ФАЛЬСТАРТ? “КРУГЛЫЙ СТОЛ” В РЕДАКЦИИ “ЗАВТРА”
Авторский блог Редакция Завтра 00:00 11 марта 2003

ФАЛЬСТАРТ? “КРУГЛЫЙ СТОЛ” В РЕДАКЦИИ “ЗАВТРА”

0
11(486)
Date: 09-03-2003
ФАЛЬСТАРТ? “КРУГЛЫЙ СТОЛ” В РЕДАКЦИИ “ЗАВТРА” (Участвуют: О.КУЛИКОВ, Ш.СУЛТАНОВ, М.МАЛЮТИН, М.ХАЗИН, П.МИЛОСЕРДОВ, О.ГРИГОРЬЕВ, В.ВИННИКОВ. Ведущий — А.НАГОРНЫЙ.)
Александр НАГОРНЫЙ. Уважаемые коллеги! Мы собрались здесь для того, чтобы поделиться своими наблюдениями и оценками по поводу еще далеких, но с каждым днем неумолимо приближающихся выборов. 21 февраля Центризбирком назвал их дату: 14 декабря 2002 года наши сограждане изберут новый, уже четвертый по счету, состав Государственной думы, а 14 марта 2003 года назовут имя президента Российской Федерации. Мне кажется, что есть смысл остановиться не только на анализе нынешней ситуации в стране, но и попытаться спрогнозировать ведущие тенденции ее развития, а также вероятное поведение основных политических сил.
Олег КУЛИКОВ, секретарь ЦК КПРФ по информационно-аналитической работе. Однозначно оценивать текущую ситуацию нельзя. На фоне сообщений о небывало высоком рейтинге президента, небывалой монополизации средств массовой информации, а также концентрации управленческих и финансовых рычагов в руках одной группировки "партии власти", остаются нерешенными многие проблемы, от которых напрямую зависят подготовка к выборам и их исход. Это касается и внешнеполитической обстановки, и связанной с ней обстановки на мировых рынках, в том числе на валютно-финансовом рынке. Кроме того, продолжается падение уровня жизни большинства наших сограждан, крайне резкие, превышающие критический уровень, формы приобретает социальное расслоение общества. В этих условиях неизбежной представляется и политическая поляризация, когда все те, кто заинтересован в сохранении статус-кво, так или иначе концентрируются вокруг "партии власти", а те, кто считает нынешнюю ситуацию нетерпимой, начинают поддерживать КПРФ как основную силу государственной, народно-патриотической оппозиции.
Нынешние российские государственные институты представляют собой сырьевую колонию Запада, управляемую извне. Достаточно взглянуть на бюджет РФ, чтобы убедиться в этом, поскольку главным приоритетом является выплата внешнего долга, на которую приходится больше четверти официальных государственных расходов. В то же время внутренний, долг, долг перед собственным населением размером в 150 млрд. долл. государством не признается, и выплачивать его никто не собирается. Оба этих момента взаимосвязаны, и рассчитывать, что в этой ситуации народно-патриотическая оппозиция и другие государственно ориентированные силы способны быстро прийти к власти, достаточно сложно. Тем более, что единая платформа, на которой может состояться их объединение и которая может быть поддержана большинством населения Российской Федерации, еще окончательно не определена. В первом приближении такой платформой можно считать вопросы для всероссийского референдума, выдвинутые КПРФ — всего четыре вопроса, ясных и четких, на которые можно дать только два варианта ответа: "да" или "нет". Практически 90% опрошенных по этим вопросам отвечали "да", то есть поддерживали нашу точку зрения по этим действительно судьбоносным для России вопросам. Именно поэтому все представители "партии власти", забыв о своих видимых и мнимых разногласиях и даже о формальной фракционной принадлежности, дружно проголосовали за то, чтобы этот референдум не состоялся. Надеюсь, что в мае, когда вопрос о законности подобного решения будет рассматриваться в Конституционном суде, мы сможем вновь привлечь внимание общества к проблемам, обозначенным в референдуме, и всё-таки добиться его проведения.
Еще одним существенным моментом предстоящих выборов будет позиция региональных элит, чьи интересы в последнее время существенно ущемляются федеральным Центром. От того, пойдет ли Кремль на замораживание подобного положения дел или сделает ряд шагов по перераспределению полномочий и доходов в сторону регионов, во многом зависит дальнейшее развитие внутриполитической ситуации в стране. Пока складывается впечатление, что правительство осознанно ведет дело к разрыву единого экономического и политического пространства России, на что уже не раз указывали представители КПРФ.
В целом складывается парадоксальная ситуация: большинство населения не принимает тот курс, которым ведут страну правые политики, стоящие у власти. Левый электорат, который разделяет ценностные установки нашей партии, составляет уже около 40%, приблизительно столько же сегодня имеют центристы, или, проще говоря, политическое "болото", которое по инерции голосует за "партию власти", 5-6% голосов стабильно набирают правые партии, и уже около 15% достиг уровень протестного электората, то есть людей, которые никому не верят. Наша задача как раз и заключается в том, чтобы привлечь этих людей на свою сторону, а также добиться, чтобы патриотически настроенная часть центристов перестала обманывать себя и принимать мнимо-державническую риторику Кремля за чистую монету.
Вот на этом поле — центристов и протестного электората, и развернется основная борьба, причем первый сектор в перспективе будет сокращаться, а сектор "рассерженных" — расти. Нельзя сказать, что здесь мы добились кардинальных успехов, но движение в данном направлении обозначилось, и оно весьма серьезно. Нам, коммунистам, вот уже десять лет пытаются навесить ярлык уходящей политической силы, "партии пенсионеров". Ничего подобного! За годы "реформ" из жизни ушло свыше 15 миллионов людей старшего возраста, а поддержка КПРФ выросла в 2-3 раза. Итоги последних выборов говорят о том, что у нас резко усилилась поддержка в городах, особенно среди лиц, имеющих и получающих высшее образование, то есть студентов. Так что мы позиционируем себя как партию будущего и в завтрашний день смотрим с уверенностью и надеждой.
Александр НАГОРНЫЙ. События последних недель указывают на то, что "партия власти" делает огромный рывок в плане своей пропагандистской деятельности, или, как принято сегодня выражаться, "пиара". Кремль, как и в 1999 году, усиленно мимикрирует, пытаясь спрятаться за лозунги, характерные для левопатриотических сил. Установление 23 февраля дополнительным праздничным днем, чествование ветеранов, речи о победе в Великой Отечественной войне, совмещенные с риторикой о восстановлении Союза на встрече президента Путина и президентов Беларуси, Украины и Казахстана,— всё это свидетельствует о том, что в "партии власти" понимают серьезность того разрыва, который образовался между ними и подавляющим большинством населения страны,— разрыва, о котором справедливо говорил Олег Анатольевич Куликов. При этом совершенно очевидно, что власть не завершила процесс интеллектуальной проработки сценария предстоящих выборов. Это связано и с неопределенностью ряда серьезнейших внешних факторов, и с вопросом о том, на кого всё-таки "повесить" весь комплекс социально-экономических проблем нашего общества. Без указания на такого "козла отпущения" никакая риторика Кремлю не поможет. Раньше предполагалось, что для "жертвоприношения" хватит одного Чубайса. Сегодня создается впечатление, что этого мало, и на предвыборное заклание отдадут премьер-министра Касьянова. На нем постепенно фокусируется критика со стороны "Единой России", которая тем самым должна приобрести черты некоей оппозиционности. Игра со снятием Касьянова должна завершиться за несколько недель до даты выборов. При этом на него "повесят" и рост тарифов на электроэнергию, и цены на бензин, и жилищно-коммунальный беспредел, и так далее.
Не исключено, что после обвального повышения цен на энергоносители, которое ожидается в марте-апреле с выходом на уровень 50 центов за литр бензина, что выше аналогичных цен в США, Кремль даст "отмашку", и конечный итог окажется в районе 12-13 рублей, что означает все-таки 30%-ный рост, но позволяет "партии власти" выступить в роли защитницы социальной справедливости. Этот механизм, кстати, уже опробован столич- ным мэром по вопросу арендных ставок на недвижимость. Но все эти манипуляции не влияют на фундаментальные тенденции, ведущие к деградации российского общества и к фрагментации государства. Что будет Кремль делать в Чечне, где самые серьезные интересы имеют страны Запада, и прежде всего США? Как он заставит людей забыть о коммунальной катастрофе зимы 2002-2003 года? Начнется ликвидация или хотя бы сокращение бюджетной задолженности по зарплате? Сегодня у нас больше вопросов, чем ответов, но координаты опорных точек предстоящей кампании, тем не менее, уже просматриваются. Как они видны с точки зрения непартийной, с точки зрения экспертной, с точки зрения академической?
Шамиль СУЛТАНОВ, руководитель Центра по исследованию межнациональных и межрегиональных отношений. Сначала несколько слов о тенденциях, которые прослеживаются в реальном политическом процессе. Прежде всего необходимо отметить резкий рост мелкобуржуазности. Россия сегодня входит в пятерку наиболее мелкобуржуазных стран мира, что в современных условиях проявляется в крайней маргинализации общества. В крупных городах образуются целые районы своеобразных бидонвилей, где не действуют никакие официальные структуры и тем более официальные власти. Это очень важный фактор, на который обычно обращают мало внимания. Второй момент — это действительно усиление протестных настроений у населения, которые проявлялись в том, что в ряде региональных кампаний доля голосующих "против всех" достигала 10 и более процентов. Третий момент — снижение явки, то есть люди всё чаще отказываются участвовать в выборах, не видя в этом никакого смысла. Эта тенденция отчасти перекликается с протестным голосованием, но не идентична ему. В любом случае мы наблюдаем выпадение растущего процента населения из процедур формальной демократии. А это, в свою очередь, означает ни много ни мало, что политические интересы общества во всё большей степени реализуются вне и помимо данных процедур. Для власти такой уход граждан из политики может казаться благом, поскольку позволяет манипулировать итоговыми цифрами голосования. В среднем по стране фальсификационный ресурс поднялся с 10-15% до 15-20%, а в некоторых регионах, особенно Северного Кавказа, он достигает 35-40%. Но, используя этот ресурс для решения локальных политических проблем, для управления электоральными процессами, "партия власти" на деле загоняет себя в ловушку, поскольку ее "управленческая вертикаль" де-факто теряет свою легитимность, и на смену ей приходят какие-то иные реально функционирующие структуры "параллельной власти".
Следует отметить, что во властвующей группировке — я не хочу употреблять здесь понятие "элиты" — во властвующей группировке нарастают внутренние противоречия. Это касается и противоречий в федеральном Центре, и противоречий между Центром и регионами. На мой взгляд, ситуация для Кремля здесь гораздо хуже, чем она была в 1999-2000 годах. Тогда всю "партию власти" объединяла необходимость, можно даже сказать — классовый интерес: сохранить статус-кво при смене Ельцина. Проблема заключалась лишь в том, кто и за какие "отступные" станет преемником. Сегодня ситуация принципиально другая: все очень хорошо понимают, что победившие в 2003-2004 году получат всё на ближайшие 8-12 лет. То есть ни о каком статус-кво речь уже не пойдет, передел власти будет сопровождаться самым жестким переделом собственности.
Поэтому до августа-сентября будет идти позиционная борьба, и только к этому времени сложится тот баланс сил, на основании которого можно будет делать сколько-нибудь ответственные прогнозы.
Михаил МАЛЮТИН, президент Ассоциации политических экспертов и консультантов (АсПЭК).Остановлюсь на тех моментах, которые не были освещены в предыдущих выступлениях. Момент первый и для меня самый главный заключается в том, что выборы происходят в качественно ином контексте. Все предыдущие "торжества российской демократии" происходили на фоне экономического спада в нашей стране и абсолютного доминирования сообщества западных стран на мировой арене. Однако за последние три-четыре года медленный экономический рост в РФ на фоне совершенно несомненного мирового кризиса привел к формированию принципиально иной предвыборной ситуации. Мы получили некие ростки социальной регенерации, уже получившие кличку "неозастой". И практически вся та политическая система, которая сложилась за 90-е годы, оказалась неадекватна этой новой ситуации.
Более 60% населения страны считают, что нужна партия социальной справедливости, и 40% готовы за нее проголосовать. Проблема в том, что далеко не все из них ассоциируют с такой партией КПРФ. Вот вам гигантский политический потенциал, которым до сих пор очень слабо пользуется или даже совсем не пользуется народно-патриотическая оппозиция. По-прежнему существует и "ядро" националистического электората, 20% населения готово голосовать за позицию "Россия для русских" и предельно жесткие формы борьбы с "мигрантами". Остальные 20% населения РФ, либеральные и прозападные, тоже не удовлетворены ни СПС, ни "Яблоком" и ожидают появления какой-то новой партии "деловых активных людей", отстаивающих именно их интересы.
Все претензии "Единой России" играть роль пародийной "КПСС сегодня" связаны, на мой взгляд, именно с этим фундаментальным обстоятельством. Возможности для социальной мобильности в период "путинской стабилизации" оказались перекрыты точно так же, как во времена Брежнева, но если тогда вполне можно было жить не напрягаясь, то теперь даже простое выживание требует максимального напряжения сил. И уже никто не сможет объяснить обществу, почему для возвращения на уровень развития Советского Союза конца 80-х годов нам понадобится еще 20 лет "реформ" и "экономического роста". В отличие от рубежа 80-х-90-х годов, трудно живущих граждан России интересуют уже не ошибки/преступления "проклятого прошлого" и не "передовой опыт Запада", а то, куда деваются деньги из профицитного бюджета, и кто их всех, грубо говоря, подставляет "на бабки" в течение вот уже десяти лет. Если разговор с избирателями ведется на подобном языке, то это находит и понимание, и поддержку, что показал, в частности, опыт С.Глазьева в Красноярском крае.
Сомнительно, чтобы в ситуации "стагнации роста" и мощных внешнеэкономических и внешнеполитических угроз к власти пришли те, кто только обещают, но ничего не делают для роста производства в России. Нынешний раздрай в "мировом сообществе" дает нашей стране шанс вырваться из навязанной ей роли в международном разделении труда к реальной независимости. Но нынешний режим на подобный рывок принципиально не способен, потому что для этого нужна разработка принципиально новой экономической стратегии с максимальной господдержкой высокотехнологического сектора экономики. В этих условиях программа левого общенационального блока с лозунгами: "Олигархам и "семье" — нет! Интересам народа и производственного капитала — да!"— могла бы стать идеальным инструментом для перелома ситуации. Даже в самом худшем случае двойного тактического поражения (проигрыш и думских, и президентских выборов) оппозиция получила бы гигантское стратегическое преимущество, потому что игнорировать эти проблемы победители из числа "партии власти" уже не смогут, они будут вынуждены разговаривать с народом на языке оппозиции. А при минимальном уровне поддержки со стороны существующих бизнес-элит поражение Кремля становится вполне реальным делом. Именно поэтому в администрации президента так остро прореагировали не на сближение даже, а только на возможность сближения Березовского с КПРФ. Параллельный подсчет голосов по России и готовность к длительному политическому противостоянию в случае массированной фальсификации при низкой явке в федеральном масштабе технически важны, но сугубо вторичны по отношению к главному.
Михаил ХАЗИН, экономист. Судить о внутриполитической ситуации в России я, к сожалению, могу лишь на обывательском уровне, так что это не имеет никакого смысла, а вот насчет внешнеэкономического контекста предстоящих выборов, думаю, могу высказаться как специалист. Отношения между США и Евросоюзом фактически перешли за "точку возврата", потому что глобальный баланс сил изменился. Для иллюстрации этого тезиса достаточно привести такой пример. В ноябре-декабре 2002 года произошла значительная девальвация доллара, приблизительно на 5%. За это время дефицит внешнеторгового баланса США вырос более чем на 20%. Причем не только за счет роста импорта, но и за счет сокращения экспорта. Плюс еще официальный Вашингтон заявил о росте государственных расходов, а дефицит бюджета составляет 3% от ВВП США — при отсутствии заложенных расходов на военную кампанию в Ираке. С их учетом дефицит достигнет уже 5%. В подобной ситуации удержаться, на мой взгляд, невозможно, и степень падения американской экономики может оказаться совершенно невероятной — еще и потому, что 15-20% нынешнего ВВП Соединенных Штатов попросту "нарисованы" или взяты в долг у собственного будущего. Норма сбережений в Америке сегодня — 0%, то есть американцы тратят всё, что зарабатывают, и даже больше, а инвестирование идет за счет исключительно внешних источников.
Казалось бы, к предстоящим в России выборам подобные выкладки не имеют никакого отношения. Нет, имеют — и самое прямое. Дело не только в том, что наша экономика сегодня беспрецедентно открыта и зависима от конъюнктуры на мировых рынках сырья, прежде всего энергоносителей. Дело не только в том, что в ситуации столь резкого ослабления Америки зашевелился весь остальной мир: Европа, Китай, исламские страны. Дело еще и в смене наших внутренних приоритетов, в смене той парадигмы, на которой строилась наша внутренняя и внешняя политика. Со времен Хрущева лозунг "Догнать и перегнать Америку!" стал путеводной звездой для наших элит, особенно в части "догнать" — "хоть тушкой, хоть чучелом": после того, как с "перегнать" ничего не получилось. Этой Америки, путеводной звезды человечества и Кремля, больше нет. Шарик сдулся. Никуда больше бежать не надо — пора заниматься делами в собственном доме, а они тоже далеко не блестящи.
На Америку сегодня приходится 40% мирового импорта. Девальвация доллара даже на треть, а это самый вероятный уровень, с учетом мультипликационного эффекта приведет к схлопыванию внешнеторго- вых рынков, падению цен на сырье и так далее. Для России это будет означать коллапс государственного бюджета и полный разрыв отношений между регионами и Центром: ну, нет денег — и всё. Кроме того, это будет означать переход межолигархических противоречий в полномасштабную войну всех против всех. Потому что за каждым олигархом, полуолигархом и четвертьолигархом стоит настоящая банда: с танками, самолетами и ракетами. Их нужно кормить, иначе они взбунтуются. Мне кажется, что открытые столкновения между такими феодально-олигархическими дружинами — весьма вероятная перспектива нашего ближайшего будущего. Я даже склонен считать, что их первые проявления возможны уже осенью текущего года. Не нужно рассчитывать на заявленные правительством 3-4% экономического роста — у нас в 2002 году реально был уже спад, скомпенсированный благоприятной нефтяной конъюнктурой. Господа Дерипаска и Абрамович на этом разбогатели, а реального роста никакого не было — наоборот.
Веду я к тому, что налицо два фундаментальных фактора. Фактор первый: Россия как государство невероятно, катастрофически слаба. Фактор второй: она катастрофически слаба в то самое время, когда меняется вся структура современного мира. Поэтому слабой России в лице ее сильного, практически всесильного президента предстоит сделать выбор, который определит всю нашу дальнейшую судьбу: на кого ориентироваться. Путин пока этого выбора не сделал. Может быть, он и не решится его сделать, но запас времени истекает, и тогда этот выбор будет сделан кем-то другим: за Путина и вместо Путина. А уже от этого выбора зависит всё остальное.
Петр МИЛОСЕРДОВ, эксперт информационно-аналитического отдела ЦК КПРФ.Я согласен с утверждениями о параллельном политическом процессе, протекающем фактически вне рамок официальных демократических процедур. С тем, что электоральная база политических партий России значительно шире их социальной базы. За коммунистов на выборах голосуют десятки миллионов человек, в самой партии состоят сотни тысяч, а на какие-то акции даже в десятимиллионной Москве хорошо, если собираются десять тысяч человек. Избирательная кампания С.Глазьева в Красноярском крае стала своего рода пробным камнем для трансформации электоральной базы народно-патриотических сил в базу социальную. Мы механизмы такой трансформации опробовали, это был удачный опыт. Теперь будем их развивать и совершенствовать.
Что касается структуры электоральных предпочтений, то здесь существует множество моделей, и та, на которой строим свои расчеты мы, естественно, не совпадает и не может совпадать с той, которую заявляют прокремлевские ВЦИОМы-РОМИРы. Когда-то Ю.В.Андропов произнес сакраментальную фразу: "Мы не знаем общества, в котором живем". Я не думаю, что у КПСС и КГБ в 80-е годы было меньше информации о советском обществе, чем у нынешней "партии власти" — о современном российском. В Кремле точно так же не знают общества, в котором живут. Но думают, что знают, поскольку правят же... А нам важно знать, что думают в Кремле о том обществе, которым управляют. Потому что это позволяет предвидеть некоторые шаги власть предержащих. Исходя из их представлений о большой и растущей доле националистически настроенного электората, можно с большой вероятностью предсказать, что на политической арене с подачи администрации президента появится радикально националистическая партия, которую будут "раскручивать" через специально подготовленную пиар-кампанию с единственной целью: не допустить блока коммунистов с национал-патриотами. Должен сказать, что к такому повороту событий мы готовы.
Олег ГРИГОРЬЕВ, вице-президент АсПЭК. Присоединюсь к мнению Михаила Малютина, что современная партийная структура России оказалась оторвана от реальных политических интересов различных социальных групп населения. Впрочем, говорят, что у нашего населения в общем не осталось никаких политических интересов. Я с таким тезисом категорически не согласен. Политические интересы населения никуда не исчезли, но нынешняя система власти никак их не улавливает, не преобразует и не транслирует обратно, поскольку настроена на одну олигархически-компрадорскую волну. Это касается не только и даже не столько политических партий, сколько государственных институтов вообще. Рейтинг президента высок не потому, что он высок, а потому, что вокруг — пустыня. Поэтому, когда начнется серьезный кризис, он сметет всю нынешнюю систему власти.
Теперь что касается предстоящих выборов. Следует отметить, что это первые за десятилетие выборы, у которых нет предмета. Раньше такой предмет был, и люди, по крайней мере, имели представление о том, за что или против чего они голосуют — пусть навязанное средствами массовой информации, неправильное, но такое представление было у всех. Сейчас его нет, и выборы 2003 года будут выборами крайне низкой явки при большом проценте проголосовавших "против всех". В таких условиях, конечно, коммунисты должны одержать победу: у них есть мощный "ядерный" электорат, который никуда не денется, придет и проголосует полностью. Такой же "ядерный" электорат есть у "Яблока" и у ЛДПР. Я как-то не верю в то, что "Единая Россия" получит прогнозируемые на основе социологических опросов голоса и повторит успех 1999 года. В результате наш парламент будет очень напоминать сам себя образца 1995 года. Между прочим, лично Путина такой вариант очень даже устраивает, потому что если всё именно так и произойдет, то его на руках внесут в президентское кресло, потому что "коней на переправе не меняют" — и "партия власти", прочувствовав после думских выборов свою политическую слабость, вцепится в его кандидатуру, как вцепилась в 1996 году в Ельцина.
Далее, об администрации президента, которую здесь упоминали как нечто страшное, такого демиурга, который волей своей способен сотворить всё что угодно. Но поймите, что люди из АП на деле оказались в сложном и дурацком положении. Поскольку в стране три года ничего не делается, то проявить себя можно только в период выборов. А что значит проявить себя в период выборов? Для этого нужно найти некий проект, который одержит победу, что само по себе достаточно сложно, особенно при отсутствии предмета выборов. И, кроме того, если такая победа состоится, нужно будет еще объяснить Путину, что это в его интересах, что это — его победа.
И, наконец, по поводу оппозиции. Недавно в газете "Завтра" я прочитал статью лидера украинских коммунистов Петра Симоненко. Вначале там идет четкий марксистский анализ тех проектов, которые выдвигают правые либералы, которые выдвигают националисты, которые выдвигают центристы. И, разумеется, объяснялись причины, по которым ни один из этих проектов коммунистов не устраивает. Я сам марксист, а потому и с анализом товарища Симоненко, и с его оценками ситуации был полностью согласен. Но после этого, по логике вещей, должно следовать изложение собственного, коммунистического проекта. А его место занимали некие пируэты вокруг уже отвергнутых буржуазных проектов обустройства Украины, попытки выбрать меньшее из трех зол. Самого главного, что, в общем-то, и делает политическую партию субъектом политики, в этой статье попросту не было.
У нас во многом сходная картина. Проект КПРФ, модель того, как коммунистическая партия собралась обустраивать Россию, основной массе населения неизвестен, а это сказывается и на электоральном волеизъявлении, и на повседневной деятельности людей. Где тут недоработки самих партийных структур, где прессуют прокремлевские масс-медиа и прочие власть предержащие — я не знаю. Я говорю о том, какова сегодня реальная ситуация. Только появление у коммунистов четкого и сжатого проекта, как у Мао Цзэдуна: "Пять плохо и шесть хорошо",— будет реальным свидетельством их желания взять власть. Пока этого нет, оппозиция остается только оппозицией, чей удел — критика того, что делают другие.
Владимир ВИННИКОВ, культуролог. Здесь прозвучали достаточно сложные и отчасти противоречащие друг другу концепции предстоящих выборов: как сугубо теоретические, так и реализуемые в политической практике. Поэтому постараюсь, по контрасту, говорить как можно проще.
Власть. Считается, что она присуща народу и народ делегирует ее в процессе выборов. Я полагаю, что это не так по целому ряду причин. На деле народу власть не присуща, а следовательно, он ее не делегирует и не может делегировать правителям. В противном случае мы бы не жили вот уже десятый год по "расстрельной" ельцинской конституции, слегка прикрытой фиговым листком парламентаризма. Власть проявляется в столкновении сил и является функцией силы. Или, в упрощенном изложении Мао Цзэдуна: "Винтовка рождает власть".
Другой тоталитарный политик чуть раньше произнес не менее сакраментальную фразу: "Если мы не можем перестрелять наших врагов, нам придется их переголосовать". Адольф Гитлер, Веймарская Германия, 1925 год. То есть "переголосовать" — это относительно слабая сила. Вспомним итоги союзного референдума 1991 года. Подавляющее большинство было за сохранение Союза. И что? Гитлер пришел к власти на волне кризиса и террора. Точно так же, на волне кризиса и террора, пришел к власти Ленин в 1917 году. Точно так же пришел к власти и Ельцин в 1991 году. Если кто-то скажет, что террора никакого не было, это будет неправдой. Террор был, и террор не только информационный. Была кровь в Средней Азии, была кровь в Прибалтике, была кровь на Кавказе, была кровь и в Москве. Не верите — спросите у Явлинского или у Руцкого.
Маркс определял государство как инструмент подавления одних классов другими. У нас сегодня действует именно классовое государство. Если на образование и науку уходят считанные проценты бюджета, а на выплату внешнего долга — больше четверти, если доля оплаты труда на единицу ВВП у нас вдвое ниже, чем на Западе, если любой из "олигархов" на свои личные деньги потенциально способен год содержать всю российскую армию, то никаких иллюзий по поводу отечественной демократии не должно оставаться.
Выборы. Разумеется, их реальная функция заключается не в делегировании власти как таковой. Это своего рода диагностика социально-психологического состояния общества. Голосуя, мы тем самым признаем институты данной власти — даже когда голосуем против ее представителей или "против всех". Итоги выборов показывают, с какими силами придется в ближайший период столкнуться носителям власти, насколько опасны для них эти силы — и не более того. Значит ли это, что на выборы, если нынешняя система власти нам не по душе, идти вообще не следует? Нет, не значит. Выборы, как и митинги, шествия и т.п., суть демонстрация силы, но еще не использование ее против другой силы.
Вот если эта демонстрация покажется власти опасной, начинаются "разгоны демонстраций", стычки "стенка на стенку", к делу подключаются танки и т.д. В 1996 году Коржаков вообще готов был отменить президентские выборы. И если бы Ельцин не получил гарантий того, что останется у власти "мирным путем", всё могло пойти немного по другой колее. С 1993 года Госдума только принимает законы, а какие из них исполнять и каким образом — решает пресловутая "властная вертикаль", то есть органы исполнительной власти. А усиление исполнительной власти, всё по тому же Марксу, означает как раз усиление классовых противоречий, ослабление господствующих классов и невозможность для них править "по закону".
Всё это, надеюсь, просто и понятно. Теперь несколько слов о сложном. С культурологических позиций вытекающий отсюда и ключевой для оппозиции вопрос увеличения политической силы есть вопрос создания идейно-политической системы, господство в которой и определяет уровень силы. Последнее важно. Поясню это на таком примере. КПРФ одно время активно создавала систему "красного пояса". Это был ряд регионов страны, в которых удалось "переголосовать" противника и передать власть своим сторонникам. Но добилась ли КПРФ при этом господства в указанных регионах и в системе "красного пояса" в целом? Очевидно, что нет, а потому эта система не стала для нее тем источником силы и, соответственно, власти, которым могла бы стать.
Александр НАГОРНЫЙ. Наше обсуждение затронуло несколько важнейших для нынешней политической ситуации моментов. Во-первых, предстоящие выборы являются последним рубежом, на котором еще можно остановить исчезновение нашей страны с карты мира. Во-вторых, налицо огромный политический и социальный резерв левопатриотической оппозиции, которая сегодня как никогда ранее способна осуществить решающий прорыв к власти. В-третьих, налицо раскол самого лагеря власти, который разрывается как внешними, так и внутренними противоречиями. Расстановка сил внутри страны меняется с калейдоскопической быстротой, при этом возникают немыслимые ранее столкновения и коалиции. При всем неприятии Путина нельзя исключить даже такую возможность, что при определенной конфигурации политического пейзажа оппозиция может блокироваться с президентом ради сохранения гсоударственного единства России. Наблюдаемый разрыв между позициями США и Евросоюза — только одна сторона дела. Нарастающая конфронтация "вашингтонского ЦК" с мусульманским миром — вторая его грань. Существует и третья, связанная с постоянным усилением "красного Китая". Наконец, столь же постоянное сокращение экономического потенциала России привело к тому, что вокруг "сырьевой кормушки" уже не хватает места для всех "олигархов", что привело к столкновению интересов "семьи" с другими группировками крупного капитала. Именно с этим обстоятельством можно связать тот факт, что дата выборов объявлена почти за десять месяцев до их проведения, в чем не было никакой правовой необходимости. Зато налицо необходимость политическая. Думаю, здесь имеет место своего рода умышленный фальстарт со стороны Кремля, поскольку там сегодня нет никакой уверенности в консолидированной поддержке Путина со стороны даже олигархического капитала. А назначение даты выборов, несомненно, вызовет определенную активность политических и экономических структур, мониторинг которой должен в какой-то мере прояснить этот важнейший для "партии власти" вопрос. Здесь же следует сказать и об органичности неприятия мелкими и средними предпринимателями государственного курса путинской команды на повышение базовых тарифов, которое попросту "убивает" отечественного товаропроизводителя. Наконец, критического предела достигло неприятие основной массой населения курса "путинской команды", направленного на защиту кланово-"семейных" интересов и интересов крупных западных ТНК. Отсюда и новые возможности для политического маневра оппозиции, для перетягивания на свою сторону всех возможных союзников в рамках "общенационального фронта" по типу "народных фронтов" 40-х-50-х годов в Восточной Европе. Однако уже сегодня становится ясным: чтобы использовать эти резервы и победить, оппозиции придется приложить максимум усилий, задействовать весь свой творческий и организационный потенциал.


Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой