Авторский блог Дмитрий Аграновский 03:00 12 февраля 2008

ЮГОСЛАВСКИЙ ЗАВЕТ

0
НОМЕР 7 (743) ОТ 13 ФЕВРАЛЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Дмитрий Аграновский
ЮГОСЛАВСКИЙ ЗАВЕТ
Взгляд пристрастного зрителя
Наконец-то вышла на DVD и стала доступна широкому зрителю новая лента югославского режиссера Эмира Кустурицы "Завет". Югославского — потому что сам Кустурица во всех интервью называет себя только югославом, подчеркивая, даже сейчас, что он — режиссер из Югославии. Фильм, несмотря на то, что его премьера состоялась именно в России — на 29-м Московском международном кинофестивале, в кинопрокате у нас практически не шел — и после просмотра становится совершенно ясно, почему.
"Я дал этот фильм только на Московский кинофестиваль, — говорил Кустурица в интервью, — потому что я считаю, что у российского и сербского кино много общего. Я всегда находил своих главных "идолов" именно в русском кинематографе, а фильм "Завет" — это мой личный поклон Довженко".
И это не просто слова — жизнелюбием фильм поразительно напоминает советский кинематограф — несмотря на то, что действие происходит в пережившей страшную и войну, да и сейчас переживающей не лучшие времена Сербии. Вообще, фильмы Кустурицы очень оптимистичны, даже те, которые о войне — как, например, знаменитая лента "Жизнь как чудо". Кустурица мастерски обнаруживает в комическом трагическое и, наоборот. Проблемы и персонажи "Завета" покажутся знакомыми российскому зрителю, замученному "демократией" не меньше сербского.
Несмотря на всемирную известность, множество наград и огромную популярность, жизнь Эмира Кустурицы никак не назовешь счастливой — он родился в 1954 году в Сараево, его отец Мурат Кустурица до самой смерти был членом Коммунистической партии. В 1992 году дом Кустурицы в Сараево был разрушен и разграблен боевиками боснийских мусульман. Мурат Кустурица вскоре после этого умер от сердечного приступа. Семья бежала в Черногорию. Два главных фильма Кустурицы — "Андеграунд" и "Жизнь как чудо" — посвящены войне в Югославии. Далеко не у всех на Запада вызывают восторг и политические взгляды Кустурицы — он ярый противник развала Югославии.
"Она исчезла навсегда, — говорит Кустурица о Югославии, — но я по-прежнему очень горжусь тем, в какой обстановке прошло мое детство. Той смешанностью, которая существовала тогда… Только югослав может понять всю сложность истории этой страны". Думаю, мы, в России, можем его понять, как никто другой.
Но ближе к "Завету". В горной сербской деревне живут 15-летний парень Цане (Урош Милованович), его дед Живоин (Александр Барчек) и влюбленная в деда учительница Боса (Лилиана Благоевич). Дед занимается тем, что восстанавливает разрушенную войной церковь. Вообще, назвать его дедом сложно — еще крепкий мужчина и на все руки мастер, как раз лучше всего к нему и подходит имя Живоин — его дом переполнен всякими хитроумными техническими устройствами — от кровати, которая выкидывает не желающего вовремя просыпаться внука, до гранатомета под отъезжающим куполом церкви. Уверен, такие деды в годы Второй мировой войны доставляли немало неприятностей фашистам. Кадры сербской деревни, пейзажи, быт, жители сняты с такой симпатией, чтобы ни у кого не оставалось сомнения, на чьей стороне режиссер.
Живоин смотрит по старому черно-белому телевизору спортивный репортаж — показывают как раз победу российских гимнасток. И начинает играть Гимн СССР! Дед тут же встает, снимает шапку и начинает вместе со спортсменками петь — не надо быть большим мастером чтения по губам, чтобы увидеть — они поют слова Советского Гимна. Плачут спортсменки, плачет Живоин, Кустурица показывает слезы крупным планом — уверен, плачут и все зрители, в которых сохранились какие-то эмоции. Не буду скрывать, меня этот момент тоже пробрал до слез! "Плачу, плачу, никак не могу остановиться!" — говорит дед недоумевающему внуку.
В одной из рецензий я читал, что этому деду было бы логичнее плакать под югославский гимн. А по-моему, всё правильно! Пока играл этот Гимн, на Югославию не могла упасть ни одна НАТОвская бомба — и если российским журналистам это непонятно, то югославы это понимание в полном смысле слова выстрадали! Вообще, за кадром в фильме постоянно присутствуют русские и американцы, хотя в кадре ни те, ни другие ни разу так и не появятся. Русские — друзья положительных героев, американцы — кумиры негодяев и бандитов, но о них чуть позже.
Дед дает внуку Завет — пойти в город, продать корову Цветку, купить для церкви икону Николая Угодника и найти себе жену. "А если будет трудно — найдешь сапожника Трифона, он мне как брат!" — говорит Живоин на дорогу Цане.
В городе Цане почти сразу попадает в руки бандитов, которые, переодевшись полицейскими, отнимают у него корову: "По нормам Европейского Союза на корову должен быть санитарный сертификат и технический паспорт! А если нет, то корову конфискуем, а тебя в карантин!"
Бандиты в фильме — не просто бандиты, хоть они и терроризируют город: например, среди бела дня расстреливают пожилого владельца магазина, который не сумел с ними в срок расплатиться. Это люди "продвинутые" — главарь бандитов (Микки Манойлович), крупный городской бизнесмен, владелец публичного дома, страстно любящий всё американское, мечтает построить в Сербии новый Всемирный Торговый Центр, точную копию башен-близнецов, разрушенных 11 сентября 2001 года. И он не просто мечтает, а подводит под это идеологическую базу: "Почему Всемирный Торговый Центр должен находиться здесь? Потому что Сербия может обеспечить американцам максимальную безопасность! Но реакционные силы не дают нам идти вперед! Городские власти предпочитают фабрики-развалюхи нашим великим идеям!" Знакомо, правда?
Фабрику, стоящую на пути "прогресса" и дающую пропитание множеству людей, придется взорвать, рабочих, само собой — на улицу.
"За дело взялась самая первая в Сербии фирма по взрывам зданий. Они потом и пирамиды будут взрывать!
— А пирамиды зачем?
— Чтобы они не мешали американцам нефтепровод тянуть! Всё, что стоит на пути прогресса и демократии, нужно взорвать!"
К счастью, Цане и его корову спасают внуки сапожника Трифона — братья Кривокапичи. Цане успевает продать корову, купить икону Николая Угодника и, как велел дедушка, найти себе красивую настоящей балканской красотой невесту по имени Ясна (Мария Петрониевич).
Тем временем в публичном доме проходит заседание городской строительной Комиссии, посвященное строительству Всемирного Торгового Центра. Мама главаря бандитов, содержательница заведения, выступает перед Комиссией: "Мой сынок всю жизнь боролся за прогресс и развитие Сербии! И когда у нас в республике наконец наступила демократия, мой сын пошел в гору! У него родилась великая идея перенести к нам из Нью-Йорка Всемирный Торговый Центр, и от вас, представителей городской власти, зависит, удастся ли ему осуществить это!"
Цане, Ясне и братьям Кривокапичам приходится бежать из города в деревню к деду, потому что бандиты хотят похитить Ясну для работы в публичном доме — её уже обещали Председателю строительной Комиссии. Бандиты организуют погоню.
— За нами гонятся бандиты! — кричит Цане деду.
— Бандиты? — отвечает дед. — Но они больше похожи на фашистов!
— Что, никак Третья мировая началась?!
— Да у нас еще Вторая не закончилась!
Последняя треть фильма — это непрерывная беготня, балканская музыка и стрельба из автоматов, при этом бегают не только герои фильма, бандиты и местные жители, но и непрерывно играющий духовой оркестр — фирменный знак Кустурицы. Всё это происходит под ярким солнцем и раскрашено самыми яркими красками.
Селянам приходится отбиваться от целой команды бандитов, одетых и экипированных, как спецназовцы. Но в самый критический момент дед Живоин берет инициативу в свои руки — в бой вступает спрятанная под куполом церкви ракетная установка, и преимущество селян становится абсолютным. Кончается фильм сценой венчания Ясны с Цане, деда Живоина с наконец-то дождавшейся его учительницей Босой и надписью: "Happy еnd"!
"Мой фильм — это действительно сказка, — говорил Эмир Кустурица на Московском фестивале. — Просто я думаю, что в сегодняшние дни только сказка может помочь найти выход из создавшегося положения в наших странах, во всем мире. И этот фильм понравился тем, кто его видел, из-за того, что в конце написано "happy end"… Идея счастливого конца — это лишь рекомендация. Заметьте, в фильме не остается ни одного злодея, потому что это — необходимость!"


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой