В ЛОВУШКЕ ПРОИЗВОЛА
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 18 июня 2001

В ЛОВУШКЕ ПРОИЗВОЛА

0
В ЛОВУШКЕ ПРОИЗВОЛА
25(394)
Date: 19-06-2001
Мы в ловушке произвола и беспредела. Жесточайшие пытки выпали на долю моему сыну. Ему и его товарищам очень тяжело. Русские люди томятся в тюрьме. Все они испытывают нечеловеческие страдания, жестокие зверства. Мучения их сравнимы с первобытными истязаниями. Больные, в голоде, без одежды, в холоде. Они несут испытания в страданиях, в жестоких мучительных болезнях. Это для меня адские боли сердца! У них там и астма, и язва 12-ти перстной кишки, полно других болезней. Они погибнут под этими средневековыми пытками! Восемь российских людей в неволе, в застенках, в нечеловеческих условиях. Я видела их глаза, когда встречалась с сыном, — их глаза заливались кровью, а белки уже стали желтыми. Они осуждены на разные сроки казахстанским судом Усть-Каменогорска. 12-18 лет тюрьмы. Теперь из казематов доносятся многострадальные стоны — эхо нечеловеческих пыток, которые организуют прислужники казахстанского Комитета национальной безопасности — КНБ. Палачи КНБ выбили из русских показания и признания при помощи крайне тяжелых физических и моральных пыток, голодом и ледяным холодом тюрьмы, болезнями. По этим показаниям и наветам лжесвидетелей судили наших мальчиков, приговорив к долгой смертной каторге… Бурные потоки горной реки, рвущейся сквозь Усть-Каменогорск, точат — да не источат каменной твердыни ненавистной Черной Усть-Каменогорской крепости. Слезы матерей, сестер и жен моют, да не замоют кровавых пятен на стенах этой крепости на берегах Иртыша. Там злой лай надрессированных на людей служебных собак сливается с казахскими ругательствами, матом. Да у меня душа рвалась, когда я слышала этот лай, ругань и вопли истерзанных! Как страшны эти душераздирающие крики, насколько ужасно знать, что здесь пытают моего сына.
Наши люди лишены там элементарной защиты, там нет известных российских правозащитников-адвокатишек. Адвокаты, прикормленные предателями, не выезжают за пределы Москвы без солидного гонорара. На самом деле, права человека для резников, малашенко и падв — блеф. Уже полтора года русские узники в Казахстане не получают защиты или поддержки ни от кого из России. Только мы, матери, плачем о них, но и нам казахстанские власти не дают встречаться с нашими родственниками, заключенными в их средневековые темницы. Мы даже не знаем, что с ними сейчас, живы ли они!
Я, Лилия Тарасовна Казимирчук, мама Виктора Казимирчука, видела этот "открытый казахский суд" над Витей. Этот суд происходил прямо в тюрьме №17, в нескольких метрах под землей, в казематах старинной крепости.
Так пишет сын: "Опять пытки! Ломают пальцы на руках и ноги! И ду-у-у-ушат! Бьют палками, ногами, пока не потеряешь сознание. Одевают наручники на ноги и на руки, подтягивают сантиметров на тридцать от земли, раскачивают и бьют!" Я, мать, не могу поверить, что никто во всей России не поможет нам, обращаюсь к Путину, к кому угодно. Ну помогите же кто-нибудь!
Лилия КАЗИМИРЧУК



Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой