«ВЕРЮ – ВОЛЬНОМУ СТРЕЛКУ!..»
Авторский блог Марина Струкова 03:00 17 сентября 2001

«ВЕРЮ – ВОЛЬНОМУ СТРЕЛКУ!..»

0
Author: Марина Струкова
«ВЕРЮ – ВОЛЬНОМУ СТРЕЛКУ!..»
38(407)
Date: 18-09-2001

Представлять читателем "Завтра" Марину СТРУКОВУ особой необходимости как бы и нет — она уже не однажды печаталась в нашей газете. Легли на душу ее небанальные строки и читателю "Нашего современника" — журнала, который, собственно, и открыл для широкой аудитории это новое имя в русской поэзии. Марина совсем еще молода, но весьма ответственна и серьезна в подходе и ко всему происходящему ныне вокруг, и к собственному поэтическому слову. Она окончила Высшие литературные курсы в Москве, принята в Союз писателей России, выпустила в свет свою первую книжку — "Солнце войны". Может быть, в иное время у вступающего в жизнь и в поэзию автора это было бы "Солнце весны" или какое-нибудь "Солнце волны", но… какая пора на дворе — такие и песни. Редактором сборника стал Станислав Куняев, а слово-напутствие молодому творцу, как некогда мудрый Державин — юному Пушкину, успел сказать, уходя, незабвенный Вадим Кожинов…
Сегодня мы публикуем новые стихи Марины Струковой, подготовившей к изданию рукопись уже второй книги. А поскольку осуществить это в наши дни, увы, нелегко, особенно молодому автору, сообщаем телефон, по которому могут звонить все, кто готов помочь одаренному и перспективному русскому поэту. Обращаться следует вновь-таки в "Наш современник" — по тел. 200-24-83. Подобное доброе дело — давняя традиция русской культуры, и хорошо бы не терять ее, как потеряно многое, а развивать и приумножать во благо отечественной духовности и истории.

Евгений НЕФЁДОВ

ВЫПИЛИ И ВСПОМНИЛИ

Стол накрыли в тесной комнате.
Май пришел — святые дни.
Люди выпили и вспомнили
то, что русские они.
По столу стаканы стукали,
словно пули по броне.
Говорили деды с внуками
о судьбе и о стране.
Было к правящим презрение,
боль за правду велика,
озаряло всех прозрение,
пробирала всех тоска…
Ошалев от спирта чистого,
славя давнюю весну,
хор нестройный грянул истово
про священную войну.
И сквозь речи нетверезые,
сквозь забывшееся зло,
что-то верное, грозное
просияло… И ушло.

МУЗЕЙ

Как много предано и продано,
народ — не тот, страна — не та.
В музее, вдруг под офис отданном,
под вечер стихла суета.
Давно все экспонаты вывезли
на виллу босса-подлеца.
И с ними словно душу вынесли
из онемевшего дворца.
Все стерпят каменные лестницы
по новым правилам игры.
Скользят рекламные прелестницы,
плюет охрана на ковры.
Здесь заключают сделки странные,
как будто в воровском кругу,
и ходят люди безымянные,
и чьи-то клички на слуху.
Звучат слова чужие, дикие,
таится грязная вина…
Но дому помнятся великие
блистательные времена.
Он ждет — откликнется История,
воскреснет в огненной пыли
разграбленная территория
врагом захваченной Земли.

ВОЛЬНЫЙ СТРЕЛОК

Посмотрю на лунную дорогу,
на всемирную тоску.
Я не верю мудрецу и Богу,
верю — вольному стрелку.
По ночной растерянной столице,
мимо огненной реки,
он идет не думать, не молиться,
и шаги его легки.
Он — последний воин из народа,
не наемник, не слуга.
Начинает русскую охоту
на веселого Врага.
В тень его, огромную, как горе,
укрывается страна,
где сошлись холопы в новом споре
перед рюмками вина,
где покорный тычет пальцем в небо,
ничего не говоря,
где трусливый, пряча корку хлеба,
хвалит доброго царя.
Посмотрю на русскую разруху,
на бессильную Москву,
и не верю недругу и другу,
Верю — вольному стрелку.

* * *

Вздымайся выше, красный прах
всех бездорожий!
Тому удача, в чьих руках
Бич Божий.
Он хлещет вдоль и поперек
рабов негордых:
сердец смиренье — вот порок
людей покорных.
И свист его — одна лишь мысль,
что не отринешь:
"Не покорись! Не покорись!
Ослаб — и сгинешь".
Иди вперед, покинув дом,
со мною рядом.
Твой щит — с серебряным крестом
и бой твой — с Адом!
Мы разгуляемся в веках,
Мой друг хороший.
Тому удача, в чьих руках
Бич Божий.

РУССКАЯ КРОВЬ

Кровь текла в моих жилах, текла издалека,
сквозь столетья, по воле славянского рока,
в потаенных ручьях округ сердца журчала,
на горячей волне мою душу качала.
И шептала душе, что по праву рожденья
ей великая доля дана во владенье:
Благородного племени древняя слава
и доверье Творца и святая Держава.
Мы с тобою богаты, безмерно богаты:
Нам молитвы отцов, как незримые латы,
бесконечная даль просит нашей охраны,
Сотни трав исцелят воспаленные раны.
Кровь текла в моих жилах, текла издалека,
холодела в предчувствии злого урока,
закипала она, когда Русь унижали,
застывала она на восточном кинжале,
проливалась на землю от пули устало,
в чернозем уходила, зарей расцветала.
Но приказ ее, что неизбежней победы:
созидать и растить, знать пути и ответы.
Мы с тобою спокойны, по-детски спокойны:
В нас Россия живет, и проходит сквозь войны.
И прославится вновь — это может быть завтра —
Безупречна кровь, безупречная правда.

* * *

Страна, куда ты год за годом?..
Как будто есть сейчас страна…
Ведь чтобы снова стать народом
нам нужен Враг и Цель нужна.
…Но вот и Враг и Цель известны.
Казалось бы — гори огнем!
Но так же тянет к краю Бездны,
тайком вглядимся и замрем:
людей влечет процесс распада,
парад смертей, пороков рать.
И пошлой кажется отрада
творить, рождать и побеждать.

ЗНАМЕНИТОСТЬ

Он возжелал великой славы,
в подделке видя бриллиант.
И, выбрав роль в судьбе Державы,
режиму подчинил талант.
Писал, как властным было надо,
фальшивый образ создавал,
душе поставил он преграду
и чувств порывы обуздал.
Жизнь превратилась в лицедейство
и речь размеренно течет…
Не губит гения злодейство,
а губит гения расчет.
И каждый раз, ступив на сцену,
угрюмо Мастер смотрит в зал:
вдруг кто-то подлинную цену
его поэзии придал?..

МАКЕДОНИЯ

Вечер сумрачный память встревожил нечаянно —
вижу снова огни вдоль озерной воды…
Вот от берега белая лодка отчалила,
поманило ее в глубину темноты.
Виноградные звезды, ночные купания,
а подальше, где бронзовых гор чешуя,
за границей незримой таится Албания,
там — чужая земля, здесь как будто своя:
речь похожа на русскую, лица открытые
и как будто душе отвечает душа —
то славянская кровь говорит, чуть забытое
вековое единство напомнить спеша.
…Или жемчуг речной собираю в ладони я —
он с оборванной нити скользит на ветру,
или падают слезы твои, Македония,
и Россия не может утешить сестру?
Нынче в милом краю дым пожарища тянется
и проходят отряды в горючей пыли.
Македония, бедная, что с тобой станется?
Всюду губят славян, изгоняют с Земли…
Но не все еще сила и мудрость потеряны.
Мы должны отстоять то, что Богом дано.
Чтобы Солнце взошло, чтоб — ни выстрела с берега,
Чтобы белая лодка не встала на дно!

* * *

Вечер прокуренный… слезы… чужая квартира.
Строчка приходит: "Россия, валькирия, лира" —
поиск опоры в опасных легендах былого,
руны и свастики, молнии, воины Бога…
Утром на улицах злы полурусские лица,
гарью и мусором всех осыпает столица,
стонут бомжи и воруют голодные дети,
пьяный кавказец обойму сменил в пистолете.
Вот президентский кортеж напылил, пролетая,
в черных машинах — холеных захватчиков стая.
…Где же вы все, экстремисты-националисты?
Вижу: агенты, ворье, болтуны-журналисты.
Если стрельба — холостыми в условиях тира.
Глупая строчка: "Россия, валькирия, лира".
Поиск героя? В листовках наскучивших стенка.
Подвиг?
Нацболы на башне — причуда Совенко.
Я презираю людей, покорившихся мрази,
все понимают, боятся отмыться от грязи.
Слава оплевана, наши надежды убиты —
Вражеской кровью смывают такие обиды!
Митинги: Боже! На что эти толпы похожи —
Стадо! Пылают лужковской милиции рожи.
Люди спецслужб — записные ораторы наши,
лидеры в черном — объекты для перепродажи,
мы без оружия — нищие злые кликуши.
Вот я — поэт, что мне делать, пропащие души,
вновь миражи создавать над помойкою мира?
Где моя Вера.., Россия.., валькирия.., лира?

ВНЕЗЕМНАЯ ОХРАНА

За кого-то свеча среди храма,
за кого-то друзья без души.
У одних — внеземная охрана,
у других — выкидные ножи,
у других — своя наглость шальная,
покупного закона стена.
А сильна ли моя внеземная,
если Русь на земле не сильна?
Если долю мою разделили,
не заметив — настолько мала,
если дом мой — сияние пыли,
что рассеяна ветром была?
Всякий выскажет низкую волю
и ударит последним в бою…
Предал Бог, если русские боле
не хозяева в отчем краю?
Но душе оскорбленной известно
перед битвой Звезды и Креста:
если мы — против армии Бездны,
значит, Небо за нас! Как всегда.
Не могучая песня бурана…
Не высокие зори во мгле…
То идет внеземная охрана
правду править на Русской земле.




Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой