: Блог: ДУРЬ БЕЗ ВСЯКИХ «АНТИ»
Авторский блог Борис Белокуров 03:00 2 октября 2007

ДУРЬ БЕЗ ВСЯКИХ «АНТИ»

0
№40 (724) от 3 октября 2007 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Борис Белокуров
ДУРЬ БЕЗ ВСЯКИХ «АНТИ»

"Антидурь" (Россия, 2007, режиссер — Владимир Щегольков, в ролях — Дмитрий Дюжев, Владимир Турчинский, Татьяна Догилева, Александр Баширов, Владимир Симонов, Игорь Миркубанов).
Обшарпанные железные ворота. Поверх обеих створок разноцветными пульверизаторами намалевано название странной конторы — "АНТИДУРЬ". Пожилой Кошкин (Турчинский) и вчерашний тинейджер Вельмишев (Дюжев), в недавнем прошлом — сотрудники куда более престижного "Антитеррора", смотрят на эти ворота, словно хрестоматийные четвероногие твари. Сюда спецагентов сослали за провинность, служебную непригодность: мужики случайно пристрелили не того олигарха. Теперь (под неугомонным оком Татьяны Догилевой) эти штрафники вместо крупной рыбешки вынуждены гоняться за какими-то, пользуясь терминологией митьков, "козёликами", терять слух на клубных дискотеках, травмировать свою психику, ненароком нарвавшись на гея, изучать незнакомое им воздействие кокаина на организм по специальной брошюре.
"Наркоману кажется, — в смятении читает Кошкин, — что под его кожей ползают насекомые... Змии! Ужас какой! Зачем же они это тогда употребляют?" Действительно, зачем? Поди пойми... Впрочем, сама несчастная аудитория, кормящая "торговцев смертью", на экране отсутствует. Видимо, авторы и их влиятельные покровители в пароксизме ханжества побоялись показать вьюношам дурной пример. Тот самый дурной пример, которым "Антидурь" может служить для каждого, пробующего свои силы в кино или просто интересующегося фильмами.
Рекламным слоганом здесь служит уже успевшая набить оскомину фразочка "дюже динамитная комедия". Если бы в УК существовала статья за белиберду, то автор этого словосочетания загремел бы всерьез и надолго. Впрочем, своего рода "динамитность", конечно, в этом есть, и представляет она собой каскад совершенно неинтересных приключений. Ни одного свежего фабульного хода, ни одной цепляющей реплики, ни одного нового подвига: "И то, и другое я видел не раз, кого ты хотел удивить?" Вот засада в притоне, вот передача денег, вот у любвеобильного Дюжева похищают невесту (наличие последней выясняется лишь к развязке, а так — кто бы мог подумать?). Некоторый проблеск надежды мог бы быть в самой возрастной разнице двух агентов; известно, что старший страж закона может научить молодого как дельным вещам (здесь в кино примеров куда больше, чем в жизни), так и всяким скверным прихватам, вспомним занятный фильм Клода Зиди "Продажные", он же — "Откройте, полиция!" Но лучше не трогать давнюю картину Зиди: вот у кого господину Щеголькову стоило бы поучиться ремеслу.
Ах, как всё запущено! Конечно, "Антидурь" кое-как держится на честном слове за счет обаяния Дмитрия Дюжева, припадочного красавца Космоса из эпохальной "Бригады". Исполненной со знанием дела ролью монаха в "Острове" Дюжев уже доказал всему миру, что способен сыграть и нечто иное, но в основном его по-прежнему задействуют в разменных поделках. И лишь малолетний девичий контингент не устает поклоняться каждой новой работе "Космоса", но сказать, что девочки от Дюжева без ума, нельзя — у девочек и так его нет. Помимо артистизма, в светской тусовке Дюжев известен тем, что пытается совместить разгульную богемную жизнь с Православием. Затея эта настолько невозможна, что хочется приравнять ее к нравственному подвигу. Всегда приятно, когда человек стремится к неведомому.
В "Антидури" Дюжев играет харизматичного раздолбая: пока его напарник с увлечением мастерит солдатиков и бумажных курочек (в этом его истинное призвание), молодой боец уделяет время курочкам совсем другого рода, бухает и распевает песню "Мой дельтаплан" (музыка Э.Артемьева). Кроме того, уже в первых кадрах фильма мы можем увидеть "Космоса" в традиционной шотландской одежде — маскировка, черт побери! С этим зрелищем может соперничать лишь "Саша Белый", нацепивший на себя ментовский китель ради съемок в ужасном деревенском детективе "Участок". Прочитав это, некоторые горячие головы могут немедленно ломануться в кино, но мы предупреждаем — здесь перечислены единственные светлые моменты за целый — к счастью, короткий — фильм. Напрягите воображение, представьте всё это в уме, на крайняк, если не хватает фантазии — изготовьте шотландца с головой Дмитрия Дюжева в фотошопе (хотя это и большой грех). Но еще более крупным грехом была бы покупка билета на такую халтуру — ведь при прокатном успехе "Антидури" спецслужбы, заказавшие фильм (слово "заказать" здесь можно понимать и в его бандитском значении), бодрячком поставят неинтересную дрянь на поток.
"Антидурь" — второй фильм Владимира Щеголькова, этот факт следует подчеркнуть. По весне Щегольков порадовал нас криминальной мелодрамой "Одна любовь на миллион" — перекроенной "Настоящей Любовью" Тони Скотта и Тарантино. Для режиссерского дебюта это выглядело очень неплохо, сам же фильм представлял собой огнестрельную феерию постперестроечных лет (время действия 1994 год). Той эпохи, которую основная масса читателей "Завтра", мягко выражаясь, не любит. Есть за что, эти годы отняли у людей многое.
Но Щегольков подошел к вопросу иначе, смог разглядеть в начавшейся бешеной гонке за деньгами дикую разбойную красоту, а в "кожанах"-отморозках, заполонивших собою всё, — латентную беспомощность и наив. Первый фильм Щеголькова был балладой о смутных днях, когда, не отрицая прежнюю "кровь-любовь", в поэзию мегаполиса свинцовыми пулями вошли совсем новые рифмы: "бакс" и ствол", "секс" и "драгс". "Одна любовь на миллион" — фильм не о том, что за короткий срок ухитрились сделать со страной ее лидеры (как сказала одна бабушка в очереди: "Подох бы Горбачев маленьким — жили бы жизнью!"), но о его величестве Духе Времени, безжалостно и точно решающем, кому жить долго, а кому умирать. Пульс цайтгейста бился там через край даже в саундтреке, инкрустированном изумрудами песен, прыгнувших в новую явь из мохнатых 80-х: "Центр", "ДК", Агузарова... В "Антидури" примет нынешней жизни как бы нет вообще. Скучная история двух наркоборцев могла бы происходить хоть в Детройте, хоть в Мельбурне, хоть в Куала-Лумпуре. Старая и глупая история: "бабосы" — те самые, которые были возведены на романтические котурны в "Одной любви", — ломают и гнут человека, от которого, казалось бы, есть чего ждать.
Не убоюсь прописной истины. С потреблением допингов бороться, конечно, нужно: хорошую вещь наш мудрый и терпеливый народ "дурью" не назовет. Но весьма вероятно, что молодой оболтус (а фильм исключительно для них и состряпан), отсмотрев весь этот "антидуринг", оглохнув от пальбы, ошалев от грохота взрывов, танцполов, злачных мест и неважнецких шуток, придет домой и после такого зрелища захочет хорошенько расслабиться под музыку Боба Марли. Со всеми приличествующими этому занятию растаманскими ритуалами. Чисто ради контраста. К слову, заявленная в титрах выпускающая компания носит красноречивое имя "Вавилон" — город как город, печалиться об этом не след. Одного из продюсеров так и вовсе зовут Андрей Смирнов, и по этому поводу мы приносим одноименному сотруднику нашей редакции свои глубокие соболезнования. А отчего вся эта беда? Да оттого, что Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, вложив в кинище немалые финансы, просто забыла, что для успеха картины желателен еще и адекватный сценарий. Именно в очередном провале и без того не слишком компетентной организации и состоит главный комический эффект фильма.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой