ПЕРИФЕРИЙНАЯ ИСТОРИЯ
Авторский блог Редакция Завтра 00:00 28 апреля 2004

ПЕРИФЕРИЙНАЯ ИСТОРИЯ

0
| | | | |
№18(545)
27-04-2004
Ольга Быкова
ПЕРИФЕРИЙНАЯ ИСТОРИЯ
В издательстве "Ультра.Культура" вышла новая книга Бориса Кагарлицкого "Периферийная империя".
Кагарлицкий написал книгу об истории России. Книг по истории России написано великое множество. Авторы посвящают книги самым частным и на первый взгляд незначительным моментам, интересуются конкретными лицами или целыми эпохами. Школы — самые разные, разные идеологии и цели. Авторов отличает отношение к источникам и так далее. Описывать весь корпус исторической литературы нам недосуг. Отметим принципиальные отличия книги Кагарлицкого. Борис Юльевич предпринял попытку рассмотреть историю России с марксистских позиций. В этой исторической работе автор подчеркивает свою преемственность трем школам: школа Покровского, миросистемному анализу Валерстайна и теории циклов Кондратьева. Для непосвященных попытаемся кратко раскрыть суть данных течений. Михаил Покровский — "вульгарный" марксист 20-х годов прошлого столетия, выдающийся ученый эпохи академика Морра и Лепешинской. Он подвергал историю прямому марксистскому анализу, отрицая мелкие детали, не укладывающиеся в общий концепт. Миросистемный анализ, предложенный Валерстайном, предлагает рассматривать мир (что в общем-то следует из названия) как единую экономическую систему. Все события следуют из экономической необходимости общемировой системы, которая на протяжении истории изменяется. Есть Центр и периферия, центр, впрочем, тоже мигрирует. Кондратьев в 20-х годах 20 века заметил, что капитализм развивается волнами. Сначала средства производства бурно развиваются, происходит перевооружение производства, затем вкладывать деньги в средства производства становится все менее и менее прибыльно. Наступает период стагнации, осваиваются новые рынки. И так далее, до новой технологической революции средств производства.
Автор "Периферийной империи" вписывает Россию в международный контекст. Лишает Россию "квасной" индивидуальности. Показывает, порой весьма убедительно, что Россия развивалась вместе со всей Европою. Но вследствии "общемировых" причин страна оказалась на периферии. Заканчивается книга призывом: "Судьба России неотделима от истории человечества. И бороться за лучшее будущее для себя мы способны, лишь пытаясь построить лучший мир для всех".
Вообще-то, Кагарлицкий опирается в основном на Валерстайна, прикладывает теорию Кондратьева и к тем временам, когда капитализма и вовсе не было. Преемственность Покровскому Борис Юльевич только декларирует. А зря обращался Покровский прежде всего к читателю, "мозги которого не вывихнуты школьными учебниками истории"" (цитата по Б. Кагарлицкому). В своей книги автор фокусирует внимание на тех фрагментах истории, которые наиболее освещались в школьных учебниках, которые поднимались той или иной идеологией на протяжении последних 150 лет. Это ясно уже из оглавления "Периферийной империи". Глава посвящена игу, затем глава охватывающая период до Ивана Грозного, и глава о нем. Имя Ивана III упоминается вскользь, в связи с тем, что его государственную печать вырезали немцы. О церковной полемике того времени не говорится ни слова. А сколько полезных иллюстраций Борис Юльевич мог почерпнуть!
Да Бог с ним, справедливости ради надо сказать, что в книге фигура Павла, например, лишена традиционного флера безумия. По большому счету, не стоит придираться к явным ошибкам автора (типа Иван Грозный разогнал Новгородское Вече). Не надо становиться в ряд критиков экономизма, даже если его и возглавляет Дройзен, или постмодернистских историков (Фуко), отрицающих само линейное развитие в истории. Вроде и радоваться надо, что в наше время выходят книги с классовым анализом истории. К несчастью, данная книга вызывает большое количество вопросов, дискредитирует марксистский подход, и даже ставит под сомнение выводы Кагарлицкого.
Миросистемный анализ играет с автором злую шутку. При принятии тезиса о Центре и периферии (не принять его невозможно, в этом мире мы живем) для XIX и XX века все справедливо, и построения Кагарлицкого почти безупречны. Но для меня, человека, посвященного в работы Валерстайна чуть-чуть, остается непонятным, почему центр сформировался именно там, где он есть. Из рассуждений Бориса Юльевича неясно, почему центр переходит от Испании и Португалии к Англии и Голландии. Отлично, Испания пыталась создать мироимперию, а Голландия нет. То есть гентские кружева победили галеоны золота. Разве сейчас миросистема не перерастает в мироимперию? В рассуждениях Кагарлицкого появляется какая-то мистика. Португалия — беднейшая страна ЕС, в отличие от Исландии. Исландия уж по Кагарлицкому периферия так периферия, никаких торговых путей (только самолеты из Европы в Америку там садились в 70-х), ни колоний (Гренландия только), ни технологий (одна Бьорк и селедка), прочно входит в золотой миллиард. А Норвегия, благополучнейшая страна Европы, наибольший доход на душу населения, образцовая демократия, — не периферия? Уж не проглядываются ли здесь совсем другие, не Кондратьевские циклы? Почему Европа передала миссию центра Америке? Почему Германия претендует на функцию центра? Отношения России и Англии явно демонизируются, уж не английская ли тайная власть? А где был центр до эпохи великих открытий? А в V веке? Может быть, в Кардове или в Константинополе? Геополитикой классической попахивает. А как относиться к Поднебесной Империи? Китай всегда был изолирован? Как объяснить его опережение Европы и средиземноморского мира на тысячелетия? Вопросов множество. Видимо, я не понял Валерстайна. Или Борис Юльевич не смог мне его объяснить. Постоянные натяжки, пропуски, перескакивания с одной темы на другую, жонглирование фактами, игнорирование источников. При правильной постановки задач, при благородной цели, при точном анализе конкретных ситуаций, на мой взгляд, книга оказалась неубедительной. И заняла на моих полках место между трудами Гройса и словарем культуры ХХ века Руднева. Среди прочих постмодернистских текстов.
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой