МЕГАМАШИНА
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 23 декабря 2008

МЕГАМАШИНА

0
НОМЕР 52 (788) ОТ 24 ДЕКАБРЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Владимир Иванков
МЕГАМАШИНА

Совсем недавно все возмущались бешеным ростом цен на продовольствие. Сегодня этим не возмущается никто: мол, кризис, не до жиру — быть бы живу. Но, между тем, кризис кризисом, а еда дешевле не стала. Почему? Потому что она — в основном импортная, а доллар стал намного дороже? Неправда! Когда доллар падал, и мировые цены на продовольствие еще не росли, хоть что-нибудь у нас дешевело? Да нет же!
Например, прошлый, 2007 год был засушливым, в результате урожайность оказалась низкой, но благодаря высоким ценам на продукцию удалось рассчитаться с долгами. Со времен Силаевского кредита впервые появилась возможность обновления техники, и мы, естественно, этим воспользовались, взяв кредиты на 5 лет. При выдаче кредитов банк использует, как правило, самые пессимистические цены на с\х продукцию. Но наступивший 2008 год превзошел самые худшие ожидания (мы не планируем производство, а прогнозируем, как погоду). Входящие цены выросли практически по всем позициям вдвое, а по запчастям и того больше. Зато с нашей продукцией дело обстояло так: к началу уборочных работ на юге Ростовской области, в Ставропольском и Краснодарском краях (они там начинаются на месяц раньше, чем в северных районах) цена на фуражную пшеницу была 5 руб. 50 коп. за 1 кг. Но как только уборочные работы начались в северных районах Ростовская области, Воронежской и Волгоградской областях, цена на озимую пшеницу в течение двух-трех недель упала до 1 руб. 60 коп. при себестоимости 4 руб. 20 коп. Что случилось? Слишком много произвели, что ли? Такое же положение по подсолнечнику: для южан — 9 руб., для севера — 4 руб. 65 коп. По кукурузе — полный беспредел. На протяжении пяти лет цена была 6,5-7,5 руб., сейчас полтора рубля. Но самое интересное, что это уже четвертое падение закупочных цен после дефолта 1998 года, которое не повлияло на розничные цены. Они только росли, и если проследить, как это происходило, получается очень интересная схема.
Неурожайный год — растут цены на зерно, подсолнечник и т.д., а вместе с ними — цены на хлеб, масло и прочее.
Следующий год — с урожаем всё в порядке, закупочные цены на с/х сырьё падают, но конечный продукт в цене не теряет. Закупочные и перерабатывающие фирмы стригут суперприбыли, а сельское хозяйство влачит жалкое существование. И так из года в год.
В животноводстве обстановка еще хуже. Цены на конечную продукцию (мясо, молоко, яйца и т.д.) понемногу росли каждый год, и сейчас 1 кг мяса стоит до 300 рублей. А закупочные цены менялись скачками, которые, с точки зрения здравого смысла не поддаются объяснению. Конец 2007—начало 2008 гг.: цена на фуражное зерно была высокая — в пределах 4-6 рублей за 1 кг, а цена свинины в живом весе упала со 100 до 25-27 руб. за кг. В 2008 году цена на зерно рухнула до 1 руб. 65 коп. на местах, зато цена на свинину выросла до 100 руб. за 1 кг. живого веса. Казалось бы, по логике вещей все должно быть наоборот, но факты остаются фактами. Ведь животноводы не могут держать животных сколь угодно долго — к примеру, свиньи содержатся до 115-120 кг, затем резко повышаются затраты и идут убытки. Этим и пользуются закупочные организации. В периоды дорогого фуража закупочные цены снижают, а розничные оставляют на уровне или повышают, тем самым, получая суперприбыли и разоряя крестьян. Пропадает экономический интерес к выращиванию животных. Поэтому поголовье КРС и свиней постоянно снижается. Нацпроект по животноводству предусматривает в основном выдачу кредитов на закупку животных. Это хорошо, но кредит нужно возвращать с первого года, проценты высокие, и если, к примеру, закупить телок в возрасте один год, то первую продукцию от них можно получить лишь через 3 года, а из чего же гасить кредиты? Рыночные отношения поставили производство на второе место, а торговлю на первое, должно быть наоборот. Нельзя ставить телегу впереди лошади.
Все мы сейчас видим, что происходит с ГСМ. Цены на нефть упали в три раза, но даже после публичного предупреждения В.В.Путина бензин и ДТ подешевели всего на 50 копеек. Оказавшись в таких "ценовых ножницах", мы прекратили работать. Федеральная "ростовская" трасса сегодня пуста. Деньги, брошенные правительством в банки для поддержания экономики, не сработали, закупка продукции остановилась, отсрочки в платежах за уже вывезенную продукцию подходят к четырем неделям, денег нет, конец года, нужно платить налоги, рассчитываться с банком и другими предприятиями, нужно платить зарплату рабочим, а продавать продукцию по существующим ценам нельзя. И даже если завтра привести их в порядок, мы всё равно до конца года свои проблемы не решим, для этого нужно время. Что же делать в сложившейся ситуации?
Уверен, без вмешательства правительства выхода из ситуации нет. Мы считаем, что правительство должно:
— объявить форс-мажор по с/х кредитам и дать распоряжение банкам пролонгировать долги.
— используя кредитную передышку, навести порядок в ценообразовании на с\х продукцию, и дать возможность с\х предприятиям без паники и спешки рассчитаться с долгами.
— обеспечить переход на плановое ценообразование в с\х производстве.
Для этой работы декабрь и январь — самое лучшее время, чтобы в феврале заключить договора на реализацию продукции уже по плановым ценам (пока договора у нас заключаются по ценам на момент сделки). Иначе российское село уже не спасти.

Автор — глава фермерского хозяйства Ростовской области

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой