«НИ ШАГУ НАЗАД, СИБИРЯКИ!»
Авторский блог Кавад Раш 00:00 6 мая 2002

«НИ ШАГУ НАЗАД, СИБИРЯКИ!»

0
19(442)
Date: 06-05-2002
Author: Кавад Раш
«НИ ШАГУ НАЗАД, СИБИРЯКИ!»
СИБИРСКИЕ ШТЫКИ
Может, никто так не прославил на Западе сибиряков, как Геббельс своими проклятиями. Нацистский "Мефистофель" мобилизовал все свои недюжинные дарования интеллектуала и оратора, чтобы объяснить ошеломленным немцам тайну выросших, как из-под земли, богатырских полков из неведомой Сибири, когда весь третий рейх ликовал после потрясающих побед над красными.
Гитлер уже 30 января 1942 года выдавил из себя: "нас вынудили перейти к обороне не русские армии, а жестокие морозы, достигшие сорока пяти градусов ниже нуля".
На самом деле, "генерал Мороз" — это псевдоним Жукова. Геббельс углубил фюрера и всю вину за катастрофу под Москвой обрушил на рослых, спокойных воинов, чьи валенки, белые полушубки и ушанки укрупняли их, делали еще более внушительными. Мистические струны в душе маленького "Мефистофеля"-искусствоведа зазвенели, и он, казалось, даже подпал под очарование этой грозной силы, пришедшей из таинственных глубин снежной Сибири, людей, не чувствующих стужи, не ведающих страха.
Быть может, он помнил, как национальный пророк Освальд Шпенглер в "Закате Европы", печально обозревая деградирующую Европу мещан с их хрюканьем перед деньгами, возложил последние надежды на людей "русско-сибирского культурно-исторического типа". Шпенглер не предполагал, разумеется, что "русско-сибирский тип" сыграет решающую роль в судьбе Германии уже в середине ХХ века.
Больше двадцати соединений сибиряков заслоняли зимой 41-го и северную столицу. Не был родом из Сибири Александр Матросов, но подвиг свой совершил в рядах сибирского добровольческого 19-го гвардейского корпуса. Двадцать сибиряков повторят потом подвиг Матросова, и потому порыв Матросова вполне можно назвать "сибирским".
Подвиг свой Матросов совершил в 1943 году. За год до него, в январе 1942 года, когда еще шла битва за Москву под Питером трое сибиряков 225-й стрелковой сибирской дивизии в одном бою, не сговариваясь, закрыли своими телами три немецких дзота. Подвигу этому нет равных на войне. Он воспет поэтами. На месте того боя стоит памятник. Первым в те дни на этот небывалый по самоотречению подвиг откликнулся Николай Тихонов.
Герасименко, Красилов, Леонтий Черемнов,
Разведчики бывалые, поход для них не нов…
Идут полки родимые, ломая сталь преград,
Туда, где трубы дымные подъемлет Ленинград…
Простые люди русские стоят у стен седых,
И щели дотов узкие закрыты грудью их!
Ни один из пишуших о войне, от маршала Мерецкова и до рядовых ветеранов, вспоминая сражения на Ленинградском фронте, не могут обойти молчанием бессмертный подвиг трех сибиряков. Но сколько бы людей ни писали, никогда не будут найдены слова ни в прозе, ни в стихах, которые смогли бы выразить красоту поступка этих трех русских мужчин.
И таких тысячи. Что им придавало силы? Почему двоились и троились в глазах врагов? Откуда этот несгибаемый дух? Сибирские полки дрались, отступали, пробивались из окружения, бились до последнего патрона, оглохшие пушкари пригибались к прицелам, били прямой наводкой, контуженные кидались в контратаки, схватывались в траншеях — убыль в людях была великая. Погибали целые пласты сибирской деревни.
В краткие передышки переформирований части пополняли, переводили из одного соединения в другое, кидали на разные фронты, но даже после этих перерождений батальоны вступали в строи сибирскими частями. Достаточно было остаться в строю десятой части сибиряков, и новый полк упрямо называл себя "сибирским".
Ставка быстро поняла боевую ценность сибирского братства и старалась пополнять поредевшие ряды сибиряками. В войну понятие "сибиряк" быстро наполнилось магической мощью. На Гнездиловских ключевых высотах Смоленщины в 1943 году, дрогнувшие было в аду солдаты, остановились как вкопанные от властного напоминания капитана Шестеля, выросшего над окопами:
— Ни шагу назад, сибиряки!
Капитан был дважды ранен, но боя не покидал. Александр Фомич Шестель, уроженец Омщины, инструктор Новосибирского аэроклуба, доброволец в финскую войну, доброволец в Отечественную войну, 7 ноября со своим учебным батальоном прямо с парада на Красной площади влился в сражающуюся Панфиловскую сибирскую дивизию.
Архивные умники с мышиными натурами говорят: не было 28 панфиловцев под Дубосеково, и не говорил Клочков: "Велика Россия, но отступать некуда — позади Москва!" Они требуют, чтобы слова Клочкова были запротоколированы и пылились в архиве под номером.
Так могут рассуждать только дети тех, кто 16 октября в панике бежал из Москвы. Слова, приписанные Клочкову, есть не только правда, но высшая правда, ибо этими словами жили и держались все бойцы на Волоколамском и Истринском направлениях и на Бородинском поле. Буквально этими словами клялись перед битвой сибирские дивизии. "Сибиряки клянутся..." было написано на их вагонах.
Вся лживо-изуверская казенная отчетность сгинула — осталась только народная правда тех, кого не дождались сибирские города и села — все они умирали со словами Клочкова в сердце.
После курсов "Выстрел" капитан Шестель попросился в Сибирский добровольческий корпус. На Гнездиловских высотах капитана остановила только пуля в висок. Сибирский добровольческий корпус дал Западно-Сибирский край, каждая область которого выставила добровольческий полк. Гнездиловские высоты — ключ к Ельне и Смоленску. Над грядой господствует высота 233,3. Всю гряду немцы превратили в неприступную крепость. После страшных боев на высоте 233,3 похоронят бойцов трех сибирских дивизий. В братскую могилу ляжет и любимец сибиряков-гвардейцев поэт Богатков из Новосибирска. В критическую минуту он встал под пулями на высоте 233,3, поднял над головой именной автомат и запел свою же песню, ее распевал весь 19-й сибирский добровольческий корпус:
"Все, гвардеец, в бою изведай!"
Для нас важно разгадать тайну повелительного императива, прозвучавшего в возгласе капитана Шестеля:
"Ни шагу назад, сибиряки!"
После Москвы и Сталинграда, где сибиряки держали "главную высоту России" — Мамаев курган — они уже стали легендой всех фронтов. Капитан Шестель знал, как остановить однополчан. Можете ли вы в схожих обстоятельствах вообразить себе окрик "Ни шагу назад, волжане!" или "кубанцы" и даже "уральцы". А ведь последние никому не уступали в мужестве. Если сибиряки выставили добровольческий корпус стрелков, то уральцы дали едва ли не лучший танковый добровольческий корпус, с их девизом "Сгорим или прорвемся!" Немцы называли уральских танкистов уважительно — "черные ножи" — по чехлам их личного холодного оружия. Можно представить "Ни шагу назад, моряки!", но то особый род войск — морпехи. Но по признаку земли вряд ли кто может быть сопоставим с сибиряками, разве что "донцы-молодцы", признанные в 1812 году лучшей кавалерией мира.
Очевидцы рассказывают, что получив пополнение в Сталинграде, прямодушный и грубоватый Чуйков командовал маршевым батальонам.
— Сибиряки и уральцы, шаг вперед…остальные за Волгу. Мне нужны мужчины, которые мгновенно отвечают ударом на удар.
И никого это уже не удивляло. Но Сталинград — это отдельный эпос сибиряков.
Генерал армии Иван Третьяк, командующий ПВО, не мог не поддержать в 1991 году благородный порыв фронтовых друзей "гэкачепистов" — сибиряка маршала Язова и генерала армии казака Варенникова.
Иван Третьяк в 20 лет командовал полком сибиряков и стал Героем Советского Союза. Он, единственный наш строевой офицер, за голову которого немцы объявили вознаграждение. После войны Третьяк еще получит Звезду Героя Социалистического Труда за свой строительно-созидательный энтузиазм.
Третьяк вспоминает с особой теплотой о своих однополчанах-сибиряках. Он говорит, что при неслыханной стойкости сибиряки были абсолютно лишены позы или аффектации. Только изредка они могли буднично обронить: " Сибиряки могут все". Между собой они называли друг друга не гвардейцами, а "крестьянами”. Большинство сибиряков в полку были отцами семейств и старше своего командира. Вечерами, за штопкой одежды, прострочкой сапог, чисткой оружия, можно было услышать чью-либо задумчивую реплику: "Завтра много наших крестьян ляжет". Третьяк говорит, что любимым выражением сибиряков было "Крестьяне могут все".
То были внуки и правнуки "неспециализированных предков", кто раздвинул пределы Сибири до Тихого океана, создав Сибирское приморье или Дальнюю Русь, а не Дальний Восток, как стали называть берег Отечества интернациональные бичи с партбилетами.
Ни в каких частях нашей армии, может быть, кроме морской пехоты, не было отмечено такой взаимной теплоты и особого братства как в полках сибиряков.
Знаменательно, что сибиряки-добровольцы просили с началом войны послать их на защиту именно северной столицы. Некоторые историки эту особую любовь к Питеру объясняют тем, что Ленинград шефствовал над сибирским краем. Думается, здесь более глубокое и таинственное явление. В первый век освоения церковными владыками Сибири были северяне-новгородцы — это, во-первых. Во-вторых, генетическая память сибиряков никогда не забывала своих поморских истоков и связи с северо-западом Руси. Основное население Питера тоже сложилось из северо-западных земель. Налицо генетическое родство наиболее чистых крестьян с едиными и неспециализированными предками.
И, наконец, когда большевики привезли святую царскую семью в древнюю столицу Сибири Тобольск, они быстро осознали свою ошибку.
Один из участников Церковного Собора 1917 года епископ Андрей Уфимский (в миру князь Утомский) возглавит духовенство армии адмирала Колчака и создаст особые "полки Иисуса". В фильме "Чапаев" на пулеметный огонь шел в черном один из "полков Иисуса".
В июле 1918 с сибирской Белой армией к Екатеринбургу приближался и легендарный Ачинский эскадрон. Его зимой 1918 сформировал в Красноярске ротмистр уланского Ямбургского полка Э. Г. Фрейберг из добровольцев кадет 1-го сибирского кадетского корпуса, гимназистов и студентов. На линии Красноярск — Минусинск — Ачинск кавалерийская сотня "русских мальчиков" наводила ужас на красных. Эскадрон был неуловим. Население поголовно поддерживало грозный "потешный" эскадрон. Ачинский эскадрон воевал и на уральском фронте. Проделал Сибирский ледяной поход. Кончил службу России в 1922 году в Приамурье. Погоны и лампасы у Ачинского эскадрона белые, в петлице лента русских государственных цветов — черного, золотого, белого. Знамя в виде флюгера — на белом поле черный череп — в знак презрения к смерти. Особый нагрудный знак "Ачинский крест" со скрещенными мечами в терновом венце. Девиз эскадрона "За Веру, Царя и Отечество".
Убийство Царской семьи не могло произойти в Сибири. Большевики знали, в каком городе можно безнаказанно совершить злодеяние. Тот, кто разрушил дом Ипатьева, не мог быть сибиряком.
В 20-х годах большая часть из миллионов раскулаченных семей оказалась в Сибири. Те из них, кто выживет из элиты русского крестьянства, станут цветом сибирских полков.
"Крестьяне могут все".
В районе Белой долины сибирские дивизии взломали "Железные ворота" Донбасса. За "Железными воротами" сибиряки разгромили танковую дивизию "Мертвая голова" и батальон нацистских смертников. Сибиряки уже до этого разбили наголову 17-ю гренадерскую дивизию вермахта, служить в которой считалось у нацистов не меньшей честью, чем в самых элитных дивизиях СС.
Это для 17-й гренадерской каждое утро и вечер радио из Берлина передавало марш "Сыны Отечества — герои Отечества". 17-я гренадерская, по признанию пленных офицеров, не знала поражений, пока не столкнулась с сибиряками.
Сибирские дивизии будут участвовать в штурме Берлина. Комендантом Берлина будет назначен сибиряк генерал Берзарин.
Политрук Клочков из сибирской дивизии Панфилова любил петь: "Мой любимый старый дед прожил сто семнадцать лет…" и написал жене из Подмосковья: "…Думаю побывать в Берлине". Подобная эпическая задумчивость сибиряка не предусмотрена даже такими крупными мыслителями, как граф фон Шлиффен.
ГИБЕЛЬ РЕЙХА
Назначение Жукова на 1-й Украинский фронт было одним из самых проницательных решений Сталина за войну. Враг сжимал фронты, сосредотачивался и становился так же опасен, как в начале войны. У него под ружьем шесть миллионов закаленных в войне солдат. Сжавшись, как пружина, он может прорваться в любом направлении. Геббельс умело пользовался тем, что вермахт воюет теперь на родной земле, чего не было в Первую мировую войну. Немецкие ракеты гениального Вернера фон Брауна с крайней оконечности Европы уже способны достать Америку. Дело за атомным зарядом. Нацисты торопят ядерщиков. Геббельс обещает чудо-оружие. Никто, кроме Жукова, не был способен поставить решительную точку в мировой драме и спасти мировую демократию. Рузвельт и Черчилль, по сравнению с Кобой, по воле, коварству, организаторским данным и беспощадности не более, чем средней руки менеджеры у денежных хозяев. То, что Англия и США не смогли дать ни одного яркого политика, уже предвещает закат Европы.
Гитлеровский рейх, пронизанный партийными и эсэсовскими структурами, показал поразительную живучесть. Серьезных измен не наблюдалось. Даже обреченные нацисты сопротивлялись до последнего часа. Накал и ярость борьбы особенно хорошо видны по последним дням рейха и его столицы, "крепости Берлин". История не знает случая, чтобы столица обреченного государства продолжала бешенно огрызаться. Только от мальчиков-"фаустников" мы потеряли в уличных боях чуть ли не танковую армию. Кажется, один Сталин до конца понимал, с каким опасным противником имеет дело, ибо он, как и Гитлер, был прежде всего идеологом. В этом и было его несоизмеримое превосходство над своими западными союзниками.
Разумеется, ядро сибирских дивизий составляли крестьяне. Но было бы ложью не упомянуть и о легированных добавках корчагинского типа. Из этой каленой новой породы русаков был и сам Жуков, и павший на Гнездиловских высотах капитан Шестель, и Василий Клочков, и те трое сибиряков, что в одном бою закрыли собой три дота.
Теперь их товарищи приближались к рейхстагу и бункеру фюрера. До этого Гитлер сумел устроить американцам прорыв в Арденнах, а нам Балатон, где он велел отбросить русских за Дунай. И в Арденнах и у озера Балатон на острие тарана действовала 4-я танковая армия СС.
26 апреля 1945 года Гитлер вызвал в ставку командующего 6-м воздушным флотом люфтваффе генерал-полковника Риттера фон Грейма. Берлин был окутан дымом. Город почти весь в руках русских. Шли уличные бои. Немцы дрались за каждый дом. Вокруг -разрывы и беспрерывный бой канонады. Небольшой связной самолет "Физелер шторх" взялась посадить в Берлине жена фон Грейма, известная летчица и нацистская фанатичка Ханна Рейч. Последнюю подавали, как эталон немецкой женщины. Над Тиргартеном дерзкий самолет обстреляли при посадке. Раненого Ритера фон Грейма внесли в бункер Гитлера на носилках. Увидев фон Грейма, он спросил:
— Знаете, почему я вас вызвал?
— Нет, мой фюрер.
— Потому что Геринг предал меня и свою Родину.
Прощаясь с фон Греймом, Гитлер потребовал, чтобы тот схватил и Гиммлера, предал его военно-полевому суду и расстрелял. Гиммлер был рейхсмаршалом СС, министром внутренних дел и третьим человеком рейха.
Еще 26 апреля 1942 года Гитлер потребовал от рейхстага полномочий "Верховного судьи" и получил их. Любой его приговор приобретал немедленно силу закона.
Риттер фон Грейм улетел 29 апреля в звании генерал-фельдмаршала и командующего люфтваффе на продырявленном самолетике Ханны Рейч.
Последние дни третьего рейха в пламени и разрывах виделись обитателям бункера финалом языческой гибели богов и мистериями из любимых фюрером опер Вагнера. Последние дни высвечивают до дна всю зловещую сущность империи СС.
20 апреля 1945 года Гитлер отметил свои 56 лет. Через два дня Геббельс с Магдой и детьми перебрались в бункер к Гитлеру. Последний уговаривал Магду покинуть с детьми Берлин. То же ей советовал Геббельс. Но Магда непреклонна. При переезде Магда и дети плачут.
Геббельс — министр пропаганды и просвещения, гауляйтер Берлина и уполномоченный по ведению тотальной войны. С 30 января 1945 года он и уполномоченный по обороне Берлина.
У Геббельсов шестеро детей — пять дочерей и сын Гельмут. Хейда — четырех лет. Гедда — пяти лет. Холли — семи лет. Гельмуту девять лет. Хильде — десять. Хельде — двенадцать лет.
Сестра Геббельса, Мария Каммих, уговаривала оставить детей в живых, или оставить хотя бы четырехлетнюю Хейду.
"Я не могу оставить Иозефа, — ответила Магда, — Я должна умереть вместе с ним и фюрером".
Ее преданность фюреру и рейху были выше жизни и материнского инстинкта.
Лучше всего природа рейха видна по судьбе семьи Геббельса.
Магда послала сыну от первого брака Гаральду Квандту последнее письмо с Ханной Рейч. Письмо датировано 28 апреля 1945 года. Оно знаменательно. Вот выдержка из него:
"Закончим свою жизнь как национал-социалисты единственно возможным и достойным способом…
Ты должен знать, что я здесь осталась против воли твоего папы, и фюрер еще в прошлое воскресенье предлагал мне помощь, чтобы выбраться отсюда…Наша идея для меня — всё: всё прекрасное, доброе и благородное, что у меня было в жизни. Мир, который настанет после ухода фюрера и национал-социализма, не стоит того, чтобы в нем жить, поэтому, уходя из жизни, я возьму с собой детей. Им будет плохо в той жизни, которая настанет после нас; поэтому милостивый Бог простит меня за то, что я сама дам им избавление. Ты же должен жить, и я прошу тебя только об одном: никогда не забывай, что ты немец; никогда не совершай поступков, противных твоей чести, и не делай ничего такого, что бросило бы тень на нашу смерть. Дети ведут себя чудесно! Они обходятся без всякой помощи в этих странных обстоятельствах. Сами укладываются спать, сами умываются, сами кушают — и все без плача и хныканья. Бывает, что снаряды рвутся прямо над бункером, и тогда старшие прикрывают собой младших и их присутствие — это милость Божия, хотя бы потому, что их смех, который иногда звучит, ободряет нашего фюрера. Вчера вечером фюрер снял свой золотой партийный значок и прикрепил мне на платье; я была счастлива и горда. Дай Бог, чтобы у меня хватило сил совершить свой последний и самый тяжкий долг. У нас теперь только одна цель: быть верными фюреру и умереть вместе с ним; ведь то, что мы можем окончить жизнь рядом с ним, это милость судьбы, которой ни в коем случае нельзя пренебречь!.." и т.д.
Одно это страшное письмо стоит многих томов о природе нацизма. Здесь и экзальтация, и тщеславие, и фанатизм, на грани изуверства, и ужас перед возможными издевательствами в плену. Мать приносит невинных детей на заклание во имя языческого божка, и тот молча принимает жертву. Магда кощунственно упоминает имя Бога. Но здесь уместнее ее бога писать с маленькой буквы.
Здесь ренессанс в своем последнем развитии, где на место Бога поставлен человек, во имя которого умерщвляются собственные дети.
29 апреля после отлета фон Грейма Гитлер зарегистрировал брак с Евой Браун. Свидетели — Геббельс и Борман. Гитлер был свидетелем на свадьбе Геббельса. В день своей свадьбы Гитлер продиктовал своё политическое завещание. Еще одним документом он исключил из партии Геринга и Гиммлера, посмевших вести переговоры с союзниками за его спиной. Новым главой государства Гитлер назначил гроссадмирала Денница. Геббельса рейхсканцлером, а Бормана главой национал-социалистической партии.
Завещание фюрера заверили Геббельс и Борман.
На следующий день 30 апреля Гитлер и Ева Браун покончили с собой. Магда и Иозеф Геббельс отравят своих детей и сведут свои счеты с жизнью.
Гроссадмирал Денниц, приняв должность позвонил Риттеру фон Грейму и спросил его, что он может предложить для борьбы с противником. Фон Грейм с военной прямотой ответил: "Только свою преданность". Когда и в его преданности не стало надобности, Риттер фон Грейм застрелился.
"Тысячелетний рейх" нибелунгов закатился.
РОЖДЕНИЕ ГИМНА
Миф о сибирских полках зародился под Москвой. В слово "миф" я вкладываю первоначальный смысл, почти священный. Слово "миф" в переводе значит "слово". Запад, дружественный нам тогда, охотно подхватил молву о несокрушимых сибирских дивизиях, как весь XIX век Европа страшила себя "русскими казаками" в зависимости от обстоятельств. Даже художник Суриков, родом из сибирских казаков, когда в Париже являлся на занятия в мастерскую к мэтру, то бесцеремонно отодвигал чужие мольберты со словами "же казак ле рус".
Миф дался сибирякам слишком дорогой ценой, чтобы решительно не отсечь сразу в этом деле всяческую чрезмерность. Сибиряки заслуживают строгой правды, ибо она сама по себе неправдоподобна.
Прелюдией великой битвы под Москвой явилось сражение за Ельню на Смоленщине.
Сам Жуков вспоминал:
"Ельнинская операция была моей первой самостоятельной операцией, первой пробой личных оперативно-стратегических способностей в большой войне с гитлеровской Германией".
Ельня обойдется немцам дороже Парижа.
Жуков предложил Верховному ударить под основание опасного Ельнинского выступа силами 24-й сибирской армии, усилив ее тремя новыми дивизиями. Армия была сформирована в Новосибирске в июне 1941 года. С пополнением в ней теперь десять дивизий. При полном штате это 150 тысяч бойцов. Жуков умел выбирать исполнителей. С сибиряками он в 1939 году разбил японцев на реке Халхин-Гол. Поколение Сталина и Жукова со времен Первой мировой войны знали цену сибирякам.
Под Ельней сибиряки впервые встретились с крупными силами эсэсовцев. То была самая крупная психическая атака за всю войну. Эсэсовцы были еще свежи и уверены в себе. Полк за полком спускался с холмов в черных мундирах. Молча под рокот танков, без выстрела шагали они, зачарованные собственной поступью, опьяненные молодой силой. Горизонт был черен от мундиров. Они шли, несмотря на беглый ружейный огонь.
Задние занимали места павших.
На острие удара, нацеленного в сердце России, поставлена дивизия СС “Рейх". Не станем оглуплять врага по комбедовской манере и тем унижать собственные жертвы. На позиции сибиряков надвигалась страшная сила отборных нацистов. Шли черные батальоны "господ", любимые нибелунги Гитлера, надежда фюрера. Шли 20-ти летние юноши, цвет Германии, прошедшие строжайший отбор и доказавшие, что с 1750 года, почти двести лет, в их жилах не было ни капли чужеродной "ущербной" крови. Это они должны были зажить в цветущих орденбургах, новых тевтонских замках на месте Михайловского, Спасского-Лутовинова, Ясной Поляны, в суворовском Кончанском, Царском Селе, отдыхать на ухоженных берегах большого озера, которое должно образоваться на месте Москвы.
Почернела смоленская древняя земля. В старину слово "земля" было синонимом слова "княжество". Не будем говорить, что они одурманены шнапсом. У них в этом не было надобности. Жажда повелевать, ощущение принадлежности к высшей породе земли, которое им внушили, пьянит сильнее любого зелья. Шагала, задрав крепкие подбородки, глядя поверх наших окопов, обманутая молодость Германии — черные бациллоносители с черепом и костями. За 700 лет не было у Москвы страшнее врага. Разве эту организованную силу можно сравнить с бандформированиями ордынцев?
Эсэсовцы продолжали шагать через тела павших товарищей. Расстояние между ними и окопами неумолимо сокращалось. Напряжение достигло предела. Из наших окопов нет-нет, да и стали выбегать солдаты, устремляясь прочь от этой нечеловеческой черной силы.
И тут, когда казалось все погибло, и нет силы, способной сдержать бронированные тупорылые громады и черные мундиры, закрывшие родной горизонт, за нашими окопами вдруг грянул невиданной мощи мужской хор. Это подошедшие сибирские полки запели: "Широка страна моя родная…" и встав во весь рост, пошла навстречу врагу по смоленской земле. Тысячи штыков сверкнули стальными гранями.
Русский штыковой удар — вершина боевой соборности национального духа, его высшее православное проявление, формула вдохновенной неудержимости "за други своя".
Обе рати сошлись под августовским небом.
Штыковой удар сибиряков можно сравнить по мощи и глубине только со страшной волной цунами. Родившись за десятки тысяч миль от родных берегов, из-за столкновения континентальных плит, волна несется со скоростью звука и на океанских просторах, таких же необъятных, как сибирские равнины, волна эта незаметна вовсе, но приближаясь к берегу, доходя до мелководья, встретив преграду, волна вздыбливается на тридцатиметровую высоту, горбится и сметает все на своем пути.
Так двигалась волна народного гнева от тихоокеанского берега Отечества, через десять тысяч верст, докатилась до Москвы и, когда пробил час Сибири, она поднялась на недосягаемую для нацистов высоту и обрушилась на них тысячеголосым хором и штыковым ударом. Надежда фюрера дрогнула.
Ельня, как Фермопилы, как Марафон, или Бородино стала принадлежать тысячелетиям.
Цвет германского войска был сокрушен и отброшен.
Русский штыковой удар зародился в регулярной армии Петра I, в среде его грозных потешных полков, ядро которых составляли молодые дворяне. Штыковой натиск требует абсолютной однородности помыслов и духа и особой целостности, когда у полка один вождь, одно сердце и одна идея. Тогда в русскую регулярную армию не рекрутировали еще даже православных малороссов и белорусов. Присутствие же мусульман в русской полковой тогда было просто немыслимо.
В боях за Ельню немцы потеряли 47 тысяч солдат и офицеров из лучших частей вермахта и Ваффен-СС. Немцы впервые потерпели в войне серьезное поражение и отступили. В сибирской 24-й армии, дравшейся под началом Жукова, родились первые пять гвардейских дивизий. Приказом от 18 сентября 1941 года Верховный присвоил им наименование гвардейских, еще вчера немыслимое в РККА. С Ельни начинается новая армия и новая история России. В приказе Сталин велел начальнику тыла Красной армии к 30 сентября 1941 года "представить проект особой одежды для гвардейских дивизий". Но дух комбедовской уравниловки был слишком силен в партии, потому гвардия не получила "особой одежды". Советский союз вступил в войну, не имея ни гвардии, ни отборных частей. Тогда уповали на казенный "массовый героизм", который часто прикрывал дурь ретивых карьеристов, гнавших родной народ на убой.
Сибиряки, выполнив под Москвой роль засадного полка русского народа, привели к необратимому перерождению всего режима и к таинственным незримым изменениям сложной души Верховного, когда-то самозабвенно, мальчиком, певшего в Горийском храме древней Иберии.
Золотые погоны и новые ордена были введены после Сталинграда, но внутренняя готовность к их возвращению окончательно состоялась под Москвой.
Никому из смертных не дано понять бездонную душу Кобы, который между стопками расстрельных бессудных листов сорок семь раз смотрел фильм "Большой вальс" или 17 раз посещал спектакль "Дни Турбиных", где невольно подпадал под обаяние императорских офицеров.
Две трети новых образцов оружия было создано за три года, предшествовавших войне, когда Сталин взял это дело под свой неусыпный суровый контроль. Он знал всех директоров, ведущих инженеров и конструкторов лично. Двадцать лет он строил невиданное доселе на Земле государство. На XI съезде партии Ленин определил природу новой власти: "диктатура пролетариата — террористическая власть". Каким бы не было государство, но оно было его государством, его, Сталина, творением. Но даже в таком государстве Хозяином был не столько он, сколько "Аппарат". Абсолютный самодержец Николай I жаловался Наследнику, что страной управляет не он, а "столоначальники" — все тот же "Аппарат".
Но осенью 1941 года он пережил жуткие часы одиночества и крушения. Аппарат, как и всякий руководящий паразитический слой, стал панической трухой. Положиться можно было только на военных и Жукова.
Красная армия была разгромлена и в плену. Тысячекилометровый фронт оголен. Эти часы он не забудет до смерти. Переживания вождя прорвутся в победном тосте 45-го года "За русский народ".
Коба ничего не забыл. Всю войну он поощрял сибиряков. Никто в мире лучше него не знал авторов чуда под Москвой. Даже Жуков видел в сибиряках только отменных солдат. Сталин видел и Сибирь, и природу сибирского характера, со времен Туруханской ссылки. Он знал кому он обязан и личным спасением. На свой манер он не забывал честных услуг. Даже Гитлер признавал: "Если Черчилль шакал, то Сталин — тигр".
Перед Ельней навсегда перестала существовать РККА, созданная Троцким. Сталин, подписав указ №308 о создании новой гвардии, похоронил творение своего удачливого и ненавистного соперника. Под Москвой родилась подлинная русская армия. И не говорите мне, что это ничего не значит — родиться между Уралом и Великим океаном, возмужать в самом просторном доме на Земле, порог которого купается в студеном прибое Ледовитого океана, а окна распахнуты на степи и горы Азии, где вся граница окаймлена золотой крестьянской нивой, огражденной семью из десяти священных казачьих войск-орденов. Не говорите, что просторы не вырабатывают походку, морозы не бодрят дух, ураганы не закаляют волю, леса не настраивают на думу — откуда же тогда сибирский характер, ставший военным фактором, откуда эти люди, шагающие во весь рост с песней на черные полки эсэсовцев.
Но даже Сибирь, которая обширнее Соединенных Штатов, и та только часть России, так велика Россия. Ни одному врагу не удалось пройти Русь из конца в конец — "не хватит на то мышиной их натуры", как сказал бы полковник Тарас Бульба.
Кондовый сибиряк, художник Суриков говорил: "идеалов исторических типов воспитала во мне Сибирь с детства. Она же мне дала дух и силу, и здоровье".
В 1812 году в сражении под Островно к генералу Остерману-Толстому примчались гонцы от сибирских драгун и, сообщив, что на их позиции навалился многократно превосходящий их противник, спрашивали как им поступить?
Ответ бесстрашного Остермана был краток:
— Стоять и умирать.
Сибирские драгуны выполнили приказ буквально.
Остерман-Толстой прославился на всю армию, когда повел Павловских гренадер в штыки на скачущую навстречу конницу неприятеля и опрокинул ее. Под Кульмом Остерману-Толстому среди сражения ампутируют руку прямо на боевом барабане. Обезболивающих тогда не было. Позже он единственной рукой втолкнет в карету любимого племянника Федю Тютчева и увезет его на долгие годы в Германию. Всё взаимосвязано. Сибирь — лучшая часть святой Руси, в минуту смертельной опасности, когда враг захватил Украину, Белоруссию, Кубань, Дон и дошел до Волги, вместе с Уралом заслонили Родину. Сейчас страшно читать по сибирским селам фамилии не вернувшихся домой. Создается впечатление, что они почти поголовно легли, чтобы воспрянула Русь.
Тогда сибиряки стали против СС. Кузбасс стал против Рура. В Сибирь переехало около четырехсот промышленных предприятий и миллион новых граждан. Объем машиностроения и металлообработки с 1942 года увеличился в восемь раз! Военное производство поднялось в 27 раз!
Процент русских в Сибири до 1917 года, как уже говорилось, точнее православных, был выше, чем в средней полосе России, доходя до 98 процентов.
Не случайно после войны уже пятьдесят лет лицо русской литературы определяли, в основном, сибиряки — Шукшин, Марков, Залыгин, Распутин, Астафьев. Даже Василий Белов, как вологодец, генетически является сибиряком.
Будущее России связано с Сибирью и Тихим океаном. Когда народ прет отдыхать в Сочи или в Туретчину и Кипр, это верный признак старчества общества и его халуйской деградации. Молодой и здоровый народ тянет на Великие реки, тайгу, в Сибирь. Если руководители государства отдыхают в Сочах, а не на Байкале, то дело наше плохо, и мы кончим жалкими подражателями с женщинами на панелях Европы, миллионами беспризорных и ворами во всех структурах. Угасающие народы всегда тянутся к югу и в большие города, ибо они не конкурентоспособны, они не ищут трудностей и борьбы.
Мы до сих пор не смогли стать вровень с сибиряками 1941 года. Позже они освободят Киев и подтвердят тайный замысел всей русской истории, просмотренный всеми без исключения русскими историками. Замысел выразил автор "Задонщины", когда воскликнул: "Пойдемте братья и друзья, взойдем на горы Киевские и величим землю русскую". Сверхидеей всей русской истории было восстановление единства трех братских славянских народов братьев. Этот же мотив звучал в былинах Киевской поры, которые пели сибиряки у очагов зимовья.
Как ни один историк и писатель ни у нас, ни в Европе не смог осознать роли сибиряков и уральцев в разгроме нацистской Германии и спасении мира.
Этот исторический мировой перелом в новом небывалом возрождении русского народа не мог Верховный не оформить в символике. Так, к новому 1944 году на весь мир протрубил гимн Александрова о том, что русский народ разорвал гулаговские оковы и, организованный в стальные полки, с лучшим в мире оружием, идет освобождать Европу.
Богу было угодно, чтобы слова написал дворянин Сергей Михалков, а музыку бывший регент Храма Христа Спасителя. Ансамбль будущего генерала Александрова зародился на гранях Сибири под грохот боев за КВЖД, где прославились Рокоссовский и Белобородов. Сам Александров — образ значительный и соборный для Руси. Экзамены у него принимал сам Римский-Корсаков. Учился он в Императорской капелле, бывшем хоре государевых певчих дьяков, который непрерывно поет более пятисот лет. Создан хор певчих дьяков в 1479 году при Иване III, в связи с освещением Успенского собора Кремля.
Сейчас капеллой руководит в Петербурге Александр Чернушенко — выдающийся хоровой метр.
Певчие дьяки унаследовали хоровые традиции, берущие свое начало со времен Ильи Муромца и Владимира Святого. А те, в свою очередь, через Константинополь опираются на традиции Афин, уходящие к Троянской войне. Вот какие глубины бездонные отражает гимн Михалкова и Александрова, возвестивший о возрождении и торжестве святой Руси. Торжестве мистическом, происшедшем при невольном содействии Кобы, хотя и вопреки всему, чего он был носителем, как марксист. Именно это больше всего мучает врагов гимна. Они знают, что гимн не сталинский, он ближе к Ермаку, Илье Муромцу, Сергию Радонежскому, Суворову, Жукову, капитану Шестелю, поэту Богаткову, запевшему перед атакой всем сибирским полкам.
Помните строки из песни Михаила Матусовского: "Мне часто снятся те ребята, Друзья моих военных дней…" Они держали высоту 224,1 под древним Рославлем. Тогда восемнадцать смельчаков захватили высоту за линией фронта за передним краем противника и сковали целый батальон врага, пока их родной сибирский полк выполнял ответственное боевое задание. "Нас оставалось только двое из восемнадцати ребят". Эти двое Г. Лапин и К. Власов. Песня "Безымянная высота" — боевая быль.
Из восемнадцати ребят — семнадцать новосибирцы. Командовал ими уралец — младший лейтенант Е. И. Порошин.
Вот в честь кого был исполнен гимн Александрова 1 января 1944 года после великих битв за Москву, Сталинград, на Курской Дуге и под Ленинградом.
"Крестьяне могут все".
Ни один писатель и ни один ученый не смог за шестьдесят лет после Московской битвы подняться на эпическую высоту, вровень с сибиряками. Ни один, кроме величайшего режиссера в истории русского кино сибиряка Ивана Пырьева.
Сибиряки и уральцы внесли решающий перелом в ход мировой борьбы, отбросив под Москвой отборные силы третьего рейха. Затем сибиряки до Берлина были на острие всех решительных битв.
Историки, загипнотизированные артподготовкой в кино и разноцветными стрелами на картах Генеральных штабов проглядели тайные механизмы войны и подлинных действующих лиц. Англичанам и янки это было выгодно. Они никогда до сих пор не дают потерь, описывая сражения, потому что все сопоставления в потерях не в их пользу. Мы страдали просто изуверской уравниловкой и бесчувствием к потерям, отбору, качеству и героям.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой