«НА ВСЮ НАШУ ВЕЧНУЮ ЖИЗНЬ»
Авторский блог Валентин Сорокин 03:00 23 сентября 2002

«НА ВСЮ НАШУ ВЕЧНУЮ ЖИЗНЬ»

0
39(462)
Date: 24-09-2002
Author: Валентин Сорокин
«НА ВСЮ НАШУ ВЕЧНУЮ ЖИЗНЬ»
Поэтическая книга "Тайная вечеря" — горькая, умная, крылатая книга.
Книга — совесть и долг поэта Бориса Олейника, сына дорогой и родной нам Украины.
На русский язык перевел стихи и поэмы Бориса Олейника замечательный русский поэт Евгений Нефедов.
А издательство "Советский писатель" вместе с Международным Сообществом писательских союзов выпустило книгу в свет.
Да, когда благородные и ответственные энергии объединяются, результат отличный: книга будет у нас, в России, и на Украине благодарно встречена.
Прекрасный поэт — Борис Олейник. Украинский поэт — Борис Олейник. Национальный поэт — Борис Олейник: памятливый и печальный, доверчивый и неподкупный. Талант оберегает его:
Я в сон вошел, как в чуждые палаты,—
И, онемев, смотрю со стороны:
Стоит живая дедовская хата,
Сгоревшая еще в огне войны.

Вроде поэт шел, шел и вдруг оглянулся, а там — прошлое, там — зло и разорение, там — ужас и смерть!.. Боже мой, Боже мой, кто из нас успел глянуть на Украину, отвоеванную у гитлеровцев, пожарами и дымом овеянную, тот никогда уже не забудет горьких заплаканных окошек хат, похожих на горькие очи жен и матерей:
Кто его знает, народ мой покорный,
Где борозда наша в завтра сквозная?
Или еще не позвали нас горны?
Иль возвращаемся, битые штормом?
Кто его знает?

Строфа так искусно и так традиционно создана — повторение вопроса печали, вопроса завтрашней неясности, но ведь мы слышим в ритме строк и в "нагнетании" народной прозорливости, мол, чего таить, известное дело — грядущее страдание опять и бесправие нам суждено: даже мелодия стихотворения подчеркивает это:
Кто его знает, спасителей рати,
Так заболтались вы не допоздна ли,
Что и не внять: мы хозяева в хате —
Иль в казачках у теперешней знати?
Кто его знает?

Чувство утраченного покоя в народе, чувство, что за народом наблюдает планетарный бизнес, а над планетарным бизнесом восседает космический Князь Тьмы, и под его зрачками малым племенам к державным массам покоя нет и не будет:
"Хозяин!" — встрепенулся весь базар,
И торгаши, оставя свой товар,
К прохожему приблизились степенно.
Так бледнолицых чтят аборигены.
"Хав ду ю ду", — скулят подобострастно.
И "Гутен таг", — поклоны кто-то бьет.
"Иль вы на идиш? Мы-то тут — по-разному,
Поскольку мова как-то не идет".

Это — из поэмы "Трубит Трубеж". Борис Олейник — не только сугубо украинец, но и сугубо славянин. Очень славянский поэт, очень. А такой поэт — в любом честном народе поэт. Разве наше достоинство, русское достоинство, меньше унижено? Украинцы и русские — в единой тревоге, под единым прессом оккупационного рыночного Жандарма.
Югославия — под прицелом вчера. Белоруссия — сегодня. Над Украиной и Россией — кровавая перчатка Запада, Жандарма, контролирующего нашу траву и железо, наше золото и яблоню, нашу память и слово. Чем занят "телефонист" Немцов? Раздором. Ненавистью к славянскому братству. Его ли забота — царапать и укалывать русские и белорусские души? У него до сих пор не высохли руки от крови Дома Советов, расстрелянного предателями и негодяями века...
Украинский поэт Борис Олейник — наш, русский, мордовский, наш, ненецкий, наш общенациональный поэт. Настоящий поэт, болея вместе с родным своим народом о благе и счастье, болеет — за каждый честный соседний, да и каждый честный дальний народ. Но у каждого народа — собственные торгаши и мерзавцы. Они и мутят жизнь нашу:
Отче, в Триединости Единой,
Что послал Спасителя на муки,
На валу, при Церкви Десятинной,
Я к Тебе протягиваю руки:
Не введи, Бескрайно-Безначальный,
В искушенье нас, земных и грешных,
На ошибки наши и печали
Возложи десницу всеутешно.

На экране, под телебашней, русского лица не встретишь, русского гармонично-порывистого разговора не услышишь: какой ни включи канал — познеры и якубовичи, гангнусы и явлинские, а Немцов — надоедливее Митковой... Днюет и ночует на экране. Преуспевающая звезда... Неужели и на Украине они и они?..
В разгуле отвязавшейся свободы
И под диктат радетелей-иуд
Мы, будто зомби, не спросивши броду,
Пустились в блуд.
И, заблудившись, руки растопыря,
С похмелья не постигли, что ведь тут —
Не мы идем, босые и слепые,
А нас ведут.

Да, нас ведут. Славян ведут. А в России — и малые народы вместе с нами ведут. И как же нам дальше быть? Мы не только перед собою, нет же, нет, — мы, русские, и перед малыми народами виноваты. И сколько же еще нам приседать перед оккупантами?! До потери Отечества?
Когда ж домой вернемся, затуживши,
Нам гид расскажет через много лет
Об украинцах, тут когда-то живших...
— А есть хоть след?
— Увы... простыл и след.

Пора нам, русским, о себе подумать. Пора нам, русским, и о соседях подумать. Борис Олейник, надрывая сердце над бедами родного ему народа, пришел вместе с нами и к нашим бедам.
Помню, с Петром Проскуриным ехали мы по нижегородской деревне, а на дверях мелом начертано: "Здесь нет живых — все ушли!".. А на крайней избе огромными буквами: "Разорителю Немцову — проклятье!” Так их, Немцова и Явлинского, "конструкторов 500-дневного расцвета области", оценили волгари... И опять — на экране. Где же совесть?
Книга Бориса Олейника "Тайная вечеря" — мужественная книга, и перевел стихи и поэмы на русский язык мужественный русский поэт Евгений Нефедов, знающий и любящий Украину. Тоже — поэт и славянин.
Международная премия им. М.А. Шолохова — справедливая награда Борису Олейнику. В черные дни, когда предатели взрывали великую Родину нашу, СССР, Борис Олейник вел себя доблестно: не трепетал перед разрушителями, защищая святыни:
Седая, красивая, мать улыбнулась, как доля,
Взмахнула рукой — рушники лебедино взвились.
"Счастливыми будьте!" — и стала задумчивым полем
На всю нашу землю, на всю нашу вечную жизнь.
Когда-то привычно и просто входили в наши учебники и в наши дома Тарас Шевченко и Янка Купала, Андрей Малышко и Аркадий Кулешов, Максим Рыльский и Николай Тихонов, под единым гимном Родины входили...
Евгений Нефедов связан не только дружбой с Борисом Олейником и не только жизнью в свое время на Украине, а прежде всего — тоскою совести и тоскою ответственности гражданской за нищету народа, за разорение великой страны: Нефедов и Олейник — солдаты фронта непокоренных, поэты, не торгующие призванием и долгом.
Вникните взором в лица Гайдара и Явлинского, Козырева и Немцова — одна и та же физиономия: пустая, вороватая и нахальная. А требуют к себе уважения? Немцов, помню, расхаживал на перроне, провожая молодых русских и нерусских учиться в США, дескать, вернутся — Россию поднимут по образцу и подобию Запада. Где они, эти специалисты? Куда их Немцов запродал, тогдашний вице-премьер?
Теперь — тычется глупым носом в русско-белорусские встречи и союзнические договоры. Мало навредил нам? Мало навредил белорусам? О, я обращаюсь к генеральному прокурору России:
Глубокоуважаемый господин Устинов!
Заведите уголовный процесс над Немцовым и Гайдаром, над Явлинским и Козыревым. Нет в России честного человека, труженика, который бы не скучал по суду над преступниками, расстрелявшими Дом Советов и разграбившими нашу Родину.
Более миллиона славянок и других национальностей девушек продано в гаремы и в рабство. Нищета вытесняет из дома детей наших и гонит их торговать своим телом и своей жизнью. Заведите!..
Почему на свободе Горбачев и Ельцин, Кравчук и Шушкевич? Почему хамит и одутловатится на свободе преступник Шеварднадзе, тайно продавший американцам огромные территории СССР? Подло отторгнул.
Ну, заведите же, заведите!..
Украинский поэт Борис Олейник, безусловно, прав, утверждая:
Так ударим же в колокол — мощно, усердно,
Созывая славянскую нашу семью:
Если мы не спасем от погибели сербов —
Мы погубим и совесть, и память свою!

Израильские снайперы, бейтаровцы, с крыш московских зданий расстреливали защитников Дома Советов. А ныне телерадиобейтаровцы и газетные сеятели распрей сталкивают нас то с арабами, то с тюрками даже у нас, в России, сеют антисемитизм и фашизм, стараясь одурачить народы и вызвать ненависть к русским:
Вот так ты перестроил нас, казаче!
Теперь уже должны склоняться ниц
Мы перед тем, по ком темница плачет,
А он хохочет меж высоких лиц.

Судить их надо, судить!.. Голос поэта — мятежный набат.
Телеграмма из Киева
Москва, геннеральному директору издательства "Советский писатель" А.В. Ларионову. Дорогой Арсений! Глубоко благодарен лично вам, всем труженикам издательства "Советский писатель" И, конечно же, Евгению Нефедову за воистину братское внимание к моей скромной персоне, за издание книги стихов "Тайная вечеря!" Обнимаю всех поименно — ваш Борис Олейник.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой