ДА ПОБОЙТЕСЬ БОГА!
Авторский блог Владимир Бушин 03:00 4 марта 2008

ДА ПОБОЙТЕСЬ БОГА!

0
НОМЕР 10 (746) ОТ 5 МАРТА 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Владимир Бушин
ДА ПОБОЙТЕСЬ БОГА!

ОТ РЕДАКЦИИ. Публикуя эти заметки нашего постоянного автора, допускаем, что какие-то его мысли вызовут возражения у части читателей. Признаём их полное право на такую реакцию, равно как и право Владимира Бушина на свою личную точку зрения.
"Как с такой рожей перед Господом нашим стоять будете?"
Максим Горький

Интересное дело: среди священнослужителей в наши дни появились писатели, и не просто вольные "пишущие единицы", а даже, так сказать, действительные члены Союза писателей. Некоторые и подписывают свои публикации соответственно: например, "епископ, член Союза писателей Московской области". Вот, скажем, два Михаила — Михаил Викторович Ардов, сын довольно известного в своё время юмориста, любимого автора "Крокодила", и Михаил Иосифович Ходанов. Первый окончил факультет журналистики МГУ, вначале пошел по стезе отца — написал несколько книг. Этим заслужил высокую похвалу своего приятеля поэта Евгения Рейна — друга Иосифа Бродского и Ефима Слонимского: "Он давно стал для меня одним из лучших прозаиков моего поколения". Один из лучших!.. Позже М.Ардов стал протоиереем и настоятелем одной из московских церквей. Сейчас ему уже семьдесят лет. Член СП М.И.Ходанов тоже протоиерей, какое у него образование, не знаю. А лет ему, судя по снимку к его статье в "Литературной газете", видимо, около сорока. Он — любимый автор этой газеты.
Но в писаниях того и другого кое-что несколько озадачивает. И прежде всего, представьте себе, — язык. Уж кто, как не русские священники-писатели, должны давать в поучение нам грешным и всей своей пастве высокие образцы чистоты и выразительности родного языка. Однако же статьи, допустим, протоиерея Ходанова в "Литгазете" от 16 и 30 января сего года изобилуют вряд ли обязательными для православного пастыря речениями типа: "фикция", "депрессия", "аналог", "масштаб", "ситуация", "коньюнктура", "адекватно", "конструктивно", "потенциально", "реагировать", "манипулировать"... А чего стоят такие жемчужины: "в плане нравственном", "в духовном плане" и даже "в плане красоты"! Таким языком говорят в Думе Грызлов да Жириновский…
Порой даже непонятно, что писатель хочет сказать, например: "после революции 1905 года начались беспорядки". А в ходе революции их не было, что ли? Или: "Эти страсти подкуриваются "косячками", подкачиваются "колёсами", поднюхиваются "дурью". О чём тут? Что за ребус? Хотя бы о каких "колёсах" речь? Что такое — подкачиваться и поднюхиваться? Это "блатная музыка", что ли? Но, во-первых, она понятна далеко не всем читателям массовой газеты. А во-вторых, к лицу ли это служителю церкви?
И вот загадка века: почему же Создатель не одарил своих зело преданных служителей полноценным чувством родного языка? М.Ходанов прилагает к историку Ю.Жукову, с которым спорит, старую мысль: "Язык мой — враг мой". А мог бы, раб Божий, приложить ее и к себе.
А если приглядеться к суждениям этих богоугодных писателей о некоторых событиях и явлениях всемирно-исторического значения, то и тут святые отцы порой озадачивают. Да начать хотя бы с очень важного и близкого для них. Отец Михаил уверяет: "Между наукой и религией никаких противоречий быть не может. Каждая занимается своей областью. Наука исследует мир естественный, религия — мир духовный. Антагонизма здесь быть просто не может по причине несовпадения предмета исследования".
Отменно. А если противоречий быть не может, то значит, их и не было. Ну почему же не было? Например, во время оно доходило даже до сожжения на костре тех, кто, как Джордано Бруно, не отрекался от своих научных убеждений. А гениального Галилея, величайшего человека своей эпохи, утверждавшего, как и Бруно, что не Солнце вращается вокруг Земли, а Земля — вокруг Солнца, да еще вертится, как на балу, вокруг своей оси, бросили в тюрьму, пригрозили пытками и заставили пролепетать: "Я отрекаюсь, проклиная, и отвращаюсь от названных ошибок и ересей, и клянусь, что никогда более не буду..." и т.д. И до конца дней он был под надзором инквизиции, ему было запрещено даже видеться с семьей и друзьями... Это было в первой половине ХVII века в Италии. А в середине следующего во Франции великий учёный Жорж Бюффон тоже вынужден был под давлением тех же сил прошептать побелевшими губами: "Я отрицаю всё написанное в моей книге об образовании Земли и вообще всё, что может противоречить повествованию Моисея".
А как встретила церковь изобретение телескопа? Она же утверждала, создано семь небесных тел: Солнце, Луна и пять планет. Так во веки веков и должно быть. Но глянули на небо в телескоп — ан, там ещё четыре планеты телепаются!..
Нельзя не упомянуть и знаменитый Index librorum prohibitorum (Индекс запрещённых книг), впервые изданный в 1559 году и прекративший своё существование лишь в 1966-м, совсем незадолго до рождения о. Михаила. Читателям этих книг грозило отлучение от церкви. В числе первых туда были внесены все сочинения, утверждающие, что Земля вертится, в том числе — великий труд Коперника "Об обращениях небесных лет". Конечно, сочинениям отца и сына Ардовых это не грозило.
Я думаю, что о. Михаил Ходанов хватает через край и в том случае, когда заявляет, будто "религия дала России жизнь". Имеется в виду, конечно, православие. Да, общепризнано, что крещение Руси имело большое положительно значение. Но до этого — что, и жизни государственной не было? И появиться она не могла ниоткуда до крещения? Киевская Русь времен Вещего Олега, князя Игоря, княгини Ольги, Святослава — это не наши история? Пусть забирают её Ющенко да Тимошенко? О, они не дремлют!
Религия, уверяет о.Михаил, принесла русскому человеку "только одну любовь и жертвенность". А как мне быть с проповедью в мой адрес покорства? Разве не возглашается, что любая власть от Бога, и потому, выходит, какая бы ни была — хоть в образе алкаша Ельцина — ей мы обязаны беспрекословно подчиняться? То есть внушается человеку, что он раб не только Божий, но и — правительственный, ельцинско-путинский, чиновничий. Где же тут "уважение к человеческой личности и свободе", о чем автор также упоминает? Почему патриарх объявил помянутого кремлёвского алкаша "Владимиром святым нашего времени"? Впрочем, на всякий случай сам он на пышные похороны и на отпевание этого разрушителя в храме Христа Спасителя не явился. Да и едва ли будет освящать запланированную Путиным президентскую библиотеку им. Алкаша.
Автор возмущён домыслами: "Церковь якобы порождает ксенофобские настроения, поднимая приблизительно такой лозунг: если ты русский, то ты должен быть православным! А если ты не православный, то ты чужак! То есть церкви присваивается эпитет националистической".
В то же время, зачем вы сами, батюшка, подчеркиваете, к примеру, что фамилия Сталина — Джугашвили? Ведь все же и без вас знают. Но вы настойчиво упираете! Какая тут цель, кроме одной совершенно очевидной — внушить читателям: "Чужак!" Это не ксенофобия? Или вот вы острите: "Атеизм — он и в Африке атеизм". И тут вы хотите внушить: атеист — чужак! Или даже такой факт. Вы многократно упоминаете в споре писателя Столярова, у которого совсем иные взгляды на религию, чем у вас. И вы не только ни разу не назвали его по имени, но и не указали хотя бы первый его инициал, — это выдаёт не одну лишь невежливость: тут просто презрение к чужаку. Так вы обходитесь и со Сталиным.
Еще батюшка сетует: "Религиозное чувство в народе и особенно в молодёжной среде стремительно падает". Что значит — падает? Когда о падении религиозного чувства в народе в ХIХ веке писали Пушкин, Толстой или Чехов, а в ХХ-м — Розанов или даже генерал Деникин, то это было понятно: речь шла о немалой высоте релизиозного чувства в народе, что была до них и при них. Но о каком "падении" можно говорить ныне? С какой высоты — с советской? Как велика она была, тогдашняя высота религиозного чувства? Не разумнее ли говорить о падении нравственной закваски Советской эпохи, когда как раз невозможно было всё то, что ныне возмущает автора: "оккультизм, шаманство, эстетизация зла, нравственной вседозволенности, эротического разгула, карьеризма, безудержной развлекаловки" и т.д. Вы же не будете отрицать, уважаемый, что в Советское время всё это было не только невозможно, но и немыслимо. Как и то, о чем вы почему-то умолчали: нищета, болезни, проституция, беспризорщина, вымирание народа...
А как церковь борется против всего этого? Надо бы крестный ход провести да не один хотя бы по поводу чудовищного засилья наглой рекламы, обезобразившей русский лик столицы Родины, но разве хоть один из всего клира посмеет указать перстом на Лужкова или Ресина? Вот и в этих двух статьях — ведь ни единого имечка! И при этом поворачивается язык учить других: "Почему бы не переключить негодование на реальных носителей зла, толкающих страну в пропасть?" Так покажи пример реальности — ты же пастырь! Глядишь, следом кинулись бы и пасомые...
Вот сейчас завели речь о восстановлении звания "Мать-героиня". А где же вы были, когда пьяный мерзавец упразднил это святое звание? Может, ручки лизали этому упразднителю?
Немало заслуживающих размышления суждений обнародовал писатель Ходанов о некоторых других, порой даже всемирно-исторических фактах и событиях, взглянув на них под углом зрения религии. Так, он уверяет, что "весь смысл" Октябрьской революции и рождённой ею Советской власти, "состоял в уничтожении христианства", что "без борьбы с Церковью они полностью обессмысливались".
Да вы только вдумайтесь хотя бы в такие всем известные дела: когда в 1918 году возникла угроза порабощения страны заморскими силами, Советская власть решила уничтожить эту угрозу, — и уничтожила, т.е. к 1922 году полностью разгромила враждебные силы и вышвырнула их с родной земли; затем Советская власть решила уничтожить многомиллионную беспризорщину, порождённую двумя войнами, — и в три-четыре года уничтожила; потом решила уничтожить безграмотность огромной части народа — и к середине 30-х годов уничтожила; одновременно решила уничтожить экономическую отсталость страны и нищету населения — и к 1937 году уничтожила, т.е. вышла по экономическому развитию на первое место в Европе, на второе в мире и уничтожила нищету. Можно ещё долго перечислять, что могучая народная власть уничтожила и что создала — вплоть до уничтожения фашистской армии, перед которой лежала на пузе почти вся Европа, и создания первого в мире спутника земли, первой в мире атомной электростанции и т.д. Так спрашивается, если бы она хотела ещё и упразднить церковь — неужели у нее для этого не было возможности? Проповедник молчит...
А дело в том, что еще 2 февраля 1918 года Совнаркомом был издан декрет, по которому церковь отделялась от государства и ей обеспечивались нормальные условия работы и жизни. Чего стоят хотя бы заключительные строки декрета: "Здания и предметы, предназначенные для богослужебных целей, отдаются в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ". Сравните это с тем, как поступила нынешняя власть и её создатель Ельцин с коммунистической партией: отбирали все здания и все "предметы", необходимые для деятельности — от здания ЦК до зданий обкомов, райкомов и парткабинетов…
М.Ходанов вслед за И.Гамаюновым, ещё одним заединщиком из "Литгазеты", припоминает: "Как известно, в 1934 году с санкции Сталина взрывают храм Христа Спасителя..." Кому известно? До сих пор всем, в том числе даже помянутому заединщику, было известно, что это случилось в 1931 году. Уж такие-то вещи священник обязан знать лучше безбожников. Право, с большим смущением я, пасомый, указываю на это пастырю. Но не в этом, конечно, главное: храм-то, к несчастью, и впрямь снесли. А там одни росписи Васнецова чего стоили!.. Печально, горько, но такие беды и у других народов случались: храм в Иерусалиме разрушали дважды...
Развивая мысль об отношении власти, лично Сталина к церкви, автор заявляет: "Враждебность Сталина к христианству (и к церкви, конечно? — В.Б.) была одинакова и в 20-е, и в 30-е, и в 40-е, и в 50-е годы". Но — почему же? Ведь люди меняются. Я, например, крещёный русский человек, до ельцинской контрреволюции относился к церкви с уважением. А что мне делать ныне, когда святые отцы, как уже упоминалось, объявляют гробовщика моей родины Владимиром Святым наших дней; когда они едут в Германию и от имени русского народа, который их об этом не просил, за что-то приносят немцам извинение; едут в Америку и у тамошних раввинов просят помощи в борьбе с антисемитизмом в России… Нет, отношение Сталина к религии и церкви менялось. Вот в качестве примера "поразительных по своей нелепости утверждений" автор с усмешкой пересказывает слова историка Ю.Жукова о том, что в 1936 году Сталин запретил "третьестепенную комическую оперу в Камерном театре якобы (!) за то, что в ней авторы сатирически прошлись по факту Крещения Руси".
Якобы!.. Вы, святой отец, пишете о вещах, о коих имеете весьма смутное представление. Во-первых, эту оперу-фарс под названием "Богатыри" смастачили далеко не третьестепенные люди. Либретто написал известнейший и весьма прославленный в ту пору Демьян Бедный (Придворов), постановку осуществил, пожалуй, столь же известный в театральном мире Александр Таиров (Корнблит), а в виде музыкального сопровождения они цинично использовали "Богатырскую" симфонию великого Бородина. Во-вторых, Камерный театр находился не в Елабуге, а в столице, имел уже долгую историю и был весьма известен не только в Москве.
А главное, спектакль запретили не "якобы" за то, что "авторы прошлись по факту" (опять же, язычок-с!), а именно за это — за клевету на прошлое России, за глумление над былинными богатырями — носителями героических черт русского народа, за издевательское изображение Крещения Руси, имевшее большое значение в истории нашего народа — именно так было сказано в постановлении Комитета по делам искусств, опубликованном в "Правде" 14 ноября 1936 года. Сталин и Молотов, который как раз и смотрел этот спектакль, имели к постановлению прямое отношение. А Бедного вскоре исключили из партии, в которой он состоял с 1912 года, и даже из Союза писателей, освободив там место, может быть, для какого-нибудь в будущем протоиерея.
Далее писатель опрометчиво стыдит Сталина за то, что "им всегда руководил холодный политический расчёт". В том числе, надо полагать, здесь имеется в виду и его отношение к церкви. А чего вы хотели, чего ожидали от политика, от руководителя огромной страны в сложнейшую пору её истории? Насмотрелись мы в нынешнюю пору на политиков, которыми руководит не холодный расчёт во имя интересов страны, а пламенная любовь ко всему человечеству. Взять хотя бы известного Бакатина, который будучи поставлен во главе службы Государственной Безопасности, за здорово живёшь выдал американцам важнейшие государственные секреты и надеялся, олух, что американцы ответят ему тем же. А те до сих пор хохочут. Слава Богу, 5 февраля по телевидению поднят вопрос о суде над предателем. С ним должны сидеть на одной скамье давшие согласие на предательство и ещё живые члены Политбюро — Горбачёв, Шеварднадзе, об экстрадиции которого пора позаботиться.
Но подвижник веры тверд в своих убеждениях и далее речёт: "К концу 30-х годов православное духовенство было окончательно уничтожено". Окончательно — это значит целиком, поголовно, до последнего человека. Однако дальше читаем: "Действовало немногим более 1000 храмов". Насколько эта цифра достоверна, я не знаю, но уж во всяком случае она скорее приуменьшена, чем наоборот. А ведь при каждой церкви — несколько лиц духовного звания. Вот так "окончательно", вот так поголовно!
И далее, как пример "холодного расчёта", автор вспомнил встречу Сталина с высшими иерархами церкви в 1943 году, во время которой были положительно решены многие вопросы церковной жизни — от колокольного звона до восстановления патриаршества. Но в статье встреча объявлена ещё и "конъюнктурной", т.е., по-русски говоря, лицемерной, ханжеской, двуличной. Сталин предпринял это будто бы "ради мобилизации всех сил для борьбы с врагом".
Тут обнаруживается, что батюшка-писатель, увы, плоховато знает как историю Великой Отечественной войны, так и своей церкви, да ещё и плохо думает о ней. Когда началась война, церковь сама, безо всякого понуждения власти способствовала "мобилизации всех сил". А помянутая встреча состоялась в сентябре 1943 года — уже после разгрома немцев под Сталинградом и на Курской дуге, и всякая мобилизация давно прошла, недалёкий крах фашистской Германии был всем очевиден. Какая же "конъюнктура" может быть при таком положении? Для чего тут было лицемерить? Зачем ханжествовать?
"Конъюнктурой" объявил Ходанов и тост Сталина в 1945 году в честь русского народа. Ну, это уж так безграмотно и безбожно, что и возражать не хочу. А могу лишь посоветовать ему выучить наизусть стихотворение Бориса Слуцкого об этом тосте, напечатанное ещё в 1987 году несправедливо забытым прокуратурой Коротичем в "Огоньке", а также обратиться к любой книге Бенедикта Сарнова нынешней поры, где об этом тосте — то и дело. В этих сочинениях вы, батюшка, с блаженством найдёте высокохудожественное выражение своей лютой ненависти к Сталину.
Затронув тему войны, Ходанов счёл необходимым осветить её вот с какой отрадной для него стороны: оказывается, уверяет он, на оккупированной территории "немцами было открыто 10000 храмов, то есть в девять раз больше, чем их было на всей неокупированной части СССР". То есть, он, видимо, имеет в виду названные выше 1000 советских церквей. Но 10 тысяч больше 1 тысячи не в девять раз, а в десять — неужели это для писателя новость? Это во-первых. А во-вторых, откуда взял цифру, и если было открыто 10 тысяч, то назвал бы поименно хоть десяток — в каких городах или сёлах, какие конкретно церкви были открыты немцами? Нет, и тут молчит. А на слово кто же поверит человеку, не только восхваляющему оккупантов, но и не твердому в счете в пределах десяти!.. Но читаю далее: "…с 1944 года количества храмов, открытых немцами, продолжало стремительно увеличиваться". Стремительно! Если даже поверить автору, что фашисты наоткрывали пропасть церквей, то как и где могло это дело "стремительно увеличиваться" именно с 1944 года, если немцы к тому времени были уже изгнаны с большей части захваченной ими советской земли, и Красная Армия уже вступила на территорию Германии? Или сии слова надо понимать так, что вот, мол, положение немцев было уже безнадёжно, а они все продолжали и продолжали открывать русские церкви? Какое благородство!
А вот что еще о некоем "радостном реагировании" населения вы, уважаемый, должны бы знать. Немецкие оккупанты разрушили сотни советских городов, десятки тысяч сёл и деревень, 6 миллионов зданий, оставив без крова более 20 миллионов человек (Нюрнбергский процесс.Т.4. с.82). А они, эти миллионы бездомных, как вы пишете, "с радостью реагировали на открытие церквей". В частности, и те, кого угоняли в Германию, а это почти 5 миллионов советских граждан (Там же. С.84)? Может, они "с радостью реагировали" еще и по поводу того, что их бесплатно везли полюбоваться красотами Германии?
Немцы уничтожили или разграбили 40 тысяч больниц, 43 тысячи библиотек, 84 тысячи школ, техникумов и вузов да ещё 427 музеев, в том числе — музеи Пушкина в Михайловском, Толстого в Ясной Поляне, Чайковского в Клину, Чехова в Таганроге (Там же, С.82). Может, ваши "простые люди" и на это "реагировали с радостью"?
Наконец, фашисты не открыли 10 тысяч, а разрушили, сожгли, опоганили 1670 церквей, в том числе всемирно знаменитый Успенский собор Киево-Печерской лавры ХI века, древние храмы Новгорода, Пскова, Чернигова, Смоленска... (Там же). В книге, на которую я ссылаюсь, есть фотографии этих разрушенных и разграбленных заводов, музеев, церквей... Может, выслать вам для расширения кругозора?
А знаете ли вы, гр. Ходанов, что-нибудь о партизанском движении в годы Великой Отечественной? Откуда взялись партизаны? Не из тех ли они, кто "радостно реагировал"? Ничего вы об этом не знаете, ибо вам это совершенно неинтересно. Для вас главное — представить в благоприятном свете извергов, истреблявших ваш родной народ, если вы русский. И опять: он ещё насмешливо советует другим "снять розовые очки".
После попыток обелить фашистов вполне закономерно выглядит в статье главка "Бомбу (атомную) создали атеисты", где вы пишете: "Вспомним, как прошло первое испытание атомной бомбы. Её взорвали, несмотря на то, что никто не знал, не превратит ли она нашу землю в огненный шар. Не знали — всё равно пошли на испытания. Ибо разработчики бомбы не имели веры, сдерживающий человеческий произвол, но руководствовались требованиями госзаказа".
Вы и здесь занимаетесь тем, в чем обвиняете других, — говоря по-вашему, "манипулируете фактами", а по-русски — хитрите, лицемерите, наводите тень на ясный день.
Все знают, что первое испытание атомной бомбы в 1945 году провели американцы, среди которых, весьма вероятно, были и верующие. Они действительно не знали о возможных последствиях взрыва. Но вы же не смеете затронуть американцев, а вместо них угодливо подставляете своих соотечественников, советских учёных, среди которых, возможно, едва ли были верующие, но они уже знали, что никаких глобально катастрофических последствий не будет, ибо проводили свои испытания через четыре года после американцев. И особенно подло то, что вы говорите только об испытаниях — в то время, как вам прекрасно известно, но вы умалчиваете, что было не только испытание на полигоне, но и безо всякой нужды — использование атомной бомбы, жертвами чего стали сотни тысяч людей! И проделали это те же американцы, а больше — никто, хотя атомное оружие со временем получили ряд стран Европы и Азии.
Словом, как пытались вы, на мой взгляд, обелить и даже прославить немецких захватчиков, так пытаетесь замолчать и преступление против человечества американцев. Да ещё при этом обвиняете историка Ю.Жукова в "преступлении перед народом" и грозите ему: "Судимы будете". К лицу ли это священнику! И какой вы патриот — немецкий или американский? Какой земли писатель?
Тут протоиерей Ходанов, пожалуй, превзошел протоиерея Ардова. Этот злобствует не только на Ленина и Сталина ("кумиры толпы"!.. "монстры"!), поносит не только Белинского ( "неуч"!) и Чернышевского ("нравственный урод и графоман"!), клевещет не только на Шолохова ("любимец палачей"!), но и проклинает Пушкина: "имитатор"!.. "чревоугодник"!.. "развратник"!.. "кощунник"!.. Но по крайней мере, в отличие от Ходанова, протоиерей Ардов никому не грозит судом.
С.Кара-Мурза в своей "Советской цивилизации" рассказал примечательную историю. В 1994 году его пригласили в какой-то важный дом на приём по случаю Рождества. Там были председатель Конституционного суда Зорькин, известный Руцкой, писатель Солоухин, гроссмейстер Карпов... Высший свет! А еще — не названный по имени священнослужитель. Он и стал говорить праздничную речь. Говорил долго, скучно, а закончил к великому изумлению Сергея Георгиевича, молитвенным возгласом "Боже, храни Америку!" (т.1. с. 333).
Если мне скажут, что этим священником были вы, протоиерей Ходанов, я не поверю. Ибо вы, думаю, ещё присовокупили бы и что-нибудь насчет Царствия небесного для открывавших храмы в России немецких оккупантов…
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой