ИГРЫ С ВОЛКАМИ
Авторский блог Денис Тукмаков 00:00 4 августа 2004

ИГРЫ С ВОЛКАМИ

0
| | | | |
Денис Тукмаков
ИГРЫ С ВОЛКАМИ
"Говоришь, что все наместники — ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца!"

И. Бродский
Итак, на выборах мэра Владивостока победил Владимир Николаев, самый "авторитетный" в городе человек, печально известный многим под кличкой "Винни-Пух". Мы знаем, конечно, что, мол, все там во власти — жулики, однако Николаев — случай особенный.
В изданном во Владивостоке учебнике для студентов юрфака "Организованная преступность Дальнего Востока: общие и региональные черты" (1998 год) о Николаеве сообщается, в частности, следующее:
"О В.Николаеве хорошо известно всем местным обывателям, интересующимся криминальной темой. Родился он в октябре 1973 года. Окончил экономический факультет Дальрыбвтуза. Занимался боксом и рукопашным боем. Попал в ряды бауловцев, там выделился как беспредельщик. После смерти С.Бауло произошел раскол в его группировке. Часть... бойцов перешла к близкому к Бауло человеку — Игорю Карпову. Другая часть вошла в группу "молодежи" — Дмитрия Глотова—Владимира Николаева (кем-то названных "Винни-Пухами")... После смерти Бауло Николаев завоевал себе имя как человек, не признающий никаких авторитетов, в том числе и криминальных... В настоящее время ОПГ Глотова—Николаева насчитывает, по газетным данным, до 220 человек... С данной группировкой считаются оставшиеся в живых "авторитеты"."
Бандит? Не бандит? Это эмоциональные оценки. Да и не в них дело. Пусть в октябре 1999 года Первореченский районный суд Владивостока признал Николаева виновным в совершении преступления по ст. 119 УК РФ ("Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью"), ст. 163 ("Вымогательство"), а также по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ ("Хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной преступной группой") и определил лишение свободы сроком на 3,5 года. "Винни-Пух" был освобожден из зала суда по амнистии, объявленной Госдумой.
Дело в том, что за этого человека 18 июля 2004 года проголосовало около девяноста тысяч владивостокцев. Отбросим из них четверть ничего не ведающих старушек и разнообразных николаевских соратников, родственников, друзей детства и просто "сильно сочувствующих". Останется 70.000 взрослых, отвечающих за свои решения людей. Которые сами, вполне сознательно и в добровольном порядке, пришли на второй тур выборов и отдали голоса за Николаева.
Оставим в стороне подтасовки, оргресурс, снятия и самоотводы других кандидатов, дикий пиар и прочие особенности национальной политики. Как вообще могли все эти люди проголосовать за "Винни-Пуха"?
Их выбору найдется сто и одно оправдание. Пойдем по порядку, перечислим основные.
"Уж он-то наведет порядок! Ведь у него — реальная сила и четкие понятия. А то ведь столько дел решить нужно, которые только и можно потянуть, если глаза на закон закрыть. Кто китайцев остановит? Кто наркоторговцев к ногтю прижмет? Кто в автобизнесе порядок наведет? Только тот, кому все подчинятся".
"Да всё равно все во власти — преступники. За кого ни голосуй, результат будет тот же. Этот — не больший бандит, чем Гайдар с Абрамовичем. А то вон одни сначала всю страну ограбят — и депутатами станут. Другие все заводы на корню скупят — а потом в Англии живут. А этот? Ну, порешил он кого-то из своих, что ж теперь?"
"У этого уже есть куча денег, он уже наелся. А придет новичок, бойкий и честолюбивый — всё начнется заново, кровушки-то много попьет, пока не насытится".
"А он и так — власть. Теперь он оформил свое фактическое могущество формально. Ну, выбрали бы мы какого-нибудь губошлепа, и что? К чему нужно двоевластие в городе? Пусть уж все рычаги у одного будут. Так эффективнее".
"Я читал его статьи, слушал выступления. Дельно говорит, мне понравилось. А то, что осужден был — ну так что ж? У нас половина народа сидела, другая — караулила. Да и потом, в наше время любого можно за решетку упечь. Не бандит он никакой. А пусть и бандит — помог бы лишь".
"Он крут, он сильный и независимый. Его мент не остановит и гаишник не опустит. Его в подворотне окликнут — а у него "ствол" за пазухой. Была бы возможность — я б таким же стал! Во власти сильные нужны. От слабаков одни неприятности".
"Да бросьте вы, я ж его знаю! В одном дворе жили. Помог он мне как-то реально. Я и отца его знаю, и друзей его. Он по земле ходит, с людьми реальные вопросы решает. Не то, что чинуша из Москвы или ДЭЗ какой-нибудь: анонимно квитанции шлют, да налогами обкладывают. Этот — один из нас, потому что живет он среди нас".
"А вот назло всем вам голосовал за него! Из чувства протеста. Пусть теперь Москва и Пуликовский с ним справиться рискнут. Он ведь, как Робин Гуд — морока с ним лишь у богатых да у власти! А простых людей бандиты не трогают, и мне он не страшен".
Найдутся "теоретики", которые тут же возведут эти оправдания в догму, придадут им наукообразный вид. Станут говорить о "тенденции", о "протестном голосовании", о "велении времени". Примутся рассуждать о том, что "народ всегда прав".
Это — народ? Или это — всего 70.000 оболваненных, забитых, трусливых людей со всего города, которых, как стадо, привело на участки жалкое чувство "принадлежности к чужому таинству победы"? Остальные 380.000 избирателей Владивостока либо не участвовали в этом фарсе, либо отдали голоса за кого угодно, только не Николаева — хотя бы за кандидата "Против всех". Но всё решили не они, а семьдесят тысяч любителей "Робин Гудов" и "Винни-Пухов".
Чего они ждут в таком случае? Что станет лучше жить? Смехота!
Бандит не подчиняется законам, даже собственным. Он поэтому и стал таким, что перешагивает через людей, через закон и установления. Где бандит — там беспредел, хаос и насилие. Бандит порядок не наводит, потому что вся выгода его происходит из тотального беспорядка.
Если у бандита уже есть много денег, это означает лишь одно — ему нужно еще. Бандит прижмет других бандитов только в одном случае — чтобы забрать себе их долю. Наркотики никогда не будут запрещены бандитом, потому что они приносят гигантскую прибыль. Иноземцы всегда найдут с бандитом общий язык, потому что смогут откупиться или нанять своих бандитов. Любое беззаконие, всё самое преступное и противоестественное при бандитской власти только усугубляется — иначе, откуда берет бандит власть и силу?
Всё могущество бандита проистекает от твоей беспомощности, от твоего одобрения и заискивающего взгляда. Ты привык любоваться этим сильным человеком на расстоянии, но вблизи ты трепещешь, а он расправляет крылья. Был бы он действительно сильным — добился бы всего честно, как пытаемся сделать это ты и я. За что же его уважать — за вечные передергивания и шулерство?
Бандита можно знать как облупленного и даже водить с ним дружбу — до того момента, как он приставит тебе нож к горлу. Нет более верного способа впасть к нему в кабалу, чем принять от него помощь. Тогда он тебя съест, потому что ты для него — никто, жертва, а он палач.
Бандит занимается детскими домами? Помогает старикам? Учредил премии писателям? Восстановил храм? Глянуть бы, как он, собрав "бабло" со всего города: с "крышевания" киосков, с проституции и работорговли, с наркоты, с незаконных промыслов и банковских махинаций, щедрой рукой отмусоливает бумажку за бумажкой, аккуратно раскладывая на стопочки: "мне", "в общак", "ментам", "наверх", "на прессу", "на благотворительность".
Тебе нравится бандит до тех пор, пока дочь твою не изнасиловали его дружки, а сын твой не сел на иглу от его "пушеров". Тебе нравились эти мордовороты, гоняющие кавказцев по рынкам, пока они не проломили голову твоему отцу. Ты всегда полагал, что они не трогают простых людей, пока они не выселили из квартиры твою соседку-старушку. И когда тебя самого вывезут в лес, привяжут к дереву и обольют бензином, ты уже не будешь думать, как это романтично — быть бандитом. Все шелуха из твоих любимых фильмов про мафиози осыплется. Твой "романтический герой" сгинет, как дым от вспыхнувшего на тебе пламени. И все, что останется в тебе — это смешанное чувство вопиющей несправедливости, животного страха, ненависти и жажды отомстить, но уже будет поздно.
Избирать бандита во власть — значит, подписывать себе смертный приговор. Теперь он по-любому тебя достанет, только уже законными методами, и все суды, все менты будут на его стороне. Выбрать бандита в отместку за нерадивую импотентную продажную власть — значит, сделать эту мерзкую власть во сто раз сильнее. Желаешь, чтобы хоть что-то изменилось — выбери достойного. А лучше сам стань достойным. Нечего лебезить перед отморозками. Нужен тебе для храбрости "ствол"? Вступи в охотничье общество, в охранную структуру — будет у тебя "ствол". Только не бойся их и не играй в их игры. Тогда, быть может, что-то изменится.
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой