Авторский блог Михаил Рябинин 03:00 28 ноября 2006

КОНСТРУКТИВИЗМ ПО-МОСКОВСКИ

0
№48 (680) от 29 ноября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Михаил Рябинин
КОНСТРУКТИВИЗМ ПО-МОСКОВСКИ

"В 1947 году, после того, как в мире произошло так много событий, мы мечтали, что все изменится, что наступит новая эра. Что после безмерных мук и страданий, после того, как раскрылась такая пропасть цинизма, слова обретут свой подлинный смысл, а ценности — свою истинную ценность, что произойдет обновление социальных институтов, что общественная жизнь будет происходить открыто, на глазах у всех. Но нет. Ложь по-прежнему проникала всюду: слова утратили свое привычное значение. Обман был возведен в правило. Один лишь цинизм не страшился гласности, а без мошенничества не обходилось нигде и ничто". Жан-Луи Барро.
Конструктивизм — направление в советской художественной культуре 20-х годов прошлого столетия, выдвигавшее на передний план конструктивно-техническую сторону творчества. Идеологической базой этого явления стали набирающая мощь индустриализация и материалистическая философия, успешно адаптированная Лениным к практическому применению. Конструктивисты тоже стремились превратить искусство в творчество целесообразных форм, организующих реальную жизнь общества. В силу ряда причин "сработал" этот подход тогда лишь в архитектуре и только зарождающемся дизайне. Литература, музыка, живопись временно не поддались. Но пришли времена, когда искусство стало принадлежать народу, и идеи конструктивизма (та же целесообразность, рациональность, функциональная и экономическая оправданность, схематичность) вновь всплыли на поверхность, но уже в новом статусе — статусе мультимедиа технологий.
Проще всего относиться к деятелям независимой культуры, как Ленин к Горькому: дурачки усатые. Но наш разговор пойдет о чисто выбритых мужчинах, поэтому и отнесемся к ним по-другому. Андрей и Алексей Борисовы — два настоящих москвича, два художника и два ученых-конструктивиста. Их часто принимают за братьев, но если они и братья, то только по мозгу. И еще однофамильцы.
Глава ассоциации "Экзотика" Андрей Борисов — уникальный, многопрофильный специалист. Я не случайно назвал его художником — это редкий тип творца, которому малоинтересен сиюминутный результат. Уже в середине 80-х его авторитет в среде российских (тогда советских) меломанов был безграничен. К нему, в ДК Горбунова, приезжали за новой редкой музыкой филофонисты из Архангельска, Вильнюса, Кемерова, Калининграда, Владивостока. Кстати, уже тогда в воздухе витал дух "новой русской" экзистенции. Вроде еще проходили всяческие демонстрации и бестолковые собрания, но самостоятельно мыслящие люди уже чувствовали всепроникающее одиночество. Доминирующими настроениями постепенно становились отчаяние, тревога, страх, эрзац-радость, но энергия молодости толкала к борьбе и протесту. Музыка в самых различных проявлениях, как художественное воплощение таких настроений, для многих стала единственным адекватным собеседником и другом.
Дальше перестройка, рок. Андрей вынужденно увлекается концертной деятельностью — ездит по стране с московскими рок-группами. Мы так и познакомились: в 1989 году он "привез" в Ижевск "Бригаду С". Возить музпродукты отечественной сублимации по городам и весям в дальнейшем не входило в его планы. К тому же благодаря меломанской деятельности он обрел серьезные контакты в западной музыкальной среде. Тогда Андрей занялся импортом. Во многом благодаря его деятельности "Горбушка" в какой-то момент стала главной концертной площадкой страны.
Подходим к конструктивизму. Андрей никогда не был просто слушателем, потребителем — он изучал современную музыку. И научный подход, предполагающий анализ происходящего, помог ему вовремя понять, что музыка как самостоятельная область современного искусства теряет свою исключительность. Тогда Андрей Борисов занялся вопросами и средствами массовой коммуникации и информации. Не буду мучиться и просто процитирую (с мини-редакцией) сайт www.exoticamusic.ru:
"Ассоциация "Экзотика" является первым отечественным мультимедийным проектом, охватившим всевозможные сферы современной музыкальной культуры. За время нашего существования было создано более сотни выпусков телевизионных программ, выходивших на каналах РТР, ТВ-ЦЕНТР, "ЮГРА", а также более тысячи радиопрограмм (Радио России, SNC, Ракурс, Станция). Было проведено четыре музыкальных арт-видео-фестиваля "Экзотика" в Ижевске, Калининграде, Сочи и Санкт-Петербурге. Опубликовано две книги ставшего библиографическим раритетом альманаха, посвященного проблемам развития современного музыкального искусства. Начало было положено весной 1991-го, когда появилась идея создания альманаха под условным названием "Панорама альтернативной музыки". Название "Экзотика" пришло на фестивале "Дети Чернобыля" в Минске. Перед выступлением группы Echo & The Bunnymen Андрей рассказывал Артемию Троицкому о концепции планируемого журнала: "В нем будет все о самой необычной музыке — авангард, прогрессив, постпанк, электроника, musique concrete, этника, ну, в общем, всякая экзотика". "Вот и назвал бы журнал "Экзотика", — предложил Троицкий. В июне 1991 команда Борисова начала работу на РТР в музыкальном отделе под руководством крестного отца "Экзотики" Артемия Троицкого.
Но уже в ноябре коллектив единомышленников (Андрей Борисов, Ирина Варламова, Дмитрий Великанов, Денис Ларионов) покинул "Программу А" и занялся созданием собственных программ "Экзотика" и "Виниловые джунгли". Первый эфир "Экзотики" на канале РТР состоялся в январе 1992 года, но еще до этого, в декабре, одноименная передача появилась на Радио России".

Дальнейшее развитие проекта — создание издательской компании. Я слышал много разных отзывов о рекорд-лейбле "Экзотика". Многие не понимают его издательской политики, а она предельно проста: возможность маркетингового исследования современной российской альтернативной сцены — единственно состоятельной для гипотетического экспорта музыки. Что имеем, то и изучаем. Андрей Борисов, образца 1993 года:
"Юности свойственны необузданная энергия и бескомпромиссный максимализм: разнесем все старое, пахнущее мертвечиной и мешающее жить, как хочется, и на чистом от хлама месте создадим культуру, свободную от стандартов предыдущих поколений. Со временем выясняется, что построенное на пустыре сооруженьице не оправдывает жизненных надежд и годится лишь для того, чтобы, наклеив на него ярлык "субкультура", сдать на свалку истории. "Повстанцы" и "бунтари", слезшие с родительской шеи и успевшие насладиться "прелестями" существования в материальном мире, обзаводятся семьями и долгами. Если не успевают спиться или попасть в психлечебницу, то пополняют армию мещан, которые, несмотря на экстравагантные прически, наряды и поведение (Москва. — М.Р.), пытаются изо всех сил достигнуть пошлого обывательского благополучия. Конечно, те, в ком было что-то кроме непомерных амбиций и жажды разрушения, выбирают другой путь. Им тоже необходимо на определенном этапе разрушить свои идеалы и "убить своих идолов", но сделать это для того, чтобы освободить свои чувства и мысли от гнета авторитетных "аксиом", и творить, смело нарушая "каноны" и выходя за привычные рамки. Как правило, такие люди быстро понимают, что политические баталии и протест социально неудовлетворенных аутсайдеров — всего лишь борьба за место под солнцем, на которую не стоит тратить ни сил, ни энергии, потому что этот путь — тупиковый. Главная особенность таких людей — способность переосмысливать накопленный опыт и от разрушения переходить к созиданию. Тут-то и начинается тернистый путь поиска вечных ценностей: счастья, любви, красоты, гармонии и внутренней свободы".
Недавно встретились с Андреем, как обычно, съездили на "Горбушку". "Затарились" музыкой и кино, посидели в кафе в Филевском парке. Я попросил его, навскидку, набросать список западных музыкантов, которых он либо привозил в Россию, либо снимал их для российского ТВ. Или тех, с кем он просто дружит. Вот что получилось: Sonic Youth, Fred Frith & Chris Cutler, Charles Hayward (This Heat, Kohondo Style), Tom Cora, The Shamen, Nitzer Ebb, Ordo Equitum Solis, Peter Hammill, Edward Ka-Spel, Legendary Pink Dots, Holger Czukay (Can), Vasilisk, Arthur Brown, Hans Ioachim Irmler, Stefan Schneider (Kreidler, Mapsteition, To Rococo Rot), Gary Lukas (Captain Beefheart), Pascal Plantinga. И это далеко не полный список. Я, например, помню интервью с шефом манчестерской "Factory" (это они придумали "рэйв") Тони Уилсоном. А в качестве "точки" вот такая информация: в настоящее время Андрей Борисов на Кубе готовится к защите диссертации (предзащита позади) под названием "Эрозийная стойкость углерод — углеродных материалов соплового тракта РДТТ в условиях воздействия двухфазных потоков".
"Где-то в начале 70-х я переехал в другой район Москвы. Мои родители получили небольшую отдельную (до этого мы жили в большой "коммуналке") квартиру в так называемом Доме нового быта или просто в общежитии ДАС (Дом аспиранта и стажера), принадлежавшем МГУ им. Ломоносова. Основную часть этого ультрасовременного, по тем временам, здания населяли студенты и аспиранты, и лишь несколько этажей во втором корпусе занимали семьи сотрудников МГУ, на которых, собственно, и ставился социологический эксперимент по созданию нового коммунального хозяйства. Эксперимент, конечно, провалился, зато мы получили в свое распоряжение рок-ансамбль (или бит-группу), созданный по инициативе одного местного аспиранта. Собственно, с этого коллектива, в котором я, будучи школьником 7 класса, пробовал играть на бас-гитаре, началась моя карьера музыканта. Именно тогда я стал более серьезно и "вдумчиво" слушать современную музыку, пытаясь расчленять ее на стили и направления, структурировать и выделять для себя звучание того или иного инструмента".
Алексей Борисов родился в 1960 году в Москве. В 1983 окончил истфак МГУ. В 1980 начал заниматься практической музыкой в качестве гитариста группы "Центр". В 1985 году вместе с Иваном Соколовским организовал коллектив "Ночной проспект". Во второй половине 80-х "Ночной проспект" становится одним из основных (наряду с "Браво", "Вежливый отказ", "ДК", "Звуки Му") коллективов московской рок-сцены, и на волне популярности рэд вэйва получает известность не только в нашей стране, но и за ее пределами.
"Находясь под впечатлением от музыки XTC, Stranglers, Ultravox, Cabaret Voltaire и Joy Division, мы интуитивно пробовали сочетать энергетику панк-рока с более холодным и в то же время более эстетским, на наш взгляд, звучанием электроники. Понятно, что в данном стремлении мы были не одиноки в мире, однако в России долгое время существовало убеждение, что электронная музыка конца 70-х — начала 80-х годов являлась всего лишь разновидностью диско, исключительно коммерческим явлением, неприемлемым с точки зрения "настоящего" рока".
Здесь мы сталкиваемся с европейской художественной традицией. (От рок-тусовки "Ночной проспект", естественно, вовремя "отскочил", оставив войну за "лучший мусорный бачок" и право на дачу автографов более кондовым исполнителям). Контроль над интуицией, строгость, преодоление инстинктов с помощью смысла. И, наверное, определяющее для Алексея Борисова сведение лирики к ряду мгновенных психофизиологических импульсов. В борьбе со страстями, после внутреннего разочарования роком, главным оружием он выбирает интеллект. Точка зрения, может быть, и спорная, но не забывайте, что речь идет о музыке.
Далее по списку: электронный дуэт F.R.U.I.T.S. (совместно с Павлом Жагуном), этноэлектронный проект "Волга" и экспериментальный дуэт с финским электронщиком Антоном Никкиля, вместе с которым в 2000 году он создает лейбл "N&B Research Digest". Алексей — автор саундтрэка к фильму Фридриха Мурнау "Фауст" (Германия, 1926), а также советского немого фильма "Аэлита" (реж. Яков Протазанов, 1924). В последнее время он часто выступает: и сольно, и с разными проектами. Принимает участие в международных фестивалях на землях Австрии, Финляндии, Испании, Германии, Эстонии, Франции, Норвегии, Польши. Активно занимается журналистикой, кураторской деятельностью, а также читает лекции о российской электронной и экспериментальной музыке как в нашей стране, так и за рубежом:
"Музыка — достаточно влиятельная штука. Ее влияние гораздо тоньше и долговременней, чем воздействие примитивных политических лозунгов. Музыка проникает в сознание человека незаметно и быстро — по самым разным каналам, как невидимый газ, и непосредственно влияет на эмоциональное состояние и психологию. А политика, мне кажется, сродни спорту или казино — она служит неким прикрытием, маскировкой для скрытых процессов принятия решений".
Вообще, очень обидно, что носители и адаптеры таких знаний не востребованы в России ни на каком поприще. Зато прекрасный певец, весельчак и балагур Михаил Швыдкой был у нас недавно министром культуры. Что ж, какие министры — такая и культура. А закончу я тем же, с чего и начинал, — цитатой от Жана-Луи Барро:
"В 1946 году я пришел к убеждению, что самая почетная, благородная, хотя и непомерно трудная задача и очень редко достигаемая цель, состоят в том, чтобы выстоять. Подразумевая: выстоять, не продаваясь".


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой