Авторский блог Редакция Завтра 03:00 30 сентября 2002

ОРДЕН БЕССМЕРТНЫХ

0
40(463)
Date: 1-10-2002
Author: Александр Брежнев
ОРДЕН БЕССМЕРТНЫХ (Он объединяет тех, кого не победили в “Черном октябре”)
Это было летом 1918 года на Урале. У Василия Блюхера, который командовал окруженными красными войсками на маленьком квадрате земли, оставалось два пути. Первый — сдаваться, и это было логичней всего, потому что по всем правилам военной науки, красным выпадал разгром. Второй — прорываться к своим. Блюхер выбрал именно его, и окруженная, обреченная армия пробилась через превосходящие силы колчаковцев и белочехов к Саратову. Этот прорыв не имел аналогий в истории мирового военного искусства, и в Кремле решили учредить в честь подвига красноармейцев Блюхера первый в истории РСФСР боевой орден, орден Красного Знамени. Знак под номером 1 был присвоен самому Блюхеру.
В 1993 году вся страна увидела героический подвиг защитников Дома Советов. Несколько сот человек, запертых посреди Москвы в здании Верховного Совета, были окружены войсками, милицией, лужковскими наемниками, бойцами спецслужб вражеских государств. Силы были несопоставимы. Простая военная логика давала защитникам конституции только два выхода: сдаться или умереть. В три часа ночи 4 октября, когда этот выбор стал предельно ясен каждому, депутаты, военные и гражданские добровольцы приняли свое решение: стоять до конца, принять безнадежный бой.
Многие из них погибли, многие попали в плен, и на них выместили злобу победители. Но часть с боем прорвалась из окружения. Они вынесли на себе свои боевые знамена, и это обстоятельство не позволило поставить победную точку ельцинским войскам. Защитники Советов так и не были разгромлены. Борьба, по большому счету, не завершилась.
После событий "черного октября", когда в боях погибло множество людей, встал вопрос о том, как отметить их подвиг, как увековечить память тех, кто сражался в те дни за Советскую власть. Инициатива шла снизу, многие участники защиты Дома Советов в 1993 году говорили о необходимости учреждения подобной награды. Разные фронты и партии, движения, анализируя просьбы и обращения "простых" бойцов, стали предлагать свои варианты памятного знака.
События, связанные с защитой Дома Советов, тоже не имели аналогов в истории. Александр Марков, командовавший Добровольческим полком, который оборонял Дом Советов до последнего часа, рассказывает, что в январские дни 1994 года был на нелегальном положении. Но всё же приехал в Москву, побывал в Союзе офицеров (который тогда еще не развалился). Там ему показали большую стопку листов с разными рисунками. Маркову сказали, что и он может предложить свой вариант памятного знака. Он отказался, поскольку не считал себя наделенным художественным талантом. Но в ту же ночь ему приснился Берлин, где служил, Трептов-парк. Во сне увиделась аллея скульптур, справа и слева от братских могил. И одна из них — Воин, держащий на руках раненого товарища.
Картинка буквально врезалась в память. На следующий день Марков должен был встречаться со своим связным, рядовым добровольцем разведки Александром Сусликовым. На вопрос командира, нет ли у него знакомого художника, Сусликов ответил, что сам художник. И полковник Марков рассказал ему о своем видении. В течение суток Сусликов перенес замысел на бумагу. За основу формы знака взяли очертания ордена Боевого Красного Знамени. У Маркова возникло ощущение, что видение пережил и сам Сусликов, хотя тот ни разу не был в Трептов-парке,— настолько рисунок был похож на то, что запомнил Марков.
Из множества вариантов памятного знака был единодушно принят этот проект. Потом специалисты по геральдике долго шлифовали проект, доводили до ума. В каждый лист, деталь одежды, фон, обрамление вкладывался смысл. Сначала говорили лишь о знаке отличия, потом заговорили об ордене, занимающем особое место среди всех других орденов. В итоге Орден защитнику Советов (на снимке) продолжает общую традицию российских и советских орденов, несет в себе необходимые черты настоящей боевой награды.
Генерал Юрий Калинин, участвовавший в разработке механизмов представления к новой награде, статуса и документации будущего ордена, говорит, что в общем были взяты за основу опять же документы по ордену Боевого Красного Знамени.
"…Орденом награждаются военнослужащие и другие граждане, верные данной ими военной присяге советскому народу, принимавшие непосредственное участие в защите Советской власти, проявившие высокий патриотизм, отвагу и мужество при защите конституционного строя и Дома Советов РФ… Награждение производится за образцовое выполнение своего воинского и гражданского долга в сложной обстановке, связанной с опасностью для жизни… За умелое руководство подчиненными, решительность и твердость… Личную инициативу, активные действия, мужество и настойчивость, получившие ранения и увечья при защите Дома Советов РФ. Орден убитых и умерших передается семье награжденного вместе с орденской книжкой и хранится, как память".

Вначале планировали изготовить до двух тысяч экземпляров ордена, награждать только погибших, раненых и тех, кто участвовал в конкретных боевых столкновениях.
Все наградные знаки выписывались по представлению командиров тех подразделений и групп, которые принимали самое непосредственное участие в боевых действиях. Сами они решили тогда не получать присвоенных им лично орденов, до тех пор пока награда не найдет каждого из их подчиненных, реально сражавшихся в те дни. Командиры получали орден в последнюю очередь.
Сегодня уже есть те, кто настроен в отношении этого ордена скептически. Говорят, что за многие годы орден получили десятки и сотни людей, имевших к октябрьским боям в Москве и даже вообще к защите Советов самое отдаленное отношение. Больше всего ситуацией недовольны военные. По их мнению, появление боевого ордена у разных политиков или деятелей культуры, многие из которых ни разу не появлялись у Дома Советов, дискредитирует статус ордена, делает его из боевого конъюнктурным.
В их словах, несомненно, присутствует большой смысл. Но это же подтверждает высокий авторитет самой награды. Сегодня, когда мы отмечаем девятую годовщину подвига защитников Дома Советов, все мелочное отступает на второй план. За девять лет отношение к самому подвигу изменилось. И орден для нас по-прежнему свят. Память о погибших не притупилась. Ходит легенда, что мастер, готовивший для ордена штамп, с которого делались все экземпляры награды, завещал положить с собой по смерти в гроб именно этот орден, хотя за свою жизнь изготовил штампы для тысяч разных изделий, медалей, орденов, монет…
Преподаватели тактики в военных училищах для простоты описывают боевой порядок так: "Первый эшелон — будущие мертвецы, второй эшелон — раненые и инвалиды. Третий — победители, получатели благ почестей, трофеев и званий".
В других странах и эпохах тоже отлично видели такое разделение в судьбах разных эшелонов. Поэтому впереди ставили крестьянскую пехоту, народное ополчение. Дворянская конница любила быть в засадных полках, пока ополченцы ценой своих жизней максимально ослабят врага. Тогда сверкающие латами рыцари неслись на истощенного противника прямо к славной победе.
Отличие только в том, кто и как принимает решение встать в первый эшелон. На Куликовскую битву в пехотные полки шли добровольцы. Селяне и горожане знали о неминуемой гибели, но верили словам Дмитрия Донского, что гибель в таком сражении — не смерть, а жизнь вечная. О вечной жизни в памяти своего народа думают мусульманские добровольцы-шахиды, который год взрывающие своими телами Израиль. В персидской армии в передовой отряд "бессмертных" тоже набирали исключительно добровольцев.
Те, кто остался в Доме Советов, были готовы неминуемо погибнуть. Такая готовность и причисляет воина к отряду "бессмертных". Те, кто погиб в тех боях, в нашей памяти будут живы навсегда. Орден они получили первыми. Первые полторы сотни орденов присвоены посмертно. Это, в первую очередь, их орден, орден бессмертных.
Любой орден — не просто награда, и даже вообще не награда. Это — союз единомышленников, братство иногда незнакомых друг другу, но верных одной идее людей. Знак на груди — символ принадлежности к этому ордену. Орден защитника Советов — не исключение.
Он очень сходен с советским орденом Боевого Красного Знамени. Но первый учрежденный советской властью боевой орден разделял русских, по-своему вбивал клин между идеями социальной справедливости и Родины. А этот, последний боевой орден Советской России, объединил их в последнем бою. Все три дорогих русским разных убеждений знамени реют на этом ордене. Под ними на общей крови дата 22.09.—4.10. Двенадцать дней общей борьбы. Общая легенда о двенадцати курсантах. Двенадцать апостолов, хранящие всех христиан. Кто-то отметит, что цифры 1993 — в сумме двенадцать. Совокупность совпадений натолкнет на мысль о бессмертии.
Ордена удостоены советские офицеры, коммунисты из рабочих дружин, казаки, православные священники, многие мусульмане. Девять лет после 1993 года прошли в непрестанном разрушении России. Все эти годы участники защиты Советов смотрели на общую трагедию с болью и тревогой. Ждали нового призыва, готовились прийти добровольцами к месту нового сбора. Места сбора до сих пор не видно, полководцев, поднимающих знамя борьбы, нет. Однако защитники верят, что дождутся своего часа. Верят, что их орден снова соберется вместе, и бессмертное дело тех, кто пал девять лет назад, будет победно продолжено.

24 февраля 2017
0 0 420
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой