ЗЛОВЕЩИЙ БУМЕРАНГ
Авторский блог Владислав Шурыгин 00:00 21 апреля 2004

ЗЛОВЕЩИЙ БУМЕРАНГ

0
| | | | |
№17(544)
20-04-2004
Владислав Шурыгин
ЗЛОВЕЩИЙ БУМЕРАНГ
ТО, ЧТО СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ В ИРАКЕ, может иметь самые неожиданные последствия для современной цивилизации. Фактически мы присутствуем при крахе громадного геополитического проекта, который должен был определить судьбу мира на ближайшие 50-70 лет.
Начатый американцами 12 сентября 2001 года, после известной воздушной атаки США, "крестовый поход" против терроризма менее всего имел своей целью наказать боевиков, напавших на Америку. И даже "ликвидация" стран, заподозренных в терроризме, не была главной целью Америки.
Главная цель США после 11 сентября — "Большой передел" мира. И рухнувшие "башни — близнецы" — ритуальная жертва, открывавшая врата "нового мира" — мира по-американски. Карт-бланш на его передел.
После 11 сентября всему "старому миру" оставалось лишь со страхом и содроганием наблюдать за тем, в кого уткнётся кольт взбесившегося мирового ковбоя и изо всех сил поддакивать его грозному рыку.
Никто и ничто не смело вставать у него на пути. "Кто не с нами — тот против нас! А кто против — тот должен быть уничтожен!" — эта незатейливая философская банальность стала девизом всей внешней и внутренней политики США.
И вот уже французы, немцы и прочие вчерашние друзья безропотно выстраиваются в очередь на сдачу отпечатков пальцев, чтобы быть допущенными на американский порог. Униженно принимают почти концлагерные условия допуска в страну.
Казалось, никто и ничто уже не сможет остановить этот паровой каток, вознамерившийся закатать всю планету в американский бетон. Мир только с облегчением вздохнул, когда американцы взялись за Афганистан. Слава Богу! — страна далёкая, дикая и малоценная. В списке очередных целей были куда более серьёзные государства. Ирак, Иран, Северная Корея, Сирия, Куба, Ливия и дальше по списку — все, кто хоть как-то не устраивает американцев.
Проамериканские политологи отводили на усмирение всех противников два-три года. Независимые аналитики были чуть сдержанней — пять-семь лет. Но и те, и другие почти не сомневались в том, что судьба современной цивилизации уже фактически предрешена. Мир обречён стать "американским".
Первые признаки того, что передел мира идёт не совсем так, как планировалось американцами, проявились уже в Афганистане, где два месяца войска "северного альянса" бессмысленно топтались на позициях, не имея возможности прорвать фронт талибов.
Тогда ситуацию спасли деньги. Закачанные через Пакистан сотни миллионов долларов "убедили" вождей племён и "полевых командиров" прекратить сопротивление и разойтись. Руководство Талибана на себе познало, что значат сила доллара и восточная продажность.
Талибам пришлось уйти, раствориться. Америка тут же громогласно объявила о своей феноменальной военной победе. "Военные аналитики" типа Паши Фенгельгауэра тут же подхватили этот миф на свои крылья и бросились поучать глупых русских аборигенов тому, как надо уметь покорять "непокорный" Афганистан. И пусть Афганистан после этой "победы" окончательно погрузился в политический, военный и экономический хаос, пусть стал всемирной "житницей" опиума и героина, пусть американцы в Афганистане не контролируют даже и сотой его части, отсиживаясь за крепостными стенами своих редких баз, — неважно.
Дело было сделано. И можно было браться за следующего "врага". На его место ещё до 11 сентября был назначен непокорный Хусейн. Атака небоскрёбов лишь упростила задачу. Отныне можно было вообще не связывать себя никакими законными процедурами.
Война против Ирака стала вторым звонком для США.
Изначально она пошла совсем не так, как планировали её американские генералы. Вместо двухнедельного победного марша на Багдад американцы втянулись в бессмысленные уличные бои в приграничных провинциях, в которых быстро увязли и потеряли темп. В Белом доме были вынуждены заговорить о том, что война может затянуться надолго. К Ираку со всего мира потянулись подкрепления. И вскоре уже почти половина всех ударных сухопутных сил США находилась в иракских пустынях.
И вновь ситуацию спасли деньги. Бывший командующий сил коалиции в Ираке Томми Фрэнкс вскоре после войны признал, что сломить сопротивление американцам удалось лишь благодаря "перевербовке" ключевых лиц из состава высшего военного командования Хусейна, которые в обмен на гарантии личной безопасности и крупные денежные суммы перестали выполнять приказы Саддама и прекратили сопротивление.
И вот в начале апреля 2003 года приключилось "багдадское чудо", когда войска коалиции фактически без потерь заняли один из крупнейших городов арабского мира. После этого тон проамериканских военных комментаторов и всякого рода "аналитиков" (Фенгельгауэр, Радзиховский энд Ко) перешёл вообще в счастливый вой. Армия США была окончательно объявлена "абсолютно непобедимой", а американская военная доктрина "самой совершенной в мире".
Казалось, уже никто и ничто остановить американцев не сможет. Для начала янки сгоряча чуть было не расправились с Сирией, которую обвинили в помощи режиму Хусейна. Некоторые конгрессмены и чины в администрации открыто призывали "убить сразу двух зайцев". Хусейна и Асада-младшего, пока войска ещё "не остыли от войны". Только остатки авторитета ООН, а также полное отсутствие каких-либо поводов для нападения не дали США разделаться с Сирией.
Сирии дали отсрочку. А аналитики взялись гадать, кто станет следующей жертвой США — Иран или Северная Корея, как быстро американцы смогут начать новую войну и сколько продержится очередная жертва? Не очень скрывали эти планы и сами американцы. Из Белого дома как из рога изобилия сыпались предупреждения КНДР и Ирану, требования "разоружиться", "одемократиться" и проч.
Для подготовки новой военной кампании оставалось лишь сделать сущую мелочь — быстренько установить в покорённом Ираке соответствующий оккупационный режим, посадить свою администрацию, взять под контроль иракскую нефть и уничтожить "остатки сопротивления".
На всё это американские генерал отводили максимум два — три месяца. Но неделя проходила за неделей, месяц за месяцем, а количество трупов, вывозимых в США под звёздно-полосатыми флагами, не уменьшалось, а только увеличивалось.
Новая иракская "демократическая администрация" упорно не желала встречаться с собственным народом, предпочитая руководить Ираком с территории американского штабного комплекса.
А нефтекомплексы постоянно лихорадило от взрывов и диверсий. Добыча нефти не могла выйти даже на уровень программы "Нефть в обмен на продовольствие". Эта ситуация чрезвычайно бесила американское руководство, которое оказалось "приковано" к Ираку. К тому же в самих США начал постепенно разгораться скандал вокруг так и не найденного в Ираке оружия массового поражения и преступной беспечности Буша перед полученными до 11 сентября предупреждениями о скорой атаке США…
Так продолжалось до начала апреля 2004 года, когда очередная карательная акция американских "маринс" в шиитском городе Эль Фалуджа привела к вооружённому восстанию сначала шиитских городов и посёлков, а затем и суннитских. К середине апреля ситуация в Ираке фактически полностью вышла из-под контроля США. В большинстве городов Ирака сегодня идут бои и перестрелки. Число убитых захватчиков за две недели перевалило за сотню. Число раненых приближается к тысячи. В боях потеряно пять вертолётов, не менее 15 танков и до 30 БТР, БМП. На дорогах партизанами уничтожено больше ста трейлеров и автомобилей.
Американцы были вынуждены вывести войска из Эль-Фаллуджи и начать переговоры с повстанцами.
Сегодня мы видим, как сигарным дымом рассеивается миф о непобедимой американской мощи. Так же когда-то зимой 41-го года мир с изумлением увидел, как казавшаяся до этого абсолютно непобедимой, военная машина Вермахта под далёкой Москвой вдруг забуксовала, выдохлась, а затем и вообще оказалось разбитой, опрокинутой, жалкой и отступающей.
Поражение под Москвой нанесло непоправимый удар по престижу Вермахта. Поражение под Эль-Фаллуджей развеяло миф об американской непобедимости. Горящие "Апачи" и "Абрамсы" на фоне иракских пальм — это такое же знаковое видение, как горящие "T-IV" и "Юнкерсы" на подступах к Москве.
Мир увидел, что обычные русские гранатомёты тридцатилетней давности с успехом жгут самые современные американские бронированные монстры, а экипированных до бровей, вооружённых до зубов американских "сверхчеловеков" легко убивает пуля обычного "калашникова". Это страшное знание!
Партизанская война самым серьёзным образом отражается на боевой готовности американской армии и её боевом духе. Износ техники в Ираке уже вышел за все предполагавшиеся ранее параметры. "Мы, фактически, похоронили в Ираке своё самое новое оружие!" — заявил на совещании в Багдаде генерал-лейтенант Рикардо Санчез. До 70% используемой здесь техники и оружия нуждается в капитальном ремонте. По оценкам американских военных, если боевые действия продолжатся с прежней интенсивностью, то уже через шесть месяцев не менее 50% боевой техники, в основном, танки, вертолёты, БМП превратятся в металлолом и потребуют замены.
За год войны в Ираке из частей армии США, расквартированных в Ираке дезертировало более 800 человек. Основная форма дезертирства — невозвращение из отпуска. Ещё около 2000 военнослужащих под теми или иными предлогами отказались от перевода в Ирак. Из них около 500 ценой "позорного" разрыва контракта.
Общие потери армии США в Ираке, включая убитых, раненых, травмированных, заболевших, получивших психические расстройства, а также совершивших преступления и арестованных, достигли 13 тысяч военнослужащих. Из которых уже больше 700 — убитые и умершие от ран.
Психологи большинства частей отмечают общую моральную подавленность военнослужащих, их откровенный страх перед отправкой в Ирак и разочарование в ведущейся там войне. Согласно закрытому опросу, проведённому в корпусе морской пехоты только 15 из 100 опрошенных военнослужащих батальона морской пехоты, в Кэмп-Пенделтон выразили безусловную готовность отправиться в Ирак. 55 человек сообщили, что если бы имели возможность уклониться от отправки, то безусловно сделали бы это. 20 человек сообщили, что испытывают сильный стресс перед перспективой оказаться в Ираке. 10 человек назвали своё состояние перед отправкой в Ирак "неконтролируемым страхом".
Напомним, что год назад число солдат "безусловно готовых" отправиться в Ирак достигало 65%. Только 5 из каждых 100 военнослужащих, возвращающихся из Ирака, хотели бы вновь туда вернуться. 71 человек сообщили , что предпримут все усилия, чтобы больше никогда там не оказаться.
Совершенно очевидны следующие фатальные для США факты.
Американцы так и не стали для иракцев "освободителями". Это главный и самый драматичный для США момент. Отныне и до самого последнего дня своего пребывания в Ираке они останутся "оккупантами" со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Не менее катастрофичным для американцев моментом является то, что иракское сопротивление сменило вектор с "просаддамовского" сопротивления на "национально-освободительное". Сегодня уже всем понятно, что иракские партизаны воюют не за Саддама и за БААС, а просто против оккупантов, захвативших их страну.
Всё сильнее в светском иракском обществе проявляется религиозный аспект. Партизанская война под призывы "Аллах Акбар!" в стране, где всего год назад общество было по преимуществу светским — это более чем серьёзное поражение американцев.
Американцам не удалось стравить между собой шиитскую и сунитскую общины. Обе они всё более явно выступают против оккупантов.
Несмотря на заявления американских военных о природной непохожести Ирака на Вьетнам, отсутствие джунглей не облегчает задачу. Пустыня и жара лишают американцев возможности размещать свои гарнизоны вне городов. Война в Ираке — это тяжелейшая "война за города" и коммуникации. "Война в городских джунглях". Это наиболее кровопролитный и затратный вид боевых действий.
Изоляция Ирака не поможет США. Иракское сопротивление в ближайшие два-три года не будет нуждаться в оружии и финансовой подпитке, так как этого оружия там с избытком. А деньги на войну с США в этом регионе есть всегда.
Из всего сказанного выше можно сделать вполне ясные выводы.
В ближайшей перспективе (год-полтора) США не смогут установить эффективный контроль над Ираком.
Сопротивление в Ираке носит не отрывочный случайный характер, а стало массовым явлением, реакцией на репрессии и экономический хаос, принесённый американцами. Оно всё более структурируется и генерируется всё большими слоями населения.
Образ сопротивления становится всё более притягательным. Сопротивление героизируется и романтизируется и всё больше становится идеологией иракского общества.
Кампания в Ираке теряет свою политическую привлекательность для сторонних участников. Экономические перспективы участия в войне становятся всё более эфемерными. Политические потери от участия в "неправедной войне" всё более очевидны.
Уже к концу года можно ожидать резкого сокращения "международной оккупационной коалиции". По мере приближения выборов и нарастания потерь стран-участниц оккупации, "иракский фактор" станет едва ли не основным политическим фактором выборов. Можно быть уверенными в том, что не одно из ныне существующих правительств расплатится за участие в этой войне потерей доверия на выборах. Как следствие, уменьшатся ряды "безоговорочных" союзников США.
Каждый следующий месяц партизанской войны будет всё сильнее "размывать" миф о победной войне и эффективности американской военной машины. Это значит, что американский "крестовый поход" по переделу мира явно "пробуксовывает" и имеет все перспективы бесславно закончиться в самом своём начале. Если арабы в пустынях и городах с успехом противостоят самой современной армии мира, то ей просто нечего ловить в корейских лесах, кубинских болотах и иранских горах.
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой