НАЗАД, К ИСТОКАМ
Авторский блог Иван Калиничев 00:00 17 декабря 2002

НАЗАД, К ИСТОКАМ

0
51(474)
Date: 17-12-2002
Author: Иван Калиничев
НАЗАД, К ИСТОКАМ
В этом году Московскому государственному историко-этнографическому театру, расположившемуся в одноэтажном здании на Лосинке, исполнилось 15 лет. Срок немалый, а тем более для театра, возникшего в наше непростое время, когда бездуховность стала мерилом общественной жизни, а само понятие сцена с недавних пор является неким синонимом слова 'теракт'. Не в угоду моде театр на Лосинке взял курс на сохранение русских традиций, предлагая зрителю не очередную стилизацию, а именно натуральное народное действо, где есть место и шумным ярмарочным забавам, и обрядовым играм, и традиционному русскому Петрушке. В спектаклях театра органично сочетаются народная драматургия и режиссерское искусство, древнее песенное многоголосие и актерское мастерство, древнерусские музыкальные инструменты, яркие этнографические костюмы и колоритный народный язык. Но назвать театр фольклорным можно с большой натяжкой. Наряду с фольклорными представлениями ''Ярмарка начала века'', ''Русский календарь'' и детскими спектаклями, поставленными по мотивам русских народных сказок: ''Морской царь и Василиса Премудрая'', ''Сказка об Иване-царевиче, Жар-птице и Сером волке”, в театре поставлены спектакли ''Час воли божьей'' по Лескову, ''Шиш московский'' Б. Шергина и наконец ''Пьеса судьбы'' А.Блока.
К традициям коллектив театра относится с необыкновенной бережностью, в постановках учитывается любая мелочь, начиная от натурального интерьера, свойственного той или иной эпохе, и заканчивая спецификой игры актеров того времени. Например, в постановке спектакля ''Ярмарка начала века'' художественный руководитель театра М.А.Мизюков использовал огромный материал, собранный им во время работы на съемочной площадке ''Сибирского цирюльника'' Н. Михалкова, где он являлся постановщиком праздника масленицы. Предсказуемый Никита Сергеевич отнесся к данному порыву со свойственной ему небрежностью, внеся в фильм лишь одну десятую из предоставленного режиссером материала, отдав предпочтение кисло-сладкой клюкве о блинцах с разноцветной икрой и крупным планам себя любимого в образе самодержца российского. Спектакль начинает разворачиваться уже в фойе театра, где публику на все лады веселит развернувшийся в тесном помещение настоящий ярмарочный балаган, с обязательной медвежьей утехой, показом лубочных картин и веселыми скоморохами. В толпе то и дело снуют юркие половые, предлагая зрителю ''отведать с морозика водочки'' и ''зелена-вина''. В зале же нам предоставляется уникальная возможность насладиться знаменитым представлением ''Царь Максимилиан'' — несомненным атрибутом ярмарочного действа на Руси. Едкое сатирическое начало роднит ''Царя Максимилиана'' с лучшими образцами русской сатиры, а проблема взаимоотношения власти и народа, поднятая в спектакле, и поныне актуальна, что предает спектаклю особую зрелищность.
Не менее интересен и ''Русский календарь'' — спектакль, имеющий подзаголовок ''Традиционное обрядовое действо''. Труппа Московского государственного историко-этнографического театра предлагает нам осуществить путешествие в чарующий мир древности нашей земли. Мир, наполненный силой природных начал, таинством древних обрядов, берущих истоки в языческой ''колыбели'' славянства.
Несмотря на полное отсутствие какой-либо рекламы и должной поддержки Министерства культуры, театр живет и даже гастролирует, посетив за последние годы Испанию, Чехию, Словакию, Люксембург, Польшу, Германию, не говоря уже о постоянных гастролях по просторам нашей необъятной Родины. Среди крупных постановочных проектов, осуществленных театром, ночной спектакль под открытым небом на тургеневском Бежином Лугу по ''Запискам охотника''; ''Свеча земли Русской'' в Высоко-Петровском монастыре в Москве (по заказу Московской патриархии и Славянского фонда России); ''Посадник'' А.К.Толстого в Георгиевском соборе Юрьева монастыря в Новгороде; ''Измайловский остров'' в родовой усадьбе Романовых; ''Семен Дежнев'' — историческое действо в г. Анадыре. В 1996 году театр выпустил компакт-диск ''Русская духовная музыка и фольклор''.
Несмотря на жесткий график, художественный руководитель театра М.А. Мизюков согласился дать интервью газете ''Завтра''.
— Михаил Александрович, расскажите об основных вехах в развитии вашего театра.
— Театр создавался выпускниками старейшего Театрального училища имени М.С.Щепкина при Малом театре. Изначально мы ставили себе задачу создать театр именно такого направления, где бы сочетались профессиональное актерское искусство и наши народные традиции в самом широком смысле этого слова. Наша цель — не создание очередной серии стилизаций, а именно возрождение той народной культуры, имевшей место на Руси, но, к несчастью, забытой. Чтобы максимально приблизиться к этому, мы много читали, ездили, в экспедиции, ходили на всевозможные концерты аутентичных коллективов. Так сложился и сам принцип театра, где нет разделения на отдельные группы, то есть актерская группа, хоровая группа, инструментальная, танцевальная. Наш актер в идеале должен владеть /и владеет/ всем. Тут и умение играть на народных инструментах, и хоровое, и православное песнопение, которым мы серьезно занимаемся. Ведь, по сути, древнерусский театр представляет из себя такое широкое полотно, в которое вплетено множество ниточек-жанров, где нет места развесистой клюкве ''а-ля русо'', воспетой чуждой нам западной культурой.
— Михаил Александрович, какую роль, по-вашему, играет московский историко-этнографический театр в условиях современности?
— На мой взгляд, театр в России всегда играл значительную роль. Другой вопрос, кто, как и ради чего эту роль играл. И я воспринимаю наш театр как некое мощное оружие воздействия, способное привить нашему человеку то, что, казалось бы, уже давно утеряно: чистоту помыслов, доброту, милосердие, которые несут наши древние и незаслуженно забытые традиции. И это отнюдь не пустые слова, у нас появился свой зритель, в котором просыпается ощущение своих корней, ощущение своих традиций.
— Расскажите, пожалуйста, о репертуаре театра?
— У нас достаточно разноплановые спектакли, мы не ставим себя в узкие рамки чисто фольклорного театра. У нас есть и ряд классических пьес, например, ''Пьеса судьбы'' А. Блока. Пьеса, стоящая как бы особняком в творчестве поэта. Ведь посудите сами, сам Станиславский, обуреваемый противоречиям, которыми переполнен первоисточник, не смог поставить пьесу, назвав ее не сценичной. А в нашем театре пьеса, можно сказать, впервые обрела сцену. Так же, как и ''Час воли божьей'' Лескова. Как, впрочем, и другие спектакли, основанные на фольклоре.
— Что именно подвигло вас на создание историко-этнографического театра, не проще ли было идти по накатанной дорожке и дружно взяться за инсценировку очередной чеховской ''Чайки'' или поставить все тот же мюзикл?
— В свое время, когда мы были студентами, к нам на курс пришел заниматься факультативно-народным пением В. И.Щуров — знаменитый фольклорист, и мы потихоньку стали петь. И когда мы, 20 человек, достигли такого уровня, что смогли спеть на много голосов настоящую русскую народную песню, дошедшую до нас из глубины веков, опять же не стилизованную, то, уверяю вас, каждый из нас обрел традицию на уровне собственного ощущения для начала. А позже, когда мы стали заниматься этим профессионально и каждодневно, соприкасаясь с культурой своего народа, частью которого мы являемся, та культура как бы вошла в нашу жизнь, став неотъемлемой частью нашей жизни. Мы как бы в одночасье прозрели, раскрыли глаза и увидели перед собой настоящую сокровищницу, чем, по сути, и является русское народное творчество. Теперь наша цель раскрыть глаза нашему зрителю.
— А расскажите, как обстоят дела с посещаемостью театра?
— Зритель есть. Конечно же, основная масса-это дети, с удовольствием посещающие наши утренние спектакли, созданные по мотивам русских народных сказок. И это практически без серьезной рекламы. А что касается вечерних спектаклей, я не буду лукавить и скажу, что по сравнению с детскими спектаклями ситуация здесь диаметрально противоположная. И прежде всего причина в элементарном отсутствии средств. Но и, конечно, недавняя ситуация с захватом ''Норд-Оста'' ни к чему хорошему не привела. Люди перестали ходить в театр. Запланированные на каникулы массовые посещения школьниками наших спектаклей в срочном порядке стали отменять, даже невзирая на нашу камерность.
— Не боитесь ли вы конкуренции в условиях современной театральной жизни?
— Дело в том, что в своей среде мы ощущаем себя достаточно комфортно. Ведь в нашей народной культуре содержится такой кладезь чистоты и материала, который сцены не видел, что нашему театру и 10-и жизней не хватит, чтобы охватить все эти богатства. А что касается современного театра. Я так скажу, что в студенческие годы я порой выходил из театра окрыленным, и во мне просыпалось страстное желание творить, желание создавать, чего сейчас не наблюдается. Все, что сейчас происходит на современной сцене, и театром-то не назовешь, мракобесие какое-то. Поэтому мы стараемся не оборачиваться в сторону мейнстрима, а идти по собственной колее. Мода она ведь переменчива, а настоящее искусство — оно бессмертно. Поэтому я надеюсь, что и сотая, тысячная доля того богатства, с известной долей условности представленная нашей публике, не оставит его равнодушным. И, может быть, у кого-то тоже захватит дух от красоты и радости сознания, что нить времен проходит через его сердце.


Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой