ЗАПРОС НА ПРОФЕССИОНАЛОВ
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 25 ноября 2002

ЗАПРОС НА ПРОФЕССИОНАЛОВ

0
48(471)
Date: 26-11-2002
ЗАПРОС НА ПРОФЕССИОНАЛОВ (Ноябрьские выводы из сентябрьских выборов в Красноярском крае)
У губернаторов в современной России — судьбы фруктовых деревьев на приусадебном участке: если они не приносят ожидаемых плодов, их вырубают под корень и не дают им воспроизводиться. Кто из бывших глав регионов в минувшее десятилетие вернул себе утраченный пост? Никто.
Не стал исключением даже самый из самых возлюбленных Кремлем времен Ельцина — Борис Немцов.
В 1995-м я ездил в Нижегородскую область изучать его губернаторскую деятельность. Изучил. И в отчетной заметке написал:
— Немцов гремит — в уйме статей и телепередач.
Немцов гремит — его зовут на приемы в столицы Европы и Америки, включают в список "Мировые лидеры XXI века", к нему примеривает высший пост в РФ Ельцин: "Сегодня Немцов настолько вырос, что вполне может претендовать на роль президента".
Немцов гремит. И не все при этом думают, что греметь способна лишь пустая бочка.
Минуло семь лишь лет. И кому ныне в мире взбредет в голову занести Немцова в число потенциальных лидеров планеты XXI века? И есть ли на сей момент в России сумасшедшие, которые считают, что Немцов — жалкая марионетка Чубайса в Союзе правых сил — хоть когда-то будет способен сам завоевать Кремль?
Чин губернатора в Нижнем в 1991-м Немцов получил от окружения Ельцина за пламенные речи на съездах народных депутатов РСФСР — за речи против Компартии и за рынок с демократией. Продлить свои губернаторские полномочия на выборах Немцову так же удалось словесами — словесами о превращении области в полигон рыночных реформ и о немыслимых ей выгодах от этого.
Немцов умел преподнести себя так, как по нраву было новой верховной власти в России, и она его, зеленого физика, не доросшего даже до руководителя лаборатории в своем НИИ, и управлять крупнейшей областью страны поставила, и долгое время покрывала из федеральной казны огромные убытки нижегородской экономики от авантюрно-дилетантского хозяйствования Немцова.
Физик Немцов в первой половине 90-х был отнюдь не единственным говоруном во власти в провинции. За доблестное обличение прежней коммунистической власти и за заслуги в обещании скорых благ от рынка с демократией посты губернаторов тогда получила целая обойма не имеющих управленческого опыта дилетантов. Скажем, Владимирской областью по указу Ельцина руководить назначили сотрудника ящурного НИИ Власова, Калужской — преподавателя философии Савченко, Амурской областью — корреспондента ТАСС Кривченко. Но не все дилетанты обладали таким актерским даром, как Немцов, и далеко не каждому из них Федеральный центр мог оказывать столь щедрое финансовое покровительство, как нижегородскому физику. И потому Немцов, с его искусственно раздутой популярностью, хоть и не отважившись вернуться в Нижний на белом коне, до сих пор остается на политическом плаву, а остальные ему подобные губернаторы один за другим ушли в политическое небытие.
Если с 1991-го по 1995-й непременным условием прихода к власти в провинции являлся антикоммунизм кандидата с его публично выраженной преданностью рыночным и демократическим принципам, то во второй половине 90-х, наоборот, в моду вошла коммунистичность претендентов на губернаторство. При равных примерно личных достоинствах избиратели в разных областях и краях стали отдавать предпочтение тем кандидатам, которые именовали себя коммунистами. Рядовые российские граждане, измученные рынком с демократией, вольно или невольно умозаключали для себя: при власти КПСС мы жили лучше, чем теперь, Ельцин разгромил Компартию и большинство вогнал в нищету, нынешние коммунисты против ельцинского режима, и губернатор-коммунист — это своего рода противоядие от пакостей режима.
На волне таких или тому подобных настроений в 1996-2000 годах власть в провинции получили десятки так называемых красных губернаторов. То есть губернаторов, которые имели красные партбилеты Компартии Российской Федерации. Красными все они были в ходе избирательных кампаний, а по их завершении и получении губернаторских мандатов почти все они, за исключением, пожалуй, тульского губернатора Стародубцева, превращались в серо-буро-малиновых. Демонстрировать свою красноту — открытое неприятие политики Федерального центра — действующему губернатору нельзя, ибо Центр удушит твою область или край финансовой удавкой, наводить в вверенной тебе территории социальную справедливость — тоже нельзя: распределение собственности и тарифы на системы жизнеобеспечения определяет все тот же Центр. Что остается красному губернатору? Правильно: следовать установленным в Кремле правилам игры и принимать свои решения с учетом хитросплетений подковерной борьбы там.
Красные губернаторы, как и густопсовые губернаторы-демократы вроде самарского губернатора Титова или саратовского Аяцкова, работают в существующей системе координат социально-экономической политики Центра, и каждый из них не подлежит вырубанию избирателями только в том случае, если он в этой системе не допускает падения их благосостояния. Идейно-политические воззрения начальников провинций сегодня мало что значат. Была мода на губернаторов-демократов, потом пришла мода на губернаторов-коммунистов. Пришла и сплыла.
Коммунист Лодкин, он же бывший корреспондент ТАСС, он же нынешний губернатор Брянской области, коммунист Черногоров, он же бывший преподаватель государственно-правовых дисциплин, он же нынешний губернатор Ставропольского края, сумели сохранить свои посты только во втором туре и с незначительным перевесом голосов. Коммунисту же Шабанову, губернатору Воронежской области, коммунисту Прохорову, губернатору Смоленской области, избиратели в доверии вообще отказали. Другими словами, вырубили их с занимаемых должностей.
Ни ярлык демократа, ни партбилет КПРФ пропуском во власть в провинции больше не являются. На дворе иное время, и обновление сегодняшнего нашего губернаторского корпуса — великовозрастного в большинстве своем — будет происходить по иным критериям. Чем же ныне тот или другой кандидат на пост главы территории может быть симпатичен избирателям?
Ответ на этот вопрос, я полагаю, можно найти, если оборотить взор к недавней выборной кампании на берегах Енисея.
Итак: Красноярский край — край превеликих природных богатств и могучей индустрии. Там первосортный лес валят в изобилии, там добывается тьма дешевого угля, там выдаются на внешний и внутренний рынок ходовые и суперприбыльные металлы: алюминий, никель, платина, медь, кобальт. И при всем том дефицит бюджета в богатейшем крае похлеще, чем в обделенных природными ресурсами российских территориях, — зарплату красноярским учителям, врачам, милиционерам, дворникам и библиотекарям не выплачивали по полгода.
Десять почти лет краем руководили два губернатора-любителя — профессор Зубов и генерал Лебедь. Генерал погиб, инспектируя возводимую горнолыжную базу, и нищенствующим в большинстве своем красноярцам досрочно предстояло решить: кому вручить над собой власть?
Претендентов на нее набежало — пруд пруди: от мелких московских коммерсантов до крупных местных начальников, включая мэра Красноярска Пимашкова и спикера Законодательного собрания края Усса.
Александр Усс в Красноярском крае родился, он здесь учился, женился, здесь троих детей родил, и ему и только ему, как показывали социологические опросы в начале избирательной кампании, светила победа на выборах. Но Усс вышел во второй тур выборов и проиграл рожденному на Цейлоне сыну русского переводчика Госкомвнешэкономсвязей СССР Александру Хлопонину. Почему же Усс проиграл?
В 1995-м первоклассный московский адвокат Михаил Кузнецов, который чуть ранее избавил меня от выплаты 150 миллионов рублей по судебному иску ко мне от Лужкова и Гусинского за мою статью "Юрий Длиннорукий", принял дело "Норильскгазпрома". Эта структура, не входящая в РАО "Газпром", требовала в суде признать банкротом комбинат "Норильский никель", который в советское время производил продукции на 7 миллиардов долларов. "Норникель" потреблял газ "Норильскгазпрома" и за него с ним не рассчитывался. У сверхприбыльного комбината на самом деле не было денег для расчета с поставщиком энергоресурсов. При масштабном воровстве доходов комбината ему надлежало околеть, и с ним вместе исчезнуть должен был и весь славный город Норильск. Но на исходе 1995-го сменился собственник "Норильского никеля", а в следующем году его возглавил руководитель банка "МФК" Хлопонин — и вопрос о банкротстве комбината был снят.
Как новый гендиректор "Норникеля" хозяйствовал — не важно. Важно то, что за 4 года его директорства комбинат увеличил объем производства на 2 миллиарда 300 миллионов долларов и стал финансово прозрачным, обеспечивая 70 процентов доходов в бюджет Красноярского края. При всем том спасенным оказался город Норильск со всей своей социальной сферой. И именно эта способность Хлопонина как антикризисного управляющего предопределило то, что сначала его избрали губернатором Таймыра, а затем и всего Красноярского края.
Спикер Законодательного собрания Усс — свой в крае. Но он до похода во власть был доцентом в университете и потом успешно овладел лишь управлением депутатскими словопрениями. Поэтому большинство красноярских избирателей поставило не на сказанное, а на содеянное кандидатами. Если Хлопонин как кризис-менеджер разобрался с проблемами градообразующего комбината-корпорации, то разберется и с проблемами края.
На "Норникеле" Хлопонин значительно обновил кадры управленцев, но и со многими прежними специалистами не расстался. И к формированию своей администрации края Хлопонин отнесся как чистый прагматик, для которого цену имеет опыт и квалификация, а не идейные и клановые пристрастия. Заместителями губернатора назначены и люди из команды Лебедя (Василий Кузубов и Татьяна Давыденко), и люди из окружения соперника Хлопонина на выборах — мэра Красноярска Пимашкова (Анатолий Матюшенко и Николай Глушков), и высоко зарекомендовавшие себя работой на Таймыре Лев Кузнецов и Юрий Олейников.
Первые шаги Хлопонина в должности губернатора свидетельствуют о том, что находить общий язык он умеет даже с очень жесткими оппонентами. Открывшаяся на минувшей неделе сессия Законодательного собрания края это подтвердила. Выступая перед депутатами и характеризуя сложившуюся в крае обстановку, Хлопонин обратил внимание депутатов на объективно существующие конфликты между депутатским корпусом и администрацией края, конфликтами между красноярской политической элитой и местными ФПГ. Отметил, что серьезный конфликт существует и в самой системе управления, который выражался в принятии "надутого", фиктивного бюджета, а также "отрыва" от федерального центра. Хлопонин предложил законодателям проект бюджета на 2003-й и антикризисную программу, которая позволит за год вытащить край из патовой ситуации. Предложения губернатора многие депутаты восприняли как конструктивные, и в местных политических кругах стало модным выражение Хлопонина "Сабли в землю, все за работу".
В антикризисной программе нового красноярского губернатора есть взгляд на край как на некую единую корпорацию, где необходим комплекс мер по наведению финансового порядка и перестройке системы управления. Хлопонин уже не раз публично заявлял, что выход края из кризиса не будет проводиться за счет дальнейшего затягивания поясов малоимущих граждан. В середине ноября губернатор подписал распоряжение и утвердил график погашения долгов работникам бюджетной сферы до конца года. Уже сейчас уменьшены тарифы на электроэнергию для населения. Как сообщают красноярские информагентства, на оплату услуг ЖКХ социально незащищенным слоям населения в проекте бюджета заложены субсидии в размере 4 миллиардов рублей против прежних 350 миллионов рублей.
За последний месяц Хлопонин провел переговоры с руководителями крупнейших финансово-промышленных групп России, представленных в крае. Лейтмотив всех переговоров — власть должна быть равноудалена от представителей разного бизнеса, она договаривается с ними о таких энерготарифах, при которых всем предприятиям выгодно работать в крае, и отказывается от участия в переделе собственности. Но все собственники, все финансово-промышленные группы обязаны платить в краевой бюджет все, что положено по закону. Хлопонин как бывший руководитель крупнейшего предприятия, надо полагать, разберется в теневых схемах ухода от выплаты налогов и сделает выход: как соблюсти баланс интересов финансово-промышленных групп и края. Скажем, оборот "Сибирского алюминия", наиболее энергозатратного предприятия, не намного ниже, чем у "Норильского никеля". Но поступления в краевой бюджет от "Сибала" в несколько раз меньше. Если такое положение дел сохранится, то администрации края через подчиненную губернатору энергокомиссию ничего не стоит ввести для алюминщиков такие энерготарифы, что мало не покажется. Кстати, как сообщают те же красноярские информагентства, тарифы для богатых промышленных собственников уже повышены, что позволило снизить их для населения.
"Норильским никелем", с которого пришел в политику Хлопонин, в свое время руководил Владимир Иванович Долгих. Руководил он им так, что в 1965 году ему присвоили звание Герой Социалистического Труда. А еще спустя четыре года его сделали главой всего Красноярского края. В роли первого секретаря крайкома Долгих так же всех уважать себя заставил и был потом избран секретарем ЦК КПСС, которому надлежало предопределять развитие всей советской индустрии.
Голосуя за Хлопонина, красноярские избиратели, по сути, голосовали за возвращение прежнего советского кадрового принципа: возглавлять край должен самый успешный в нем хозяйственник. И если Хлопонин не менее, чем Долгих, талантлив как управленец, и если он в новых капиталистических условиях обеспечит такой же рост благосостояния края, какой обеспечивал в условиях социалистических Долгих, то вся Россия всенепременно согласится с лозунгом:
— ЛУЧШИХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ПРОИЗВОДСТВА — В ГУБЕРНАТОРЫ.
Красноярск — Москва

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой