Авторский блог Редакция Завтра 00:00 31 марта 2004

РЕВОЛЮЦИЯ ДЖЕМАЛЯ

0
| | | | |
№14(541)
30-03-2004
Анастасия Ежова
РЕВОЛЮЦИЯ ДЖЕМАЛЯ
В издательстве "Ультра. Культура" вышла в свет книга Гейдара Джемаля "Революция пророков". Изящная, оригинальная эстетика обложки, выдержанная в русле стилистики сайта автора www.kontrudar.ru, сразу обращает на себя внимание. Данный труд состоит из нескольких разделов и включает в себя ключевые философские работы мыслителя, отличающиеся и по стилю, и по времени написания. Это и цикл лекций под названием "Традиция и реальность", прочитанных на философском факультете МГУ в 1998 году, и одно из главных сочинений мыслителя "Ориентация — Север", написанное еще в 80-х, и интервью, и фрагменты бесед, и некоторые статьи, посвященные анализу современной постмодернистской эпохи и поиску путей ее преодоления. Однако при внешнем разнообразии вошедших в книгу работ она является очень стройной и выверенной в смысловом отношении. Примечательно, что предваряет книгу весьма интересная беседа Алексея Цветкова с Гейдаром Джемалем, цель которой — сделать акцент на личности автора, выявить некие вехи его биографии, оказавшие влияние на формирование его взглядов, на его решающий экзистенциальный выбор. Путь Гейдара Джемаля — это путь мыслителя-нонконформиста, мужчины-революционера, воина в широком смысле этого слова, бросающего вызов банальным стереотипам, укоренившимся не только в убогих представлениях запуганного и до тошноты благопристойного обывателя, но и в сознании многих критически и протестно настроенных людей. Его жизнь и творчество наполнены отрицанием шаблонности мысли и поведения, это — настоящая "пощечина общественному мнению", позиционирование себя в качестве радикального и последовательного противника Системы, идеолога протеста. Невозможно разграничить теоретические взгляды Джемаля, его философскую и социально-политическую концепцию и его собственную жизнь — они непосредственно связаны между собой и взаимно определяют друг друга (в отличие от многих современных политиков и деятелей культуры, у которых эти две сферы их деятельности зачастую вообще никак не коррелируют).
Несмотря на то, что Гейдар Джемаль является одной из знаковых, ключевых фигур как в пространстве политического ислама, так и в современном протестном движении, это его первая книга, изданная в России. Наконец-то, творчество известного философа и политического теоретика, яркого оппозиционного деятеля стало доступным не только в виде многочисленных публикаций в прессе, лекций и выступлений, но и в форме фундаментальной, во многом новаторской работы, имеющей определяющее значение не только для выработки стратегии дальнейшего развития исламской революционной политической мысли, но и для всей современной идеологии протеста в целом. Эта книга, несомненно, прокладывает путь к выработке адекватного дискурса сопротивления, способного объединить представителей протестных сил на основе ненависти к Системе, к окружающей их действительности, к современному миропорядку (в том числе и социальной). Вместе с тем, безусловно, "Революция пророков" — послание самой мусульманской умме, призывающее ее к рефлексии над основаниями собственной религии, сущности исламского взгляда на реальность и его роли в современном мире; это — поиск ответа на вопрос, что такое ханифийа (Единобожие), и в чем же заключалась уникальность миссии авраамических пророков, пророков монотеистических религий.
Несмотря на то, что Гейдар Джемаль — это мыслитель, который, по словам А. Цветкова, является "паролем и знаком качества" для совершенно разных людей, сред и кругов, зачастую весьма далеких от ислама, "вынести за скобки" мусульманский компонент его творчества, сделав при этом акцент на аспектах более "общезначимых" для людей, позиционирующих себя в качестве противников Системы, абсолютно невозможно. Гейдар Джемаль — это идеолог политического ислама, ислама революционного, радикального, нонконформистского. Он выступает за возвращение к изначальному, чистому, аутентичному, не зараженному вирусом клерикализма исламу Пророка Мухаммада и его сподвижников, и призывает всех мусульман, шиитов и суннитов, сплотиться на основе единого религиозно-политического проекта, а также солидаризироваться с другими протестными силами в борьбе угнетенных против мировой тирании. В этом смысле его понимание мусульманства в качестве революционной программы полностью соответствует основным постулатам политического ислама (в числе основных теоретиков которого также можно назвать имама Хомейни, Али Шариати, Сейида Кутба, Калима Сиддыки). Однако Гейдар Джемаль является мыслителем такого масштаба, что выходит за пределы сугубо мусульманского политического дискурса в том смысле, что он пытается преодолеть его своеобразное, во многом искусственно созданное "цивилизационное гетто" и стремится сформировать общую идеологическую платформу, способную объединить мусульман и немусульман на основе интегрирующего протестного дискурса. Поэтому тот проект, который он предлагает в своей книге, способен быть востребованным не только для мусульман, но и для всех думающих и пассионарных нонконформистов. С другой стороны, как мусульманский философ, Гейдар Джемаль сумел восполнить те пробелы, исправить подчас весьма серьезные концептуальные ошибки, которыми до него "грешили" практически все перечисленные выше исламские политические мыслители, и высветить многие вредные и чуждые аутентичному исламу наслоения и концепты, которые были внесены в ислам контрабандно и, к сожалению, в глазах многих мусульман являются практически неотъемлемыми компонентами их религии.
Основа мусульманской политической теологии, теологии освобождения в исламе — шахада, исповедание Единобожия: "Нет бога, кроме Аллаха, а Мухаммад — Посланник Аллаха" ("Ля илаха илле Ллахи ва Мухаммаду Расулю Ллахи"). Это так или иначе, постулировали все вышеупомянутые мусульманские политические теоретики. Все они писали о том, что строгий монотеизм подразумевает радикальное неприятие любой формы угнетения и эксплуатации и воспевает революционера, бунтаря, борца с несправедливостью в качестве идеала, образца подлинно верующего. Все они были принципиально антиклерикальны и совершенно четко и правильно понимали, что ислам позиционирует себя в качестве непримиримого противника жреческой касты. Однако эти, безусловно, верные тезисы имели в их концепциях по большей части декларативный характер и не получали достаточно глубокого обоснования. Так, данные мыслители апеллировали к принципу тоухида (единобожия), однако они практически не пытались осмыслить саму сущность единобожия, не задавались вопросом о том, почему именно традиция монотеистических пророков, основанная на Откровении, является революционной и служит вызовом системе неравенства и угнетения, при этом противоборствуя клерикальной традиции. Отчасти антагонизм религии тоухида (единобожия) и ширка (политеизма) пытался проанализировать и осмыслить Али Шариати. Однако при этом в онтологическом отношении он абсолютно превратно понимал сущность монотеизма (тоухид) фактически отождествляя его с монизмом (вахдат), представляя тоухид как единство Аллаха, природы и человека, а это пантеистический взгляд на реальность, находящийся в вопиющем противоречии с содержанием послания авраамических пророков (и, в частности, с положениями ислама), да, кстати, и с большинством тезисов концепции самого Шариати.
В чем же, собственно, заключается новаторство Джемаля? Анализируя клерикальный взгляд на реальность и познание, и противостоящую ему традицию пророков, Гейдар Джемаль проводит четкую грань различения между монизмом, являющимся атрибутом традиции жрецов, основанной на созерцании, и монотеизмом, представленным в послании авраамических пророков, базирующемся на Откровении. Таким образом, мыслитель стремится выявить не только сугубо политические, но и глубокие онтологические и гносеологические аспекты противостояния традиции жрецов и традиции пророков, служащей вызовом клерикальному видению мира. Большое значение также имеет отмежевание исламского мыслителя от генонизма, от клерикально-традиционалистского взгляда на реальность. Как указывает Джемаль, "традиция доказывает, что все сущее справедливо, существует должным образом". Пророки же являются носителями революционной миссии, а "революция — это переворот, это не просто изменение, а радикальный модус и парадигма всех изменений, перестановка с головы на ноги, с ног на голову". Пророки бросают вызов самой реальности, объективному року (Дао, Кроносу, Зервану), который ни в коем случае не совпадает с Богом монотеистов. Таким образом, в своем курсе лекций "Традиция и реальность" Гейдар Джемаль, в частности, обращает внимание на очень важный момент, который зачастую игнорируется исследователями религии и самими верующими. Он подчеркивает, что бог жрецов и язычников (Великое существо) и Бог авраамических религий — две совершенно разные реальности, отождествлять которые абсолютно недопустимо. Заметим, что современные последователи монотеистических религий зачастую вообще не имеют представления о том, что скрывается за понятием "единобожие", что есть Бог для монотеизма и какие последствия это должно иметь для самих исповедующих единобожие, их экзистенциального выбора и жизненного пути, и какую ответственность на них возлагает. Эти люди подчас одурманены навязчивой пропагандой жрецов, априори репрезентирующих чуждый чистому авраамизму, аутентичному исламу взгляд на реальность, которая, выражаясь языком Корана, "запечатывает их сердца", то есть лишает способности адекватно воспринимать и понимать суть монотеизма. Причем в данном случае речь идет не только о рядовом верующем, в частности, о среднем мусульманине, подчас начисто лишенном даже мизерных зачатков рефлексии по поводу оснований собственной религии и лишь автоматически (и то не всегда) выполняющем какие-то обрядовые предписания, но и о весьма серьезных исламских мыслителях и интеллектуалах. Джемаль поясняет, что "слишком долго эта протестная традиция воинов (ислам — А.Е.) была представлена клерикалами и торговцами. Их кастовые привычки, их внешние и внутренние специфические черты превратились буквально в атрибуты ислама. Клерикальный язык навязывает мусульманскому сознанию маразматическую сахарозность, в которой, как в наркотике, расплываются очертания духовной истины. Муллократия стремится превратить умму в терапевтическую общину, где носитель протеста автоматически объявляется безумцем".
Почему же весьма "продвинутые", революционные мусульманские философы, занимавшие отчетливо антиклерикальную позицию, оказались в плену этих иллюзий? Гейдар Джемаль очень тонко чувствует суть данной проблемы, говоря о том, что у современных исламских политических мыслителей нет метода интерпретации Послания, который позволил бы им узреть сущность единобожия. В предисловии к своему знаменитому сочинению "Ориентация-Север", он, в частности, пишет следующее: "Ориентацию-Север часто принимают за поэму, не понимая ее внутренней системы. На самом деле, это своеобразное рассуждение о методе. Главная цель подлинной теологии — создать интеллектуальный метод безусловного различения "внутреннего" и "внешнего", благодаря которому может состояться такое же различение в экзистенциальном опыте. Пока не осуществлен фуркан между "внутренним" и "внешним", нет истинного монотеизма, нет внутренней свободы". По словам мыслителя, "цель "Ориентации" — заложить основы новой теологии, политической теологии монотеизма", для чего необходимо полностью отмежеваться от клерикального мировоззрения, от гуманизма, а, как подчеркивает Джемаль, текст "Ориентации" "расстреливает гуманизм как врага духа".
Выработка адекватного языка и аутентичного понимания ислама и мусульманскими, и немусульманскими нонконформистами чрезвычайно важна сейчас, когда, как справедливо отмечает Гейдар Джемаль, "мировой протест отождествился с исламом". А поэтому, как подчеркивает мыслитель, важно осознать, что ислам является религией воинов-кшатриев — "это те последние краеугольные камни, которые Бог сделал первыми. Цари дальней жизни, т.е. Новой земли и Нового неба, которые ведут обездоленные низы против тирании ветхой реальности". Более того, подлинный, аутентичный ислам является теологией освобождения и революции. "Слово "революция", даже на бессознательном, инстинктивном уровне, обладает странной зажигающей притягательностью... — пишет Джемаль, — следует отметить, что есть особое качество, которое лежит на человеке, называющем себя революционером. На нем лежит особая харизматическая печать... Революционер — это человек, отмеченный особым качеством экзистенции". И любой подлинный революционер найдет в книге Гейдара Джемаля нечто созвучное его собственному мироощущению. Она является своеобразной площадкой, облегчающей сближение исламских революционеров и протестно настроенных немусульман, столь необходимое в сегодняшних нелегких и критических условиях.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой