Авторский блог Дмитрий Аграновский 03:00 13 марта 2007

ПУТЕШЕСТВИЕ К ЦЕНТРУ ЗЕМЛИ

0
№11 (695) от 14 марта 2007 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Дмитрий Аграновский
ПУТЕШЕСТВИЕ К ЦЕНТРУ ЗЕМЛИ

Недавно я побывал в городе Соликамске, в учреждении ФГУ ОИК-2/2 ГУФСИН России по Пермскому краю, или, проще говоря, в колонии особого режима для лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы. Тот самый небезызвестный "Белый Лебедь". Тот самый, в котором умер Салман Радуев: в 80-е годы комсомольский секретарь, в 90-е — террорист и убийца. Каждому времени свои герои. Сразу скажу, что "Белый Лебедь" — это целый комплекс колоний, ОИК-2/2 — только одна из них.
Ездил к политическому заключенному, в совсем недавнем прошлом депутату ЗАКС Санкт-Петербурга Юрию Титовичу Шутову. Вы спросите меня: а кто такой Шутов? Шутов — злейший враг ненавидимого народом Собчака и злейший враг ненавидимой народом его семейки. Надо ли еще как-то рекомендовать достойного человека?
Юрий Титович — автор разоблачительных и совершенно зубодробительных книг о "приватиЗАции!" в Санкт-Петербурге. Шутов под стражей с 1999 года, в тюрьме ему повредили позвоночник, поэтому он частично парализован, передвигался на коляске, часто теряет сознание. Из СИЗО Выборга его перевезли в Соликамск на самолете, коляску оставили, поэтому в камере Шутов испытывает постоянные боли, потому что сидеть приходится в положении, неудобном даже для здорового человека. К слову сказать, второй раз Юрий Титович был избран депутатом, уже находясь в тюрьме — случай уникальный.
Соликамск находится в двухстах километрах к северу от Перми. Еще в ста пятидесяти километрах севернее находятся Ныроб, Красновишерск, Гадья, Чердынь — легендарные места, известные по культовой трилогии Сергея Алексеева "Сокровища Валькирии". Согласно этой книге, как раз там расположен Центр Мира, там же, в огромной сети соляных пещер, находятся несметные сокровища — золото и прочее, но прежде всего сокровища духовные, начиная от Авесты до таинственно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного. Главенствует над всем этим Атенон, живущий, по преданию, уже 800 лет.
До Перми довольно легко добраться на самолете, еще легче вернуться — разница с Москвой составляет два часа, и вылетая в 21.20, ты прилетаешь в Москву ровно в 21.20. Впрочем, как-то возвращаясь ночью из Южно-Сахалинска, я вообще прилетел в предыдущий день. Машина времени.
Пермь вытянулась на несколько десятков километров. Аэропорт и точка моего временного приюта — приютил, естественно, товарищ по партии — находились ровно на разных концах Перми. Этот путь я специально проделал на двух автобусах, чтобы посмотреть на город и людей. Бывая в незнакомом городе, я всегда стараюсь проехать его на общественном транспорте — ну если, конечно, меня не встречают на машине. Глубокий поклон вам, Александр Николаевич, и супруге вашей — и за приют, и за рассказ!
В Соликамск рано утром идут маршрутки — "форды" и "мерседесы". Чтобы успеть в Соликамск вовремя, пришлось вставать в 3 часа по московскому времени. А температура упала до 22 градусов. На всей дороге до Березников практически два с половиной населенных пункта, но природа исключительно красивая — эдакая Берендеевка.
Наш путь в Соликамск лежал через Березники — город, в котором я мечтал побывать с детства. Дело в том, что в этом городе жил, умер и был похоронен мой дед Борис Александрович, подаривший мне свою замечательную фамилию. Дед мой был фигура ярчайшая — оптимист, жизнелюб и харизматик, ветеран Великой Отечественной войны, прошедший всю войну в морской пехоте, бравший Берлин. Когда он приезжал к нам в Электросталь, от него просто излучались энергия и оптимизм. Таким я его и запомнил. Поэтому город Березники с детства был для меня городом, где живут ТАКИЕ люди! Не знаю, поймете ли вы, что я имею в виду, но я был абсолютно уверен, что его дух хранит меня, и поездка вроде бы в дальнюю и незнакомую местность пройдет удачно. Забегая вперед, скажу, что так и оказалось.
Около Березников и Соликамска расположены шахты. Они огромные!!! Гора выработанной породы поражает воображение. Здесь добывают уникальные соли, идущие на минеральные удобрения. Раньше все это шло на поля нашей страны, теперь на экспорт. Шахта — это целый город под землей. Помните фильм "Вспомнить все" — очень похоже. Кары с шахтерами идут от ствола до места работы по 40 минут. Руководство шахт в 90-е годы обанкротило их, приватизировало за символические деньги — и теперь это все частные предприятия. Местные жители рассказывают, что как только шахты попали в частные руки, началась тотальная экономия на всем и шахты начали подтапливаться, а город Березники — проседать. Например, просела железная дорога. "У местного начальства уже рожи трескаются, — с ненавистью говорил мне дядька, который вез меня на машине из Соликамска обратно в Пермь. — Уже на всю родню джипов накупили, и все никак не подавятся!" Рядом с городами добывают нефть и газ, заготавливают лес. Будет на что прохоровым возить "сотрудниц" в Куршевель. Впрочем, там его уже не ждут.
В Соликамске оказалось, что почти вся маршрутка ехала туда же, куда и я. Естественно, меня как лицо официальное провели вперед граждан, быстро и без проволочек, но надо отметить, что со всеми прибывшими на свидания обращались вежливо, передачи принимали, долго не задерживали. Впрочем, удивляться нечему — это ведь вам не Москва, которая слезам не верит и в которой концентрация злобы и злых людей, думаю, на порядок превосходит любую точку России. Москва заражает и отравляет Россию злобой, корыстолюбием, жестокостью и бездушием.
Эта злоба, алчность и жестокость загнали моего Юрия Титовича в соликамские казематы, согнули в три погибели в тесной камере. Нет, я не скажу ничего плохого про администрацию колонии — наоборот, на все мои вопросы было отвечено, все просьбы выполнены — но сам режим, еще раз скажу, направлен на медленное умерщвление человека. Опущу подробности нашей встречи, продолжавшейся положенные четыре часа, и разговора — в основном это были вещи узкопрофессиональные. Я передал ему, что его помнят, в него верят и ждут. Надеюсь, после нашей встречи ему стало чуть-чуть легче, а надежды чуть-чуть больше. С администрацией колонии мы расстались, говоря официальным языком, в рабочей, конструктивной обстановке, я заверил администрацию, что теперь мы будем встречаться чаще и регулярно. Уж не знаю, обрадовал ли их этот факт.
Путь назад занял три с половиной часа, несмотря на обледеневшую трассу — спасибо водителю Владимиру. Он, как и многие жители Соликамска, когда-то здесь сидел, здесь же женился и остался жить. Много он мне порассказал и про город, и про леса, и природу, и просто про жизнь свою. Например: "Начало 80-х было, срок уже заканчивался, работал я тогда на "химии", получал неплохо — 300-350 рублей". Кто помнит советские рубли, знает, что такое 300-350 рублей. Это вам не паршивые триста долларов.
Самолет взлетал над ночной Пермью. Небо было чистое и ясное, город смотрелся, как огромная сверкающая россыпь драгоценных камней. В наушниках у меня играла Enigma — "Beyond The Invisible", полностью заглушая звук двигателей. Те, кто любят музыку, знают, что даже в машине ее действие усиливается. А теперь только представьте, что такое слушать "Энигму" на взлете над ночным зимним городом!
До свиданья, Пермь! До свиданья, Соликамск! До свиданья, Березники! До скорого свиданья, Юрий Титович!


Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой