Авторский блог Владимир Личутин 03:00 9 октября 2007

ФУТУРОЛОГ

0
№41 (725) от 10 октября 2007 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Владимир Личутин
ФУТУРОЛОГ

Для меня несомненно, что Юрий Дмитриевич Петухов — выдающийся человек нашего времени. Он — историк, но историк необычный, какой-то небесной, солнечной настройки, он не бродит впотьмах веков на ощупку, боясь обжечься, он не пугается того необычного, удивительного, что встречается в поиске, но легко привыкает к нему, берет в помощь, не отторгает, как то с ужасом делают многие исследователи прошлого; он — глубинный человек, он плавает в тысячелетьях прошлого и будущего, как исполинская рыба в воде, не боясь давления исторической толщи, что она раздавит, расплющит его…Для этого нужны умственный азарт, духовный напор и сердечная смелость. Петухов особенным взглядом, без прищурки, не боясь ослепнуть, пристально вгляделся в русский мир, нас окружающий, на разоставленные предками, закодированные вешки памяти, скрытые в названиях озер и рек, текущих по Руси, местечек, городов и выселок, погостов и слободок, деревень и пригородков, стоящих на земле-матери не один век, и в тех, простеньких порою, наименованиях обнаружил скрытый кладезь захороненного знания. К археологическим раскопам в земле, к черепкам, косточкам белояровым, деревянным расщепам и позеленевшим монетам он добавил археологию слова, языка, он попытался расшифровать русский эпос (былины, старины и сказки, мифы и предания) и сразу продлил историю русского народа на десятки тысяч лет вглубь.
Как мудрый волхв, русский провидец, Юрий Петухов вручил любознательным, но пока наивным людям ариаднину нить, чтобы провести по лабиринтам времени. Я лишь робко попробовал уцепиться за ее кончик, нерешительно вступил в темные ветвистые тоннели преданий — и скажу вам: ощущение получил удивительное, полное восторга. Для меня русская земля раздалась во все концы света, на ней обнаружились забытые крепости и рубежи, на которых можно стоять и за что бороться; река Кара, что течет на Ямале, неожиданно связалась с селом Карачаровом, отуда вышел Илья Муромец, городом Карачевым, с народом кара-калпаков ( черные клобуки), с карачаево-черкесами, с карагызами( киргизами) и с городом Карачи. Обнаружилось вдруг, что мы все из одной семьи, у нас одни предки-проторусы…По некотором размышлении северная река Печера ( убежище, жар солнца) связалась с рекой Мегрою ( поворот солнца), с Уралом, с рекой Сурой и Сурой-поганой, что на юге, с великой стволовой рекою Ра (Волга), и мне увиделся долгий, в веках, путь по земле наших предков русов, совершавших, быть может, уже не первый великий поход, чтобы когда-то вернуться назад… Для меня река Двина (Дуна, Дух воды) породнилась с Дунаем (Дуна, Дух), с Доном (Дуна, Дух ) и Днепром, Пра и Непрядвой, с Руссой и старой Руссой, с Черным (Русским) морем, Варяжским (Сварожским), и воочию увиделось живое пространство русичей. Встали вдруг в один смысловой, исторический, сакральный и религиозно-духовный ряд река Волга (Волога), Вологда, Валдай, Молога, северная речка Волошка, река Молочная, деревня Волото-весь (деревня великанов) князь Владимир Красное солнышко, воложные шанежки, что пекла моя мать , Белое море (Райское, молочное), Бело-озеро с его святыми отшельниками, и явственно открылись взору древнейшие страницы нашей жизни , когда древние русы поклонялись богу Волу и Небесной корове…
Юрий Петухов ласково прикоснулся к слову, к его энергетической, таинственной сущности, и оно, это слово, приоткрыло свой корневой таинственный смысл, который когда-то знали не только ведуны и любознатцы, но и простые мужики-селяне. Так кладоискатель, найдя в прахе позеленевшую монету, любовно протирает ее рукавом, влажно дышит, как бы своим дыханием обнажает скрытые черты минувшей эпохи. Это Господь нам для того и даровал слово, чтобы духом его напитать душу, вооружить ум, чтобы первородная таинственная мысль, непонятно как зарождающаяся в голове человека, перетекла в сердце, а от него пошли к другим человекам, близким и далеким, токи любви и приязни…
Собственно, тайной слова мало кто из ученых занимался вплотную, посвящая ему жизнь; приступали к Слову-духу и отступали бессильно, ибо слово так же таинственно, многообразно и трудно раскрываемо, как вера, как Бог, как святая Троица. Для меня Юрий Петухов особенно близок тем, что его поиски полностью совпали с моим ощущениями истории России, почтительным сыновьим поклоном к русскому пластичному, как воск, но и упругому, как стальная пружина, языку, когда слово, подобно духу, "живет, где хощет", не нуждается в регламенте, норме и подобающем месте. Такой вольности слова в предложении , пожалуй, не знает ни один язык мира. Слово, хранитель не только памяти и национального духа, но и истории народа…С этой мыслью историк стал раскручивать свиток памяти и открылось в нем много необыкновенного. И если мы привыкли свое розмысленное родоначалие вести с крещения Руси, а прежнее почитали за мрак и дикое язычество, где кровью будто бы помазывались на звериных капищах, то Юрий Петухов с энергией пассионарного человека перелистнул страницы национальной русской жизни на десятки тысяч лет назад…
Тут к месту вспомнить великого помора Михайлу Ломоносова, который в своем удивительном труде о русском племени двести пятьдесят лет назад впервые объяснил нам, откуда идет Русь изначальная; пользуясь трудами древних историков, Ломоносов приоткрыл нам родословную, обьяснил, что древние скифы — это наши праотцы, таинственную Трою населяли русы-славяне, и вся Европа практически была славянской. Варяги, которых приглашали на Русь править, кочевавшие по миру в поисках дувана и славы, покорившие Англию, Францию и Рим, — это русы, наследовавшие бога Сварога, что весь королевский двор Европы — славянских корней. Юрий Петухов, любознатец, человек энциклопедических знаний, решительно расширил и углубил Ломоносовскую летопись русского этноса, создал свою оригинальную теорию, что русы — древнейший на земле протоэтнос, ствол человечества, и европейские молодые народы лишь ветви этого древа, забывшие о своем отце. Он считает, что копни поглубже любого немца, датчанина, шведа и норвежца, — и в нем обнаружишь славянскую( русскую кровь).И эта славянская кровь, что бродит, не затухая в народах Европы, невольно раздирает воспоминаниями их сознание , бередит душу ревностью и позывает к отмщению за столетия славянского (варварского, так они полагают) величия.(Десятки тысяч географических названий во Франции славянские. Так и по всей Европе). Архаическая топонимика Европы сплошь славянская, а ее подделать невозможно. Карта — самая надежная хранительница исторической правды, географическая карта — немой свидетель всего, что случилось с нами, — утверждает историк, этнограф Петухов. Да, можно волею управителя однажды сменить названия, но, увы, к великому сожалению европейских националистов-ростовщиков, нельзя все карты изъять из библиотек и хранилищ и сжечь, невозможно меты времени истереть из народной памяти, а из души выветрить родство…
Русь воистину святая, у нее особая роль созидательницы, трудницы, воспитательницы, мамки-кормилицы, возложенная на нее Богом и до сих пор непонятая нами, и откроется она лишь в последние времена, которые наступают на пяты, по легкомысленности человечества. "Умом Россию не понять…", — воскликнул Тютчев, и это именно так, ибо ум — лишь малая часть человеческого в человеке, ибо есть еще в нем таинственная душа, есть совесть, есть одухотворенный разум, есть непознанная кровь, в которой закодирован путь этноса. Для разрешения неведомой нам особой задачи и была дарована Господом русскому народу такая огромная земля, на которую ныне покушаются "материальные племена", чтобы высосать, выжрать, выпить ее кровь. Именно Русским, а никакому иному народу, — и в этом его тайна , очарование и святость. Таинственность пути — свидетельство святости Руси. И об этом размышляет Юрий Петухов:
" Наше самосознание базируется на менталитете русов-бореалов и русов — индоевропейцев. Быстрее человечество вымрет, чем мы перестанем быть русскими. Русская вселенская отзывчивость, русский космизм, воля — всё оттуда, это наследие, полученное с генами от русов-индоевропейцев, для которых не было ни земных, ни духовных границ, которые уже тогда "болели всеми болями человечества". Мы — народ-созидатель, народ-творец, народ-победитель, находящийся в вечном поиске. Те черты, которые наши недруги расценивают как слабость и недостатки — вечные искания, самокопание, неудовлетворенность, недовольство собою, недооценка самих себя и своего вклада — это программа, заложенная в нас тысячелетия назад и делающая нас "вечными пассионариями". Плюс к этому способность "держать удар", подниматься и идти дальше, при отсутствии мстительности и озлобления, иссушающих душу…".
Русский народ никогда не захватывал чужих земель, он лишь возвращался к себе. Когда первые промышленники-поморы пошли в Сибири, тамошние племена их встречали, как богов, ибо воистину русы-арии уже были там когда-то, оставили по себе память, и как птицы летят весною на гнездовье, чтобы оплодиться, так и мужики шли на восток после долгой отлучки в родные домы. Ломоносов писал, что наступило разочарование лишь тогда, когда русские мужики однажды во хмелю повздорили, пролилась тут кровь, и аборигены, к ужасу своему, увидели, что у белолицых такая же кровь, как и у них…
Юрий Петухов и футуролог, блестящий фантаст, он размышляет не только о будущем Руси, но и всего человечества, предвидит грядущие потрясения, которые, как снежный ком, на наших глазах нарастают с каждым годом от поклонения плоти и золотому тельцу. Но эсхатологические мотивы в его научных трудах неожиданным образом, как в огненном тигле, переплавляются в новый материал с новыми свойствами. Да, считает он, идет страшная неусыпная борьба между людьми совести, людьми доброделания , — и людьми смерти, отвернувшимися от Господа, но победа, несомненно, останется за Светом, Свет Небесный вершит свою работу, и творится постепенное, пока невидимое глазу, превращение человека отягощенного грехами, в Богочеловека, который когда-нибудь, несомненно, заменит на земле-матери несовершенных и слепых…
Эта глубина прозрения, умение вычленить главное, пластичность ума и внутренняя духовность позволяют ученому в мельчайшей этнографической детали увидеть концентрированную историю. Это качество достается редким людям. Это даже и не талант в том смысле, как мы его усвоили, и не многомыслие, но особый небесный дар, связанный с поклончивостью русскому племени. Вот говорят, де один в поле не воин. Воин, да еще какой, — если он заражен национальной идеей, если встраивает ее в пространство и время, если дает надежду уставшим, восполняет духовные силы призаблудшим. Петухов из породы тех русских подвижников, кто раздвигает горизонты и невидимое делает видимым.
Юрий Петухов — мягкий деликатный русский интеллигент, любомудр, философ, писатель, и весь "экстремизм" его— это бесконечная любовь к русскому народу. Если судить Петухова, тогда на арестантскую лавку надо посадить десятки миллионов "бессловесных" простецов-человеков, наших отцов, матерей, всех живущих пока предков, неумолимой рукою нищеты сгоняемых в могилы. Они вопят на своих кухнях о своей отверженности, а мы, в пресыщенности, не желаем их расслышать, отворачиваемся, закладываем мягкой ваткой свои "ушеса". Вот за них-то, безответных коренных русских насельщиков, кто пестовал, создавал Великую Русь, и выступил в защиту ученый, писатель, футуролог. Вместе с Юрием Петуховым (вольно иль невольно) садят на скамью подсудимых последние крохи стыда, совести и чести, а значит, "горшок нечистых денег", поставленных в передний угол под православные иконы, превращается в горшок дьявольских пылающих угольев, которыми пытаются ростовщики подпалить Россию и отнять у нее будущее.
Только слепец не видит, как неумолимо кладбища подпирают Москву, наступают, окружают со всех сторон и скоро выльются на улицы столицы и затопят собою живых…

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой