“РОССИЯ УСТАЛА БЫТЬ ИМПЕРИЕЙ”
Авторский блог Редакция Завтра 00:00 24 декабря 2002

“РОССИЯ УСТАЛА БЫТЬ ИМПЕРИЕЙ”

0
52(475)
Date: 24-12-2002
“РОССИЯ УСТАЛА БЫТЬ ИМПЕРИЕЙ” (Так говорит в интервью “Завтра” Александр Севастьянов)
"ЗАВТРА". Вы только что вернулись из поездки по стране, предпринятой с четко определенной целью — партийное строительство. Что была за поездка, что удалось?
Александр СЕВАСТЬЯНОВ.Я был в трех регионах Юга: Тамбов, Ростов, Воронеж. Два основных впечатления: как прекрасна наша страна и насколько жизнестоек наш народ. Я думаю, что когда-нибудь в гербе России разместится известная детская игрушка Ванька-встанька. Нас кладут, а мы каждый раз поднимаемся. Эта жизненная сила русских удивительна. Я ожидал увидеть нищую разоренную провинцию, а увидел массу людей, которые в тяжелых условиях, но выживают. Не теряя достоинства и приобретая совсем новые качества: хватку, оборотистость, надежду только на свои силы. Так что вернулся я в оптимистическом настроении.
Но ездил я не за этим. Мне нужно было удостовериться, что в этих регионах с регистрацией нашей партии все идет благополучно. Что органы юстиции не притесняют нас, не предъявляют нашей партии какие-то повышенные требования, поскольку, как вы знаете, в последнее время на нее всей своей тяжестью обрушилась так называемая "демократическая" пресса, развязав антирусскую истерию. Нас почтили своим вниманием такие "корифеи", как Познер, Киселев, Парфенов, а также "Новые Известия", "Московский комсомолец" и т. д.
Имея за плечами горький опыт "Спаса", ликвидация которого также началась с травли в прессе, я хотел убедиться, что государственные органы не поддались этой либерально-демократической истерии, не склонились перед требованиями определенных национальных меньшинств о ликвидации нашей партии.
Я уехал из этих регионов успокоенным: думаю, что регистрация пройдет там благополучно.
"Завтра". Насколько сегодня в этих условиях реально надеяться на легитимные процедуры регистрации партии, зависеть от произвола и настроений чиновников, связывать свое будущее с демократическими методами борьбы за власть? Ведь сегодня любые выборы выигрываются не благодаря голосам избирателей, а с помощью бесконечного пиара и административного ресурса.
А.С.Любое национал-освободительное движение всегда протекает в двух формах: легитимной и нелегитимной. Вторую форму здесь мы, как вы понимаете, обсуждать не будем. Что же касается легитимной формы, в которой мы, Национальная державная партия России, участвуем сегодня, то, поскольку такая форма существует, мы обязаны ею воспользоваться.
Здесь стоит заметить следующее: рейтинг КПРФ зашкаливает за 35-40%, но КПД этой партии необычайно низок. Причина этого — отказ от всякой формы нелегитимной борьбы. Когда Зюганов заявил о лимите на революции, он похоронил себя как политик.
Чиновники же не такие глупые, как может показаться. Они осматриваются не только на ближайших своих покровителей и начальников. Иногда они способны взглянуть вперед, задуматься о том, что будет завтра и послезавтра. Они, так же, как и мы, читают статистические сводки, отчеты социологов. Я напомню, что этой весной, когда на волне искусственно раздутой кампании принимался закон о противодействии экстремизму, на телеэкране однажды промелькнул момент истины: неожиданно выступил заместитель руководителя ВЦИОМ и огласил такие цифры: лозунг "Россия для русских" в 1998 году принимало 43% населения, в 2000 году — 49%, в 2002 году — 58% граждан.
Мы видим, что развитие русского национального самосознания идет по гиперболе. Это процесс неостановимый. Чиновники видят эту волну, поднимающуюся с каждым годом все выше, и не хотят, чтобы она обрушилась на их головы. Если ставить соломенные плотины на пути такого потока, то рано или поздно это случится.
"Завтра". В таком случае, можно ли вообще возглавить, оседлать эту волну, этот поток? Способна ли на это ваша партия? Или все же такие вещи, как подъем национального духа, априори не могут быть подконтрольны какой бы то ни было партии, правительству, спецслужбе, Путину или Бушу?
А.С. Мы с вами говорим о феномене национализма. На индивидуальном уровне — это любовь к своей нации и забота о ней. А на массовом уровне — это мощный инстинкт национального самосохранения, который спит в благополучную эпоху и просыпается тогда, когда нации угрожает смертельная опасность. А когда говорит инстинкт — его невозможно обмануть, инстинкт всегда прав. Для того, чтобы оседлать стремительно поднимающуюся волну русского национализма, мало одного желания. Нужно знание истинных нужд русского народа и умение решать его проблемы. Ни тем, ни другим власть не обладает. Она никогда не интересовалась, чем живет русский народ и никогда не стремилась решать его насущные проблемы. Максимум власть в России занималась вопросами государственного строительства, отодвигая национальные вопросы в задний ящик.
Так что я совершенно не верю, что некий политтехнолог, сидящий за зубчатыми стенами Кремля, может холодно и рассудочно сконструировать некую парадигму "национального спасения" и народ на нее клюнет. Сегодня люди не верят даже Жириновскому, когда он говорит правильные вещи, потому что знают, что это — фальшивый лидер, послушная Кремлю марионетка.
"Завтра". Любая партия, которая пытается включится в политическую борьбу за власть, в сегодняшних условиях обязана не только и не столько следовать бумажным правилам игры, записанным в Конституции, законах и т. д., сколько вынуждена преодолевать козни и интриги, антиконституционные, по сути, действия со стороны сегодняшней власти. Достаточно вспомнить, как Кремль с помощью своих игрушечных партий завалил идею КПРФ о референдуме, чтобы понять: в нынешних условиях на равных сражаться с путинской властью на выборах и в Думе невозможно. Как ваша молодая партия, не обладающая ни ресурсами, ни раскрученностью КПРФ, собирается завоевывать власть в стране?
А.С.Мы собираем в новую мозаику осколки русского движения последних 10 лет. К нам идут опытные люди, проверенные многолетним участием в этом движении. Они владеют политическими технологиями, разбираются в людях. Конечно, мы понимаем, что "право — в силе", и нынешняя сила этим активно пользуется. Мы хорошо помним, как закрывали тот же "Спас", когда судья, милая, умная, симпатичная русская женщина, три дня подряд вела процесс, ни разу не взглянув в зал, — ей было стыдно! Она выполняла кремлевский заказ и осознавала это.
Мы понимаем, что власть и в этот раз может употребить подобные приемы. Но мы также понимаем, что власть себе не враг. Она не захочет, чтобы это мощное нарождающееся движение ушло в подполье. Иначе последствия будут непредсказуемыми.
Сейчас принят закон о противодействии экстремизму. Но никогда еще подобные законы никого не останавливали. И мы увидели недавно, что закон — сам по себе, а мюзик-холл — сам по себе. Если кто-то думает, что русский терроризм может быть слабее или менее опасен, нежели чеченский, то это большое заблуждение.
"Завтра". Сейчас ваша партия будет собирать различных представителей национального движения. Не секрет, что в последнее десятилетие неудачи русского национального движения во многом были вызваны недалекостью и чрезмерной амбициозностью лидеров карликовых партий, которые так и не смогли объединиться в серьезную политическую силу. Как вы собираетесь взаимодействовать со вчерашними лидерами, как будете их удерживать и не допускать нового раскола?
А.С. Из причин поражения русского движения в минувшее десятилетии я выделил бы четыре. Прежде всего это отсутствие стройной идеологии русского национализма. Затем — это болезнь фюреризма среди лидеров партий. Третье, это искусственное растаскивание национал-патриотического движения по штаб-квартирам христиан и язычников, коммунистов и монархистов. Четвертое, это отсутствие финансов.
Первые три препятствия мы успешно преодолели. Мы принципиально отказались от принципа единоначалия в нашей партии. У нас нет единого вождя. У нас три сопредседателя — очень разных, иногда не согласных между собой, что не мешает нам, православному человеку Миронову, советскому офицеру Терехову и Севастьянову с его доктриной национального государства, держаться плечо к плечу и делать общее дело.
Мы понимаем: у коммуниста сын может пойти в священники, у священника — заделаться язычником и т. д. Поэтому задача не в том, чтобы выпарить в лаборатории некую дистиллированную национал-патриотическую группировку, а в том, чтобы осознать: если не будет русского народа, то не станет ни русских священников, ни русских коммунистов, ни русских атеистов.
Поэтому наша партия принципиально строится на коалиционной основе. Наш список сопредседателей не является исчерпывающим: если мы увидим достойного лидера, за которым идут люди, мы всегда потеснимся и предоставим ему место. В нашей партии соединились совершенно разные направления русского движения: здесь и язычники, и православные, и РНЕ, и КРО, — мы действительно являемся русской коалицией.
Наша главная задача — сохранить русский народ, а он уж потом сам разберется, во что верить и какие идеи исповедовать. Мы должны выжить сами. Мы должны оставить на земле наших предков жизнеспособное потомство, обладающее чувством хозяина и чувством принадлежности к русскому народу. Идеология русского движения в основных чертах за эти десять лет отстроилась, и мы можем предложить ее людям. Она зафиксирована в книгах, в программных документах нашей партии.
Единственное, чего нам по-прежнему не хватает, это денег. Но я думаю, что и эта проблема решится по мере того, как мы начнем демонстрировать свои возможности.
"Завтра". Помимо четырех перечисленных вами причин неудач русского движения есть еще одна — острая нехватка информационного ресурса. Можно обладать огромными финансовыми ресурсами, но если все СМИ по общей указке изо дня в день выводят тебя дьяволом во плоти, то будь ты даже богат, как Березовский, и могуществен, как Гусинский, в конце концов ты с треском проиграешь. Как ваша партия намерена прорывать блокаду СМИ и выстраивать свою собственную информационную стратегию?
А.С. Понятно, что в обычных условиях телевидение не склонно предоставлять нам эфир. Понятно, что наш телеэфир с господином Познером был для него вынужденным, поскольку мы подали иск на ОРТ, и он надеялся во время нашей встречи в эфире вытянуть из нас неосторожные высказывания, которые помогли бы ему в суде. Второй раз такой ошибки от Познера ждать не приходится. Но грядет избирательная кампания, во время которой нам будет предоставлен эфир на законных основаниях. И хотя количество этого эфира будет относительно небольшим, эффективность этих минут в эфире может быть очень высока. Это я понимаю по опыту того же "Спаса", которому заткнули рот буквально через неделю после начала теледебатов.
"Завтра". Вы собираетесь идти на выборы, вы определили для себя предвыборную стратегию. Вы намерены идти по спискам, пытаясь перевалить пяти- или семипроцентный барьер, или будете действовать точечно — отдельными кандидатами?
А.С. Если нас зарегистрируют без проблем и мы дойдем до финишной прямой, то мы будем идти как по общефедеральному списку, так и по одномандатным округам. В том случае, если паче чаяния нас ликвидируют, то нам придется сосредоточиться на втором направлении.
"Завтра". Как вы будете выстраивать свои отношения с другими патриотическими, но не националистическими силами, и прежде всего — с КПРФ, с НПСР?
А.С. Наша НДПР — партия оппозиционная. Нас не устраивает внешняя и внутренняя политика, проводимая сегодняшним режимом. Но оппозиция в России делится на две категории: коммунистическую и некоммунистическую. В первом из секторов бесспорным лидером является КПРФ. Второй сектор надеемся возглавить мы. Принцип первый — мы не воюем с коммунистами. Нам нечего делить. Надеяться, что коммунисты в массовом порядке станут бросать партийные билеты и перейдут к нам, бессмысленно. Хотя процентов 90 из коммунистов настроены националистически.
Есть большой некоммунистический оппозиционный сектор, есть огромное болото, которое вообще не ходит голосовать, потому что не видело пока выразителей своих интересов, — вот тот электорат, за который мы намерены бороться.
Что же касается перспектив блока, то об этом можно будет говорить только после избирательной кампании. Ведь если мы окажемся слабы и ничтожны, то никакой блок не принесет нам ни чести, ни славы. Если же мы будем сильны, будем представлять интерес в качестве партнеров по блоку, то мы будем обсуждать это более подробно. Не исключаю, что по целому ряду важнейших вопросов мы в этом случае сможем блокироваться с коммунистами.
"Завтра". Кого вы считаете главным и непримиримым соперником на выборах?
А.С. Откровенные враги России и русского народа — СПС и "Яблоко". Первые выражают интересы еврейского капитала внутри России, вторые — еврейского капитала вне России. Что касается Жириновского, то в моем рейтинге политических противников он стоит на третьем месте, поскольку это псевдонационал-патриот, который оттягивает на себя протестный электорат и удобно укладывает его в карман президентского пиджака. Задача разоблачения его двуличной политики для нас очень актуальна.
"Завтра". Как будет строиться ваша партия дальше? Как на вас выйти? В каких городах вы зарегистрированы?
А.С. Задача номер один для нас — успешно закончить регистрацию в регионах. В общей сложности, 76 регионов создали инициативные группы. 52 организации, по сто и более человек, мы представили в Министерство юстиции. Мы — в самом начале работы. Мы еще практически не занимались пропагандой. Это будет наша вторая задача.
Мы уже провели несколько митингов и шествий в Москве и регионах. Везде, где есть наши ячейки, на нас смогут выйти все желающие. Координаты региональных отделений публикуются в "Национальной газете". Что касается Москвы, то уже сейчас можно зафиксировать адрес и три телефона. Большой Харитоньевский переулок, дом 10. Там каждый вторник в 18:00 мы проводим открытое заседание президиума нашей партии. Телефон там: 925-28-39. Второй центр координации — "Национальная газета", редактором которой я являюсь, и телефоны там: 115-03-35 и 114-58-90. Звоните нам!
"Завтра". Будет ли ваша партия осваивать и ближнее зарубежье? Ведь русский народ — разделенный народ, и 20 миллионов человек в странах СНГ и 10 миллионов по всему остальному миру — это наши люди.
А.С. Мы действительно намерены создавать отделения нашей партии во всех странах СНГ и Прибалтики. Мы уже имеем предложения из Белоруссии и Украины и, уверен, впереди у нас — большие перспективы.
Кроме того, мы подготовили законопроект о разделенном положении русской нации и ее правильном воссоединении. В течение ряда лет я работал в Институте стран СНГ, где возглавлял отдел Украины и Крыма, а потом был замдиректора по науке. Я занимался именно русским движением в ближнем зарубежье и очень хорошо знаю всех его лидеров и активистов. Там реально создать настоящую политическую силу.
"Завтра". Успехов вам в партийном строительстве!
Беседу вел Денис ТУКМАКОВ

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой