ЖИЛИ-БЫЛИ
Авторский блог Анна Серафимова 03:00 11 ноября 2008

ЖИЛИ-БЫЛИ

0
НОМЕР 46 (782) ОТ 12 НОЯБРЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Анна Серафимова
ЖИЛИ-БЫЛИ

Застой. Это когда на работу идешь и знаешь: она — не волк, ни в лес, никуда не убежит. Придешь и отработаешь. В случае чего, новую найдешь по специальности. Да еще начальнику кулаком по столу: не уважаешь работающего человека! Смотри, чиновничья душа, крапивное семя, управа на тебя быстро найдется. На работе опять-таки никаких корпоративных писем счастья "вы уволены" или таких же корпоративных пинков под зад: пшёл без выходного пособия.
Ни рейдерских захватов тебе, когда сидишь за столом, дремлешь, и вдруг: всем на пол! И дуло автомата в лоб, дубинка по ребрам. Ни ОМОНа, который нас, как и милиция, …ёт.
После работы спокойно ехали в транспорте, то читали, то дремали — сонное царство. Приходили домой расслабленные, никакой бдительности, ели, читали газету, тоже спокойно, никакой тебе клубнички-ежевички, никаких убили-спалили-изнасиловали-ограбили-взорвали. Телевизор, бывалоче, включишь — скулы сводит: запустили в строй, очередная очередь гидроэлектростанции набирает обороты, на орбиту выведен пилотируемый космический корабль, Ростсельмаш выпустил тысячи комбайнов, вышедших на колхозные поля. Тебе это всё было до лампы: потому что выйдут или нет на поля комбайны, а ты свою буханку хлеба как покупал десяток лет подряд за 16 копеек, так покупать и будешь. Хоть пшеница не расти, а вы, застойные власти, выньте да положьте хлебушек по 16 копеек и белую булочку за 2 копейки!
Взять дикторов застойных. Смотришь на них — никаких тенденций Панковой моды не увидишь, ни на чем глаз не задерживается, декольте не покажут, колени не оголят, только на информации и сосредотачивали. Несвобода и застой. Помолчим о такой явной дискриминации, как речевая: если не выговариваешь шипящие, фрикативные и прочие согласные, то не блистать тебе на голубом экране в роли диктора. Совковые понятия о профпригодности!
У детей уроки проверяли. Бывали сюрпризы в виде двоек, поднимется давление —разнообразие эмоций все-таки было, надо быть объективным.
Легли спать спокойно, наутро опять к рутине: конструировать самолет, потеть у доменной печи, разрабатывать ракетное топливо или добывать полезные ископаемые, из которого это топливо будут производить. Ску-ко-та! Застой. В такой обстановке сдохнешь с тоски. Долой!
А вот движение — это да! Перемены! Новизна! Драйв. И кроме этого волнующего словца сколько новых, ранее не ведомых и слов, и явлений.
Домой едешь в переполненном транспорте, разваливающемся на ходу, никакой тишины мертвецкой, как в застой-то: тот матерится, этот музыку в плейере на полную включил, та по мобильному со слабослышащим разговаривает: ор, шум, мат — разнообразие! Выходишь — кошелька нет. Эмоции! Целая буря. Домой идешь, бдительность ни на секунду не теряешь: кто там сзади? С бейсбольной ли битой — спортсмены эпохи президента-спортсмена Путина, в подъезде ли маньяк сторожит, чтобы поучаствовать в мировом процессе, внести свой вклад в дело Горбачева—Тэтчер: уменьшить численность всё дорожающих россиян. Демократы — это гитлер наоборот: фашисты убивали каждого десятого, а демократы оставляют шанс выжить каждому десятому из нас, а девятерых — в топку реформ, и гори они, красные адепты и бесцветные обыватели, синим пламенем!
Пришел домой, если есть деньги на газету и ты ее купил, то спокойно читать едва ли получится, как и телевизор смотреть: тут убили, там сгорели, а цены повысили так, что до инсульта давление поднимается.
У ребенка не только уроки и дневник надо проверять, но и локтевые сгибы, как советуют демократические докторы Маршаки, потому что дети вкушают все прелести демократии, свободы, вольницы.
Поесть надумаешь — тоже всё по-демократически: не просто сел да и навернул ушицы или котлет парочку, а подумаешь, стоит ли? Дороговато. Да и не схватишь демократического сальмонеллёза с ботулизмом?
Можно и со своих грядок чего на стол принести, повысить нагрузку на свой хребет, но снизить с кошелька. Так если только ты урожаи смог уберечь от набегов "детей перестройки". Так что раньше на даче в застойном гамаке качался, теперя, когда застой-то преодолен, с ружьишком — оно не лишнее.
Ныне сначала не в новости вникаешь, а стараешься угадать, что говорит диктор, которого, как младенца, родная мама порой только и может понять: половина звуков не звучит. Потом рассматриваешь его одежку — не до новостей, не до содержания. Оно и лучше. А то какие они, новости-то? Убили, оскопили, обокрали, догнали, угнали …
Так что застой… Сидели за железным занавесом. Внутри этого пространства — широкой моей страны родной — свободно перемещались. Очень застойно, без ускорения.
А рисовали демократы простодушным обывателям: мол, за занавесом-то что деется — обалдеете! А простодушный обыватель верил. Чего, думал он, меня тут за простачка держат в застое? Хочу разгула демократии! Открывай ворота! Занавес! А оттуда! Лико-лико, как велико! Спасайся, кто может, защищайся от пагубы, кто как способен. Решётки, коды, камеры слежения. Относительно свободно себя чувствуешь только за железной дверью, которую сам добровольно установил, сузил свое пространство от масштаба страны до рамок квартиры.
Раньше что? Человек шагает, как хозяин необъятной родины своей. А сейчас избиратель семенит, как жалкий проситель. На то и демократия: эпоха железных дверей, сменивших один большой железный занавес... За большим занавесом свободно жил, шагал, дышал. За своей дверцей живёшь — дрожишь, вышел — дрожишь. Был хозяином своей страны, стал хозяином своей конуры.
Загрузка...

11
29 октября 2019
13
13 ноября 2019
15
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой