каков будет дефицит бюджета Соединенных Штатов в 2009 году" (там же). Ясное дело, что "вынуть" из американской экономики эти вроде бы принадлежащие государству Российскому деньги не удастся — то есть свыше 200 млрд. долл. реально "заморожены" за океаном. И никаких гарантий против их "усушки, утруски и утечки" в ходе кризиса у Кремля нет.
А это, в свою очередь, значит, что прогноз экспертов "Bank of America-Merrill Lynch" относительно судьбы российской национальной валюты и её "свободного падения" после апреля 2009 года — куда более вероятный сценарий развития событий, чем озвученный Минфином РФ и Путиным сценарий "плавной девальвации рубля". Давайте посчитаем — пусть грубо и "в первом приближении". Если 210 млрд. долл. Минфина и 170 млрд. долл. Центробанка — это все ликвидные активы государства, и из них пусть 200 млрд. долл. вложены в американские ценные бумаги, то "на руках" у Кремля остается примерно 180 млрд. долл. Из них 128 млрд. должны быть зарезервированы на погашение внешней корпоративной задолженности (да, "господдержка бизнеса"). Остается чуть более 50 млрд. долл., которые в условиях низких цен на сырьё за два-три месяца будут "съедены" растущим торговым дефицитом.
Вот такие невесёлые перспективы стоят сегодня перед российским государством, пожинающим горькие плоды либеральной "стерилизации экспортных доходов" за восемь лет президентства Путина. Поэтому премьер-министр просто обречён выражать оптимизм: мол, всё наладится, "Россия стала частью мировой экономики, и это неплохо. Но сегодняшнее событие — это и плата за то, что мы так стремились стать частью этой мировой экономики. Но мы все-таки считаем — мы оптимисты, — и исходим из того, что и мировая экономика, и российская тоже, будут постепенно вставать на ноги. По нашему мнению, в конце текущего года, в начале 2010-го мы будем реально ощущать элементы, связанные с позитивными тенденциями в развитии. По некоторым отраслям, мы надеемся, что уже в середине этого года мы увидим свет в конце тоннеля".
Но как же реально собирается правительство противостоять кризису? Путин рассказал "Bloomberg"`у о снижении налогов и о том, что "мы планировали в условиях подъема экономики рост тарифов. Мы вынуждены были пойти на сокращение темпов роста тарифов по газу, мы вынуждены были сократить темпы роста тарифов на железнодорожные перевозки и в некоторых других сферах. Но электроэнергетику мы оставили именно в силу того, чтобы дать возможность инвесторам окупить свои вложения…"
Видимо, премьер-министр просто не в курсе того, что происходит в реальности. А в реальности тарифы на газ, электроэнергию, коммунальные услуги для потребителей, и промышленных, и частных, выросли гораздо более того, что было запланировано правительством — на 40, 60 и даже 85%! Выделенные государством деньги на поддержку реального производства до предприятий не доходят, бесследно "растворяясь" в банковских структурах, безработица подбирается к критическим рубежам, цены на потребительские товары, включая в первую очередь продовольствие, продолжают расти — во многом из-за "рублевого" удорожания импорта. В таких условиях российскому производству и всему обществу просто не выжить. Объективно получается, что руководство страны собственными руками загоняет почти всё трудоспособное население России в ряды "несогласных". Спрашивается, в чьих интересах это делается? В интересах "инвесторов"?
Да ничего подобного! Повышение тарифов при резком сокращении потребления никакого увеличения общей прибыли не даст — скорее, наоборот. Следовательно, налицо не экономические, а политические интересы. И вопрос о том, кто последовательно и настойчиво "пробивал" повышение инфраструктурных тарифов, даже не стоит: это Чубайс и Ко.
Вариант с "антикризисной зачисткой" группы "питерских силовиков" в российском правительстве и утверждением Анатолия Чубайса на пост премьер-министра из плоскости гипотетических обсуждений на наших глазах перетекает в плоскость практических решений. Об этом, в частности, свидетельствует и недавнее заявление Дмитрия Медведева о том, что "с Путиным у нас хорошие отношения, но проблемы надо решать". По сути, в ту же лузу падает и "правительственный час" в Государственной думе, на который явился (в кои-то веки!) либерально-монетаристский блок Кремля в полном составе: доклад представлял первый вице-премьер Игорь Шувалов, на мероприятии присутствовали также вице-премьер и министр финансов РФ Алексей Кудрин, глава Минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина, глава Минпромторговли РФ Виктор Христенко и глава Центробанка Сергей Игнатьев. Надо сказать, что выглядела вся эта делегация, несмотря на показной оптимизм, довольно бледно, ответов по существу даже на не самые острые вопросы депутатов не давала, но своей главной цели — способствовать "перехвату рычагов управления" думским большинством, судя по всему, добилась.
Но и сам Владимир Владимирович Путин, похоже, не очень держится за своё нынешнее кресло: в условиях нарастающего кризиса оно представляет собой совершенно иную ценность, чем в условиях подъёма и роста. Так что грядущий "либеральный реванш" на деле вполне может оказаться результатом "взаимного согласия при полном непротивлении сторон" — конечно, с принесением ритуальных жертв в лице наиболее одиозных и неприемлемых для либерал-монетаристов "силовиков" типа Игоря Сечина.
Пока совершенно неясно, какое влияние окажет (и может ли оказать какое-то влияние?) на все эти "расклады" избрание Патриархом Московским и Всея Руси митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, но церемония его интронизации в Храме Христа Спасителя уже породила предположения о том, что нынешний властный дуумвират в составе президента и премьер-министра вполне способен стать триумвиратом.
Ну, а Давосский форум прошумел и ушел в небытие — впрочем, продемонстрировав одну важнейшую особенность текущей общеполитической и общеэкономической обстановки. Никто на Западе не видит ясного и четкого пути борьбы с глобальным кризисом, который всё быстрее превращается в глобальную катастрофу. Победителем из нее выйдет тот, кто сумеет быстрее развернуться в сторону реального производства и сбалансированной экономики. Одним из главных победителей могла бы стать Россия с ее богатейшими природными ресурсами и мощнейшим научно-технологическим заделом. Но в безумной погоне за нефте— и газодолларами этот шанс, похоже, безвозвратно упущен. Поэтому победителем, скорее всего, станет Китай, который уже централизованным образом перебросил 110 миллионов тружеников обратно в деревню сосредоточился на освоении новых технологий и развитии внешнего рынка. Но именно КНР и может прикрыть РФ, в случае её оперативного "разворота с Запада на Восток" от расчленения, планируемого нашими американскими недругами по итогам глобального финансового кризиса.
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой