ПОЧЕМУ "ЗАКРЫТ" ЭДУАРД ЛИМОНОВ
Авторский блог Владимир Титов 03:00 20 августа 2001

ПОЧЕМУ "ЗАКРЫТ" ЭДУАРД ЛИМОНОВ

0
Author: Владимир Титов
ПОЧЕМУ "ЗАКРЫТ" ЭДУАРД ЛИМОНОВ
34(403)
Date: 21-08-2001
ПОЧЕМУ "ЗАКРЫТ" ЭДУАРД ЛИМОНОВ
Эстетико-политический анализ
7 апреля отряд спецназа ФСБ (числом от 50 до 100 человек, по различным оценкам) захватил Эдуарда Лимонова с группой партийных товарищей на пасеке, где собирались члены алтайского "Общества Рерихов". Вскоре большинство арестованных были освобождены, но Лимонова и учредителя газеты "Лимонка" С.Аксенова доставили в Москву и поместили в Лефортовский СИЗО. Писателя обвиняют в подготовке мятежа в северо-восточных областях Казахстана, населенных русскими казаками. Ранее в Саратове арестованы четверо национал-большевиков. Статья 222 УК РФ ч.2 "Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств" — от двух до шести лет. Молодые люди то ли купили, то ли намеревались приобрести несколько автоматов. Вероятно, негоция осуществлялась Святым Духом — во всяком случае, активности "внутренних органов" (сокращенное наименование "органов внутренних дел") по отыскиванию продавцов оружия не наблюдается.
(Впрочем, не исключено, что в скором времени "органы" подыщут на роль крупного торговца оружием подходящую кандидатуру — какого-нибудь солдатика-дезертира или мелкого бандита, который вовремя погибнет при невыясненных обстоятельствах.)
Национал-большевики выдвинули своего вождя, уже арестованного, кандидатом в губернаторы Нижнего Новгорода. "Проверка" подписей в местной избирательной комиссии выявила, что из 31644 подписей "недостоверны" 9294 штуки. В судебном разбирательстве инициативной группе было отказано, а обоснование отказа господа чиновники замотали.
Некоторые думают, что акция ФСБ не была провокацией, а выходка нижегородского избиркома — политической "заказухой", брутальным устранением опасного конкурента по-чиновничьи. Бог им судья.
Все случившееся красноречиво свидетельствует: Эдуард Лимонов, его газета и партия попали в число главнейших и опаснейших врагов правящего режима, в борьбе с которыми хороши все средства. Трудно с этим согласиться, учитывая отсутствие у Лимонова и соратников на данный момент значимого "административного ресурса" и военной силы, но это так.
Тенденциозный термин "режим" (вместо "власть", "правительство" и т.п.) — не дань традиции. Понятие "правящий режим" охватывает не только группу чиновников, которым принадлежит верховная власть, но и политику, и ИДЕОЛОГИЮ этой власти. И противостояние Лимонова и власти "РЕЖИМА") происходило не на политическом поле, но в сфере идейной.
Лимонов замыслил ДУХОВНУЮ РЕВОЛЮЦИЮ в России и деятельно взялся за претворение своего замысла в жизнь.
Конечно, он не первый и не мог быть первым на этом поприще. Советские литераторы не только "славословили тиранов" да пробавлялись спасительным бытописательством, как убеждают нас евтушёнки и астафьевы (их можно понять — по себе судят). Были среди "инженеров человеческих душ" те, кто относился к своему делу серьезно и со всей ответственностью. Иван Ефремов 30-40 лет назад, Маяковский, Лавренев и Платонов 70-80 лет назад писали о необходимости культурной революции, ДУХОВНОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ. Предупреждали, что если не вытряхнуть из "ветхого Адама" его регрессивные инстинкты и комплексы, то не будет никакого Нового Мира и Нового Человека — получится мир-уродец, где ничтожество станет всем: и богом, и царем, и героем.
Идея духовного преобразования актуальна и сейчас, хотя сбылись пессимистические ожидания классиков, а о перековке мира и человека никто не помышляет.
Россия больна. Сие очевидно и мало у кого вызывает сомнение. Всепобеждающая апатия, безразличие к тому, что выходит за рамки обыденных "мелочей жизни", "добродушная грусть, в которой обыкновенно пребывает имперский народ", и тихая подавленность, в которую преобразовалась эта "добродушная грусть", — вот состояние русского духа сейчас.
Неспроста столь стремительно скис социальный подъем конца 80-х — начала 90-х. Общество выдохлось, из политики выветрился АЗАРТ; большинство из тех, кто участвует в пикетах-митингах-шествиях, в разноуровневых выборах, даже не рвется к власти всерьез. Амбициозные Акакии Акакиевичи рассчитывают на волне политических эмоций поймать скромную синекуру, а все более жидкая "массовка" по привычке или за скромный "грев" участвует в иррациональном действе под названием "российская публичная политика". Пять брежневских звездочек кокетливо подмигивают нам с политического небосклона.
Это у нас называется — политическая стабильность. Явление всеми чаемое и зело богоугодное.
Не случайно со "стабильностью" рифмуется "дебильность". Создается впечатление, что самая читающая в мире страна разучилась читать (как бравый солдат Швейк в одну ночь якобы разучился писать). Иначе как объяснить то, что если художественная (!) книжка выходит тиражом 20-30 тыс. экземпляров — это считается очень даже неплохим изданием. А ведь мы живем не в Монако и не в Марокко, а в высококультурной стране, население которой — почти 150 млн. человек (без учета сопредельных "независимых государств"). Падали начиная с 1991 года и упали до позорно-низкого уровня тиражи периодики — большинства газет и журналов, от политических до литературных и научно-популярных. (Не надо кивать на Интернет — у большинства населения НЕТ выхода во всемирную сеть, которую, откровенно говоря, тоже нельзя считать кладезем культуры.) Зато процветают "народные" (читай — жлобские) "аифка" и "эмкашка", от примитивности которых становится стыдно за род человеческий, да все более многочисленные разноцветные газетенки-журнальчики, для постижения которых достаточно интеллектуального потенциала спинного мозга. Если это культура, то прав был покойник Геринг. Люди БОЯТСЯ думать?
Много в нашей стране творится того, что необъяснимо с точки зрения здравой логики. Примеров можно привести множество. Когда огромная Россия — страна-континент! — никак не может разгромить интернациональный бандитский сброд в республичке, равной по площади Дмитровскому району Московской области,— это болезнь. Когда не особо мощная иностранная фирмочка выставляет нашей державе "предъяву" — как рэкетир торгашу — и держава, в лице высших чиновников, смиренно терпит пинки и плевки,— это болезнь. То же самое — когда массовка для верноподданного митинга собирается ЗА ДЕНЬГИ (чьи, интересно?), и все воспринимают это спокойно.
Если воспринимают вообще.
Да. И отсутствие зримой реакции общества на "нестроения в державе", принявшие характер патологии, — тоже болезнь духа. Как пишет сам Лимонов: "Я вижу вокруг меня дезориентированные, в основном подавленные, угрюмые толпы… Молодежь, конечно, молодежь, но те, кому за тридцать, — подавленные четвероногие. Никакими материальными заботами вот это отсутствие осанки, стержня не объяснишь. Русские люди опустились по причине психической болезни, охватившей весь коллектив нации. Бравые у нас только бандиты" ("Анатомия героя").
"Массы утратили энергию и желание жить", — констатирует он в другой книге, в футурологической антиутопии "316, пункт В". Описанное там готически-кошмарное будущее подозрительно похоже на наше родное настоящее.
И можно до бесконечности делить субсидии между "оборонкой" и "социалкой", приватизировать и национализировать заводы; можно ввести частную собственность на землю и даже реанимировать крепостное право; можно, напротив, отменить частную собственность вообще; можно до бесконечности менять высоких чиновников и даже слегка подкорректировать общественный строй — все эти меры будут столь же действенны, как косметический массаж лица человека, умирающего от нервного истощения.
Потому что народ, дух которого поражен, обречен на мизерное существование и исчезновение.
А потому для "спасения-возрождения России" (о котором распространяются все кому не лень) нужна ДУХОВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. Новая эстетика. Новая идея. НОВЫЙ СТИЛЬ — гиперскепсис и романтизм, цинизм и утонченность — который Лимонов проповедовал и в художественных сочинениях, и в публицистике.
"Стране нужен злой юношеский дух… Штрафовать надо за негативное выражение лица. Знаменитая американская улыбка? Черт с ней, давайте возьмем американскую, но улыбайтесь!" "Нужно делать современную, живую, злую, красивую страну, которая даст в морду за каждого своего гражданина". Так говорит Лимонов.
Русские должны улыбаться, ходить прямо и бодро, уважать друг друга, честно работать и бить врагов. Нужна духовная революция — и это будет революция снизу, ибо верхи в ней не заинтересованы — народом, впавшим в аутизм, чрезвычайно удобно управлять.
Воздействуя на сознание, изменить ставшее невыносимым бытие — такую невероятную цель поставил перед собой "русский Юкио Мисима"". Для этого была основана "Лимонка" — "газета прямого действия", нонконформистская от корки до корки, резко отличная от прочих печатных СМИ и содержанием, и стилем, и оформлением. "Взрывная" газета, назначение которой — посредством эпатажа разрушить старую косную мораль и проповедовать новые ценности. С течением времени сформировалась партия национал-большевиков — сообщество молодых энтузиастов, уникальное объединение, подобного в России НЕТ, что признают друзья и недоброжелатели. НБП, вытесненная на обочину официальной политики, посредством своих "боевых" (в кавычках и без кавычек) акций добилась главного — лишила наших недалеких, азиатских лукавых и ленивых чиновников монополии на политику. Эта партия, которую велено считать маргинальной, вернула в российское общество, казалось бы, давно и прочно утраченное — азарт, крайние страсти, "энергию и желание жить".
И не в том дело, будто Лимонов и его соратники как-то ущемили державный суверенитет шпротовой республики Остзее-Лабуслэнд или кизяного байства Чуркестан. Их грех страшнее: они покусились на самое "святое" — на идеологию, на ИДЕЮ (губительную для страны и народа, но чрезвычайно удобную для хозяев страны), которой живет российский правящий режим. Это все равно, что в средневековой Европе подвергнуть остракизму развратного обжору-понтифика или самоуверенного ханжу Кальвина. Или в Европе современной — поставить под сомнение факт холокоста или иначе погрешить против "политкорректности" — мировой тоталитарной религии лицемерия и неравенства. Это ересь, а еретиков не прощают.
Лимонова и его соратников начали прессовать.
Творчество ставшего неугодным писателя было подвергнуто переоценке. Оказалось, из богатого лимоновского литературного наследия, какому позавидовали бы многие из нынешних "писарчуков", внимания достоин лишь роман "Это я, Эдичка". Да и из "Эдички" — выбранные места "с модными извращениями" — само собой разумеется, однозначно характеризующие наклонности автора. Откровенно говоря, повышенный интерес к парасексуальной тематике заставляет усомниться в правильности ориентации господ злопыхателей. Кроме того, остается открытым вопрос: кто же написал "Убийство часового", "Дисциплинарный санаторий", "У нас была великая эпоха", антиутопии "Исчезновение варваров" и "316, пункт В", массу книг (я перечислил меньше половины), авторство которых ранее приписывалось Лимонову. Должно быть, Иван Астратов?
Как бы то ни было, литератора и публициста мирового масштаба стали изображать прибабахнутым порнографом. Случайность?
На НБП стали давить с момента ее основания. Официозные и "оппозиционные" политологи с завидным единодушием и постоянством пророчили "лимоновцам" скорый крах и забвение. Власть и "независимая" пресса скоро и столь же единодушно выработали стратегию борьбы с "нацболами": бойкот и подавление. (При "царском прижиме" говорили — "держи и не пущай!") Коль скоро ЭТИ не подпадают под шаблон нафталиновых коммунистов или опереточных фашистов, значит, их партия — просто сборище маргинальных хулиганов.
А от маргинально-хулиганского сборища недалеко до криминальной банды. Полтора-два года НБП находится под пристальным вниманием "компетентных органов". Оно проявлялось по-разному: от "задушевных" бесед с людьми в "штатском" — до романтической уличной слежки с видеокамерами (последнее, кстати, незаконно); от подозрительных щелчков, мешающих телефонным разговорам,— до обысков на квартирах. Всем памятна "блестящая" совместная операция российских и латвийских спецслужб против национал-большевиков. Настолько блестящая и успешная, что латвийский суд, обозленный тем, как "спецы" величественно сели в лужу, не сумев предотвратить "оккупацию" самой высокой рижской башни, квалифицировал ненасильственную демонстрацию как ТЕРРОРИЗМ и приговорил участников к 15 годам тюрьмы. (После такого приговора "вашу честь" можно без колебаний везти в приют для умалишенных.)
И, наконец, последние события — безосновательный арест Лимонова и весьма произвольное недопущение его к участию в губернаторских выборах в Нижнем Новгороде.
Последние 10-12 лет стиль власти был неустойчив. Менялся ее облик — мелькали, сменяя друг друга, то косная физиономия НАЧАЛЬНИКА из комноменклатуры, отягощенная премудростью заочного сельхозтехникума, то нездоровое, искривленное перманентным недовольством, жадностью и страхом личико полудиссидента — natural birn стукача, то оплывшая нездоровым жиром мордаха постсовковского купчика. Ныне же это маловыразительное, стандартное лицо СОТРУДНИКА — безликого и бесстрастного ИСПОЛНИТЕЛЯ. Так завершился бунт советской либеральной интеллигенции — скорее бессмысленный, чем беспощадный. Game over, демократия закончилась, всем спасибо, все свободны.
Постепенно отвыкаем мы от ложных представлений, навеянных несколькими годами куцей свободы. Кто сказал, что "с идеями пушками не борются"? А как еще бороться с тотально вредными идеями?
Вечный конфликт — противостояние власти и художника. Художнику-демиургу, по своей воле творящему миры, подвластны слишком могущественные силы. Потому он не может быть идеально угоден власти — любой, что подтверждает история всей мировой литературы или, говоря шире, художественной культуры. (Евтушенки и михалковы, угодные всем режимам, держащие ноги в тепле, нос по ветру и кукиш кармане — не исключение. ТВОРЦАМИ их можно назвать лишь с натяжкой). В "деспотиях" зарвавшихся творцов сажают в тюрьмы, а то и на кол, в "цивилизованных" странах стараются нейтрализовать более "цивилизованными" способами.
Что ж, Россию можно считать вполне цивилизованной и "политкорректной" страной, хотя и с деспотическим уклоном. Художественная пропаганда героизма скоро найдет себе место в УК РФ. Героизм чреват фашизмом и новым холокостом (а также — по логике -— новой Ялтинской конференцией, новым разделением Германии и образованием нового Израиля). Угодны — блеклые обыватели, "невинные жертвы", моральные уроды и безликие исполнители (таковы в большинстве своем персонажи детективов, все эти Слепые-Бешеные-Меченые), но не герои. Умер затравленный Петр Луцик — создатель фильма "Окраина", герои которого, современные российские фермеры, поднялись на защиту родной землицы против барыг и чиновников. "Окраина" фактически запрещена по требованию любителя омлета Никиты Михалкова. Дмитрий Черкасов, облекший политический памфлет в форму крутого детектива, пока еще жив и на свободе, но с публикацией одного из последних его романов ("Крестом и булатом") возникли проблемы; первый, 14-тысячный, тираж этой книги был уничтожен по звонку "сверху". Лимонов арестован — знак высокой оценки режимом его мастерства; это равносильно вручению Государственной премии. В заключении он работает над тремя новыми книгами.
"Наше имя — Эдуард Лимонов!" — было девизом нескольких десятков нацболов, пикетировавших здание суда, где слушалось дело их вождя. Всего в России их несколько тысяч. Продолжение следует. Не забудьте выключить телевизор. Следите за граффити.
ОТ РЕДАКЦИИ
В статье И.Кочмала "Приколы лубянского пиара" ("Лимонка", №176, 2001) содержались грубые нападки на главного редактора "Завтра" Александр Проханова. После этого главный редактор "Лимонки" Алексей Волынец лично позвонил Александру Проханову и принес извинения за невольную инсинуацию, признав недостоверность приведенных в статье И.Кочмала данных. Извинения дружественного издания были приняты.
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой