ЖАРКО БЕЛОМУ МЕДВЕДЮ
Авторский блог Редакция Завтра 00:00 24 декабря 2002

ЖАРКО БЕЛОМУ МЕДВЕДЮ

0
52(475)
Date: 24-12-2002
Author: Михаил Андреев
ЖАРКО БЕЛОМУ МЕДВЕДЮ (“Богатые тоже плачут”?)
Был бы в России конкурс на самую "невезучую" олигархическую структуру 2002 года, то в нем наверняка победил бы ЛУКойл. "Черная полоса", в которую попала компания, руководимая Вагитом Алекперовым, удивляет. Во всяком случае, выпавшие ей несчастья более подходят сценарию сериала вроде незабвенного "Богатые тоже плачут", а не реальной жизни.
Средь бела дня неизвестные лица похищают в Подмосковье вице-президента ЛУКойла Сергея Кукуру.
Представитель японской корпорации Itochu публично овбиняет ЛУКойл в дезинформации в деле о покупке доли в азербайджанском нефтяном проекте.
ЛУКойл выбывает из борьбы за приватизацию "Славнефти", что рассматривалось корпорацией главным приоритетом развития компании.
Наконец, односторонний разрыв Ираком заключенного с ЛУКойлом контракта на освоение богатейшего месторождения Западная Курна. Насколько все эти неприятности случайны, а насколько они — следствие сложившейся вокруг ЛУКойла своего рода ауры, которую создает прежде всего способ ведения дел: что посеешь — то и пожнешь. Возможно, ЛУКойл сегодня расплачивается за вчерашние грехи, казалось бы, надежно спрятанные и забытые.
Например, некогда В. Алекперов и С. Кукура обзавелись собственным коммерческим банком. По дешевке (не с нарушением ли закона?) купили чужое — долю НПК "Футурума" в "Петрокоммерцбанке", приобретенную за счет невозвращенного кредита Сбербанку, т. е. фактически за счет его вкладчиков. Но вот выясняется, что все это строилось на юридическом песке. Не заключая договора с хозяином пая — "Футурумом" — "Петрокоммерцбанк" перевел на счет некоей фирмы "Люмена" 65 тыс. долларов за его собственность. И тут же продал ее В. Алекперову и С. Кукуре всего за 3 тысячи долларов (по 1500 долларов на брата). Сам "Футурум" заплатил за нее за 2 года до этого почти 100 тысяч долларов из кредита 1991 года, что по закону о банках категорически запрещено. Другими словами, обогатившая безвестную "Люмену" и позволившая господам В. Алекперову и С. Кукуре стать совладельцами "Петрокоммерцбанка" сделка являлась юридически недействительной. Более того, дурно пахнущей: председатель Совета банка покупает его собственность всего за 2,5% цены, уплаченной самим банком. На Западе за такое попадают под суд. В России только так и становятся богатыми. Получив за 3000 долларов пай в банке, стоимость которого сегодня превысила 19 млн. долларов, новые владельцы готовы сделать все, чтобы не позволить кому бы то ни было (включая суд) признать сделку 1994 года незаконной.
В начале 1992 года Сбербанк выдал "Футуруму" еще один кредит — 800 тыс. долларов, которые были вложены в приобретение дешевой в то время нефти у госкомпании Коминефть. Деньги поступили на ее счет в Ухта-банке. Сейчас Коминефть составляет часть ЛУКойла, а Ухта-банк входит в холдинг "Петрокоммерцбанка". Оплачвенная, но не полученная "Футурумом" нефть стоит сегодня более 8 млн. долларов — отличная добавка к деньгам пенсионеров: их вклад в Сбербанке за 10 лет вырос в 10 раз! Но беда в том, что ЛУКойл не хочет возвращать оплаченную нефть, хотя все финансовые документы хранятся в его собственном банке. Потому советские чиновники и стали олигархами, что чужое просто так не отдают.
Имея такие потери, "Футурум" стал банкротом. Все усилия назначенного судом конкурсного управляющего Ю. Селищева мирно договориться о возврате хотя бы части долгов для расчета с кредиторами ни к чему не привели. И С. Кукура, и в особенности В. Алекперов — не те люди, чтобы признавать ошибочность каких-то своих решений. Пытаться найти взаимоприемлемый выход из сложившейся ситуации, исходя из справедливости или великодушия, — не их стиль. Поэтому история с похищением, видимо, не случайна и отражает стиль ведения ими дел. Пришлось судиться. Перед заседанием суда трое "парламентариев" крепкого телосложения обещали проломить 65-летнему пенсионеру Ю. Селищеву голову, если тот будет судиться с банком. Не испугали. Тогда прокурор Пучков возбудил уголовное дело по жалобе вице-президента банка К. Колпакова за то, что конкурсный, действуя в соответствии с Гражданским кодексом и законом о регистрации, перерегистрировал в августе 2002 года "Футурум" в той же ИМНС №2, в которой 10 лет "Футурум" состоял на налоговом учете. К счастью, пока за четкое исполнение законов в России еще не сажают — иначе на свободе остались бы только воры да олигархи с челядью. Но и за ложный донос К. Колпакову, конечно, ничего не было.
Руководитель федеральной службы по банкротству Т. Трефилова обязала сотрудников отстранить неугомонного пенсионера от обязанностей. На вопрос суда: "Какие нормы закона им были нарушены?" — ответа не последовало. Поэтому суд одобрил все действия пенсионера по возврату собственности "Футуруму".
Наверно, нет оснований утомлять читателя описанием всех методов борьбы ЛУКойла. Но по количеству "подключенных" чиновников из администрации президента, руководителей федеральных ведомств, складывается впечатление, что В. Алекперов сражается не с пенсионером, а по крайней мере с Б. Березовским. И вопрос идет не о возврате хотя бы части из "прихватизированных" денег вкладчиков Сбербанка и иных граждан, а месть олигарха: "Ты забрал у меня ТВ-6, я развалю твой банк!" Накал страстей характеризует следующий эпизод. При создании банка в апреле 1992 года ЦБ РФ нарушил ст. 13 закона о банках: не проверил ни "качество" денег, переведенных из Абхазии в уставной капитал "Петрокоммерцбанка", ни факт существования самой фирмы Томи — иностранного участника. Об обязательном (согласно российскому закону) разрешении властей Грузии вообще говорить не приходится. Банды Ш. Басаева помогали отделять Абхазию от Грузии и необходимое разрешение абхазской фирме компетентные органы власти ни за что бы не дали. Конкурсный управляющий предоставил в суд г. Москвы ответы из Минфина и ЦБ Грузии об этом. Не применять прямые нормы закона суд не рискнул. И тогда, отказывая в иске, суд указал, что к Грузии нельзя применять нормы наших законов как к иностранному государству! Перед рассмотрением жалобы депутат из Комитета по делам СНГ Госдумы позвонил председателю Федерального арбитражного суда Л. Майковой и обратил ее внимание на то, что поскольку решения суда — закон, то опасно создавать прецедент признания Абхазии не иностранным по отношению к России государством. Грузия в ответ может признать правительство А. Масхадова в изгнании как законное. В ответ он услышал: "Ну что вы все много дней подряд звоните, приходите, как будто в моем суде решается судьба страны!" Это происходило через несколько дней после заявления В. Путина о возможности введения войск в Панкисское ущелье. Депутат прямо сказал: если ваш суд подтвердит, что Грузия — часть России, Госдума даст любой мандат президенту: у себя дома будем делать все, что потребуется для борьбы с террористами. Для решения проблемы между давлением со стороны администрации президента (за В. Алекперова) и требованием закона (на стороне конкурсного), судья Наумова отказала "Футуруму" в праве на обжалование незаконного судебного акта. Такое вот равноправие перед законом.
Юрист В. Путин любит повторять: "Закон суров, но он закон! А решения судов нужно уважать". И по-прежнему в силе его клятва соблюдать Конституцию, в том числе право каждого на судебную защиту. Но как можно уважать суды, выносящие противозаконные и необоснованные решения? Может быть, президенту следует последовать опыту судебной реформы генерала де Голля, который, приняв новые законы, уволил всех старых судей?
Депутаты Госдумы услышали жалобы конкурсного управляющего, послали запрос в ЦБ РФ, и не устают удивляться упорству, с которым А. Козлов присылает им ответы о том, что закон не был нарушен. С. Игнатьева просят прислать копии документов, подтверждающих, что ЦБ выполнил требования закона о банках. Поскольку их в ЦБ нет, то А. Козлов опять отвечает: поверьте на слово, все по закону. Но после августа 1998 года депутаты не верят "отцу ГКО" на слово, а заставить сказать правду — нет полномочий. Ответ на вопрос, почему ЦБ так себя ведет, прост: после увольнения из него в 1993 году Т. Парамонова руководила “Петрокоммерцбанком”, а с 1994 года она снова один из руководителей Центробанка. Поэтому соблюдение законов, решения каких-то судов — мелочи, недостойные внимания людей, "решающих вопросы" на федеральном и международном уровнях. А репутация внутри страны — вопрос цены: хорошо заплатишь, любой образ создадут. Другое дело в цивилизованном мире. Там честь нужно беречь смолоду.
В России говорят, что закон — тайга, прокурор — медведь. В данном случае, видимо, закон — тундра, сам себе прокурор — белый медведь (он же ЛУКойл). Но не слишком ли жарко придется ему в иракских песках и в США, где нередки случаи побед простых людей в судах над транснациональными корпорациями? И решения судов, в отличие от России, не только исполняются, но и уважаются.
P.S. Может быть, в Конституции РФ в разделе "государственное устройство" слово "демократия" заменить на "олигархию", и тогда граждане наконец поймут, где и когда они живут?

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой