НАКАНУНЕ ЛЮБЛЯНЫ
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 11 июня 2001

НАКАНУНЕ ЛЮБЛЯНЫ

0
НАКАНУНЕ ЛЮБЛЯНЫ (О последних изменениях на геополитической карте мира)
24(393)
Date: 12-06-2001
Новая концепция внешней политики США все еще сформулирована не точнее, чем в августе 2000 года, на съезде республиканской партии. Однако 43-й президент Дж.Буш-младший активно и целеустремленно проводит в жизнь качественно иной курс, чем принятый до того администрацией Клинтона. Одни наблюдатели называют его "нео-изоляционизмом", другие говорят о смене приоритетов, при которой внешняя политика интересует Белый дом постольку, поскольку может благотворно влиять на решение проблем внутренних. В ежедневном потоке информации и дезинформации, что старательно поддерживается и зарубежными, и российскими СМИ, на первый взгляд, довольно трудно прочертить отчетливые векторы новой внешней политики США. Однако сделать такую попытку небесполезно — особенно в контексте российско-американских отношений и предстоящей 16 июня в столице Словении встречи двух президентов, Путина и Буша. С каким грузом внутренних и внешних проблем приедут на еще дымящиеся после натовских бомбардировок Балканы, в канун 60-летия немецко-фашистской агрессии против нашей страны, новый лидер "единственной сверхдержавы современного мира" и нынешний "хозяин Кремля"? И, главное, каковы могут оказаться результаты этой встречи для России, для Америки и для всего мира, какие перспективы она способна открыть?
ЗАЧЕМ РОССИЯ АМЕРИКЕ?
Еще до инаугурации Джордж Буш-младший не раз и не два заявлял о смене курса, о предстоящем выходе США из Договора о противоракетной обороне 1972 года и строительстве новой национальной ПРО, о том, что Россия после краха большинства американских рецептов выхода из экономического кризиса теперь интересует Америку лишь как третьестепенная развивающаяся страна, а не великая держава, "не соперник, но и не партнер". Напомним, что президентскую кампанию республиканцев, по сути, вел 41-й президент и экс-глава ЦРУ Дж.Буш-старший. Он сформировал и предвыборный штаб, и идеологию своего сына, оставив последнему роль "говорящей машины", которую программируют специалисты, не уступающие по своим "ястребиным взглядам" таким одиозным фигурам, как Киссинджер или даже Даллес. В частности, давний "друг" СССР и России Збигнев Бжезинский сейчас получил еще более широкую аудиторию (вот лишь некоторые тезисы его недавнего доклада на международной конференции по геополитике и глобализации):
"Россия не должна даже помышлять о том, что возьмет пример с Франции де Голля или Британской империи. После крушения СССР Россия ничего не имеет. Нет в России ни демократии, ни реформ, ни вообще функционирующего государства. Потеряны армия и внешняя политика. Если русским лидерам на кого и равняться, так это на Кемаля Ататюрка. И роль для России должна быть уготована примерно такая, как для кемалистской Турции, принявшей лидерство Запада. Если Россия эту роль не примет, ее будущее печально. У России один выход — повторить путь Турции и постараться занять свое место. Иначе ее растерзают".
"Надо и дальше давить на Россию, обвиняя ее в геноциде (в связи с событиями в Чечне. — прим. НАМАКОН), использовать каналы и возможности общественных и благотворительных организаций, печать и т.д. США могут инициировать вопрос о приеме Чечни в ООН. Но есть и другие резервы... — в частности, надо отказать России в участии в следующей встрече "большой восьмерки". Вообще, русским в "восьмерке" не место. Никакой экономической и политической силой они не обладают. Просто само участие тешит их великодержавное самолюбие. На место России лучше позвать Китай. Москва, как видно, боится щелчков по своему престижу. Вот, например, Совет Европы — организация, по большому счету, вовсе не самая важная. Стоило ЕС, однако, пригрозить России приостановлением членства, как в России начался полный переполох. Можно представить себе, как засуетятся в Москве, если предупредить их об отлучении из "восьмерки".
А вот что внушает Бушу и его команде Бжезинский относительно проблем нераспространения ядерного оружия и прав человека: "Политика нераспространения ядерного оружия всегда носила риторический характер. Вопрос не в том, чтобы перекрыть пути ядерного оружия всем неядерным государствам,.. а в том, чтобы оно попало в руки "своих". Если попадет в "чужие руки", то тогда и надо заниматься риторикой и принимать принудительные меры. Подобный же подход к правам человека и к свободному рынку. Это все, конечно, важные принципы. Но политика не может выстраиваться вокруг какого-то одного принципа. Это глупость. В реальной жизни надо отслеживать свой национальный интерес, а не принципы. Мало ли где и у кого есть демократия и свободный рынок. Не это главное. Главное — знают ли в этой стране, что подлинным носителем и средоточием принципов демократии являются США?"
Комментарии, как говорится, излишни.
Здесь необходимо сказать, что Буш-младший менее всего чувствует себя компетентным в вопросах внешней политики, обладает чрезвычайно малыми познаниями в этой области и во всем полагается на аналитические записки своего ближайшего окружения, прежде всего — на рекомендации Кондолизы Райс, молодой и одаренной афроамериканки, ведущего специалиста в США по отношениям с СССР и РФ, которая, по свидетельству ряда экспертов, "лучше русских знает обстановку в их Генштабе". Колледж она окончила экстерном, сэкономив 2 года, способная пианистка. С 15 лет находилась под влиянием Й.Корбела, отца Мадлен Олбрайт, преподавателя Денверского университета. По его совету выбрала своей профессией американо-российские отношения. С тех же пор подружилась и с самой Мадлен, дружба с которой не ослабела и поныне. По собственному признанию, у нее "две любви — музыка и Россия". Однако любовь мисс Райс к нашей стране выглядит довольно странно, чтобы не сказать больше. Особо отметим, что в бытность Дж. Буша-старшего президентом она в течение двух лет работала в Совете национальной безопасности США, где отвечала за отношения с СССР. Именно Кондолизу Райс, играя с ней в теннис, Буш-младший спрашивает на корте, что делать, например, с Ираком.
Президента, как и короля, играет свита. С этой точки зрения очевидно, что состоявшееся к середине мая утверждение на Капитолийском холме большой группы чиновников высшего и среднего звена, завершившее формирование госаппарата США, выдержано в тех же параметрах, что и при отборе представителей ее "мозгового центра". Краткое резюме кадровых назначений может быть таким: "В администрации Буша хватает недоброжелателей России. При определенных обстоятельствах их точка зрения может оказаться главенствующей". Так, новым послом в РФ назначен Александер Вершбоу, ярый сторонник расширения НАТО на восток и развертывания НПРО. Следом за кадровыми изменениями последовали изменения политические.
Если раньше Вашингтон принимал чеченских эмиссаров так, чтобы не обидеть Москву, то вторая встреча в нынешнем году "министра иностранных дел" самопровозглашенной республики Ичкерия И.Ахмадова на уровне помощника госсекретаря США была дипломатической пощечиной Москве. Или вот российский олигарх В.Гусинский, как известно, находится в международном розыске по обвинению в мошенничестве, однако Интерпол почему-то допускает не только его прилет в США, но и выступление с лекцией в Вашингтоне на мероприятиях, посвященных Всемирному дню свободы слова. Параллельно группа сенаторов и конгрессменов США разрабатывает резолюцию о необходимости исключения России из "большой восьмерки". Дело не только в том, что это — прямое исполнение рекомендаций Бжезинского. Инициатором "проекта отлучения" России стал давний партнер Гусинского по бизнесу Т.Лантос, который с 1995 года участвует в пиар-проектах "Мост-Медиа". Вот строки из документа под названием "Резолюция №128", внесенного им в конгресс в начале мая: "Принимая во внимание, что 17 апреля ежедневная газета "Сегодня", одна из наиболее либеральных газет Москвы, была спешно закрыта, и журнал новостей "Итоги", который издается в партнерстве с "Newsweek", тоже может быть закрыт в ближайшем будущем, а также принимая во внимание, что налоговые органы начали преследовать ТНТ — маленькую кабельную станцию, канал, который разрешил журналистам, выкинутым с НТВ, передавать сводки новостей... мнение конгресса заключается в следующем: участие России в группе G-8 должно быть приостановлено до того, как Россия продемонстрирует полную преданность существованию свободной прессы... Президент и госсекретарь должны принять все необходимые меры для приостановления членства РФ в G-8..." В свете подобных "российско-американских связок" (Гусинский — Лантос) становится понятным, почему во время визита Клинтона в Москву президент из всех российских СМИ предпочел малоизвестную в РФ радиостанцию "Эхо Москвы", входящую, как и вышеперечисленные, в холдинг "Медиа-Мост".
Время от времени Вашингтон грозит России также экономическими санкциями за возобновление сотрудничества с Ираном и за якобы имеющие место нарушения режима нераспространения ракетно-ядерных технологий — санкциями, не прямыми, а сопоставимыми с теми ограничительными мерами, что были приняты ранее для предотвращения поставок на мировой рынок российской стали по демпинговым ценам. И все это — на фоне продолжающейся риторики о том, что РФ не является больше приоритетом американской внешней политики...
В то же время списать даже первые шаги Буша на некомпетентность или особенности характера невозможно. Скорее, налицо обычный прием большинства новых американских администраций: сперва обострить отношения, а затем добиться возможных уступок и пойти на смягчение ситуации. Парадокс, но в кругах, близких к Белому дому, вопреки мнению, распространенному в России, перспективы развития американо-российских отношений рассматривают в более благоприятном свете: новая американская политика в отношении России пока-де не сформулирована, Россия не потеряла своего значения для США, но претендовать на особую роль ей уже не приходится. В то же время мировые СМИ заговорили о духе "холодной войны", о том, что "существует немалый потенциал для быстрого и серьезного ухудшения российско-американских отношений".
И это действительно так. На взгляд экспертов, комментарии о том, что после достигнутой Ивановым—Пауэллом договоренности о встрече в Любляне происходит значительное потепление российско-американских отношений,— явно преждевременны и поспешны. Буш уже провел решения о сокращении финансирования практически всех программ в отношении России — даже таких, в которых, казалось бы, США максимально заинтересованы: например, в утилизации отработанных атомных подводных лодок российского ВМФ. Достаточно вспомнить о "шпионском скандале", высылке 51 российского дипломата из Вашингтона. Арест П.Бородина и выдача его Швейцарии вопреки настойчивым просьбам МИД РФ также были неким вызовом для России. Дело здесь не столько в самом секретаре российско-белорусского союза, который уже по своему статусу заслуживал иного, более взвешенного подхода американской стороны. Госдеп намеренно обострил и затянул во времени эту историю, добившись того, что самый первый телефонный разговор Буша с Путиным (а цену "первого впечатления" там знают очень хорошо), по сути своей, был посвящен не каким-то серьезным и перспективным вопросам двусторонних отношений, а данному "выеденному яйцу", да еще с сомнительным подтекстом. Максимальной суровостью по отношению к сотруднику ФБР Р.Ханссену, якобы поставлявшему в течение 15 лет разведданные СССР и РФ, отличается суд, проходящий над ним, когда прокурор требует высшей меры наказания. Введение американской стороной транзитных виз привело к адекватному шагу и с российской стороны.
Эти и многие другие "знаки внимания" к России достаточно красноречивы. За ними стоят весьма конкретные интересы, лежащие в основе курса республиканской администрации и обозначенные в двух выступлениях нового американского президента: 1 мая в Национальном университете обороны и 25 мая — перед представителями военно-морского флота США. В двух словах — это проблемы, связанные с развертыванием национальной ПРО и выходом США из Договора 1972 года, а также проблемы энергетического обеспечения американской экономики. Именно по данным направлениям роль России для США представляется чрезвычайно важной, если не ключевой.
ДВА КЛЮЧА В РУКАХ РОССИИ
Если о позиции Кремля относительно Договора ПРО 1972 года известно уже многое и достаточно подробно, то значение энергетического ключа к Америке в руках России осознается еще недостаточно.
Действительно, республиканская администрация по традиции больше внимания уделяет сугубо внутриамериканским проблемам. В этой связи можно вспомнить исторический факт, когда в 1992 году очередное послание президента США конгрессу начиналось со слов о том, что важнейший итог 1991 года он видит в удачном сохранении мировых цен на нефть, а об "исчезновении" СССР было сказано одной строчкой в самом конце документа. Вся "зацикленность" американцев на теме энергоносителей видна и в том, что бывший заместитель госсекретаря С.Тэлботт, выступая на международной конференции, публично заявил: "Америка не собирается спокойно наблюдать, как сибирский мужик регулирует температуру своего жилища, открывая настежь окно в лютые морозы". То есть, надо понимать, США намерены препятствовать "неоправданному", с их точки зрения, расходу энергии в любой точке земного шара. Америка давно смотрит на мировые энергетические ресурсы как на предмет своих национальных интересов. Для этого есть немалые "основания" — страна, имеющая лишь 5% населения планеты, потребляет 29% добываемых в мире энергетических ресурсов.
Сейчас, по единодушному мнению как американских, так и международных экспертов, США как никогда близки к энергетическому кризису, рекордно жесткому и глубокому. В начале года было принято беспрецедентное решение открыть неприкосновенные государственные резервы нефтепродуктов — с тем, чтобы сбить, наконец, мировые цены на нефть. Под давлением США и их европейских союзников сессии ОПЕК дважды повышали объемы производства углеводородного топлива (в сумме — на 2,5 млн. баррелей ежесуточно). Однако дальнейшее повышение объемов невозможно, а на понижение цен экспортеры пойти не могут. Если посмотреть на нынешнюю ситуацию в США с этой точки зрения, то цена 1,76 долл. за галлон бензина (около 4 литров) является рекордной за всю историю США, и новая администрация считает себя просто обязанной снизить ее. Для этого оказывается давление на страны ОПЕК и нынешнего лидера этой организации Венесуэлу (с президентом которой У.Чавесом очень вовремя встретился Путин), а Буш провозгласил режим экономии электроэнергии — через использование налоговых инструментов и поощрение ресурсосберегающих технологий. Сегодня многие губернаторы и мэры крупных американских городов заняты тем, что раздают населению бесплатно экономичные лампочки.
Более того, впервые в новейшей истории США Буш отдал указание начать эксплуатацию законсервированных нефтяных скважин, то есть наконец "распечатать" собственные источники топлива, чтобы не зависеть от импортных поставок. Не ограничившись этим, Буш внес предложения о реконструкции и развитии национальной энергетики страны на ближайшие 20 лет. В них заложен значительный рост потребления энергоносителей: нефти — на 33%, электроэнергии — на 45%, газа — на 50%. Сегодня США потребляют 25% мировой добычи нефти. Основные импортеры — Канада (15% всего импорта), Саудовская Аравия и Венесуэла (по 14%), а также Мексика (12%). В целях диверсификации импорта намечено расширить число поставщиков за счет России и Казахстана.
Буш может любить или ненавидеть Россию, но когда речь идет об энергоносителях, о бензиновом кризисе, затрагивающем интересы почти каждого американца, США решительно меняют тон своих международных переговоров, ничуть не заботясь о том, что и как они говорили вчера. Буш и его команда в качестве не только "пряника" для униженной и оскорбленной России, но и для выхода из сложившегося энергетического тупика всерьез задумались о том, чтобы напрямую закупать российские энергоносители (вместе со скважинами и нефтегазовыми компаниями) и тем самым избежать зависимости от "мирового заговора" стран ОПЕК. Россия, как известно, в свое время воздержалась от весьма соблазнительных предложений вступить в эту организацию и осталась "кошкой, которая гуляет сама по себе", используя в собственных интересах благоприятную мировую конъюнктуру цен на энергоносители.
Однако нельзя переоценивать новые возможности экспорта энергоносителей в США — Россия продает на мировых рынках всего лишь около 120 млн. тонн нефти, Америка потребляет ежегодно 1000 млн. тонн. По словам Буша, расконсервация месторождений одного лишь штата Аляска полностью удовлетворит потребность Америки в топливе,— впрочем, это, как и словесное сопровождение распродажи госрезервов, не более чем риторика. Перспективы России здесь видятся совершенно в другом.
С января с.г. в Америке наблюдаются хронический спад производства и снижение деловой активности на фондовом рынке, угрожающие перейти в затяжную стагнацию, а то и в серьезный финансово-экономический кризис. Для преодоления этой ситуации Буш концентрирует основное внимание на внутренних проблемах типа снижения налогов и оживления производства. Мощным фактором подъема экономики, согласно Бушу, могло бы стать распределение среди предприятий американского ВПК 60-миллиардного заказа на системы НПРО, причем с далеким прицелом — именно разработка этого научно-технического новшества может дать стимул развитию передовых высоких технологий. Буш, например, ради НПРО распорядился сократить финансирование более чем на 42% национальных ядерных программ и исследований. Более того, теперь всерьез изучается возможность "сброса" этих разработок на… российскую научно-техническую базу с двумя нестандартными эффектами — во-первых, большинство российских ядерщиков получают мизерную зарплату, и это будет в финансовом отношении дешевле, чем загружать работой национальные кадры, а во-вторых, таким образом США намерены помешать эмиграции российских ученых и специалистов с тем, чтобы пресечь вероятное распространение ракетно-ядерных технологий в мире.
Иными словами, нынешнюю Америку, несмотря на всю ее гигантскую мощь, серьезно лихорадит, а потому она резко сворачивает все свои обязательства перед союзниками и партнерами — вроде бы разумный эгоизм приболевшего человека. Но проблема заключается в том, кто и зачем продолжит по-прежнему кормить столь эгоистичного гиганта — а без такой подкормки он, грубо говоря, не проживет и дня.
ЗАЧЕМ АМЕРИКА РОССИИ?
Совсем недавно сама постановка такого вопроса выглядела недопустимой политической ересью. Однако после десятилетия послушного и безуспешного следования российских властей американским советам и рецептам, исходившим из Гарварда, в России произошел небывалый рост антиамериканских настроений. Российские радикал-либералы, хотя и не отлучены от власти, однако потеряли прежний авторитет даже в глазах своих западных покровителей. И вынуждены быть чрезвычайно "активными" — хотя бы с целью оправдать уже полученные кредиты. Поэтому в СМИ то и дело звучат предостережения разного рода "специалистов", которые выступают не столько против осложнения российско-американских отношений, сколько, по сути, призывают навсегда отдать лидерство Соединенным Штатам, отказаться от претензий на статус великой державы, осознать свое третьестепенное положение в мире и самоустраниться с мировой арены — в полном соответствии с рекомендациями Бжезинского.
В качестве примера можно привести статью В.Соколова ("НГ", 16.05) "Россия перед выбором" с подзаголовком "стоит ли бороться за многополюсный мир?", из которой явствует выгодный для США ответ — не стоит! Для разминки автор приводит, казалось бы, весьма убедительные доводы в пользу тезиса о том, что многополярный мир в современной геополитической ситуации вообще невозможен, поскольку ни одна страна мира не может тягаться с американской экономической мощью. Приведенные им данные впечатляют: доля России в мировом ВВП составляет 1,6%, а в ближайшем будущем сократится до 1,2%. По самым благоприятным для РФ прогнозам, к 2015 году эта величина не превысит 2%. К тому времени доля США составит 19%, Евросоюза — 16%, Китая — 10%, Японии — 7%, Южной Кореи и Тайваня — около 5%. По душевому ВВП Россия сегодня занимает 62-е место в мире. "Идея "треугольного" полюса Москва—Дели—Пекин умерла,— пишет данный автор.— Вряд ли можно ожидать, что тесное экономическое, военное сотрудничество между США, Западной Европой и Японией, располагающими половиной экономической мощи мира, по каким-то причинам прекратится... Военная реформа в РФ провалена. Америка является естественным и признанным лидером этого мира — клуба развитых стран. Участие в нем — заветная цель всех государств, в том числе Китая и Индии, и ссоры с лидером не соответствуют их национальным интересам".
И далее — все в том же категоричном духе. Нынешняя экономическая мощь и немощь подаются так, словно речь идет о новой "горячей" мировой войне, а вовсе не о политическом противодействии всевластию и гегемонизму США. Налицо явный политический заказ и определенная зависимость В.Соколова от главного "идеолога перестройки" академика А.Н.Яковлева и его ученика академика А.Спирина, которых автор с почтением, к месту и не к месту, цитирует. Вся история советского периода подается здесь как поражение за поражением в попытке пойти наперекор магистральному курсу если не ее величества истории, то их величества США.
Эти попытки вернуть Россию на прежнюю, "козыревскую" проамериканскую дорогу сегодня чрезвычайно настойчивы. Между тем, ведущий американский специалист по России Т.Грэм справедливо полагает, что "Америка не заинтересована в сильной, уверенной в себе, но и враждебной нам России". Госдеп США вынужден был признать ошибочность американских рецептов вывода России из кризиса и, похоже, решил самоустраниться от любых новых советов и любого вмешательства в кризисные ситуации — они на руку США согласно принципу "чем хуже России, тем лучше Америке". Поэтому из нынешнего кризиса нашей стране придется выходить, видимо, без помощи и даже при противодействии США.
На этом фоне решение правительства и Путина доверить реструктуризацию РАО "ЕЭС России" А.Чубайсу выглядит, мягко сказать, непродуманным. Б.Немцов, С.Кириенко, Е.Гайдар открыто гордятся своими "достижениями", перечисляя важнейшие решения, на которые их Союз правых сил подвигнул президента. Но за этими политическими фигурами стоял и стоит А.Чубайс. Показательно, что на рекордном по длительности майском съезде (22 часа кряду!) правых лидером был избран Немцов, хотя в руководство вошли Чубайс, Гайдар, Кириенко и Хакамада. Создается впечатление, что Чубайсу дан американский совет — не слишком высовываться из-за кулис в публичную политику.
Наиболее умеренные сторонники американского лидерства полагают, что России нужно выработать реалистическую программу сотрудничества с США по широкому кругу проблем: укреплению режима нераспространения оружия массового уничтожения, безопасности в Евразии, двусторонним торгово- экономическим отношениям, борьбы с международным терроризмом и организованной преступностью. Спору нет, все это заслуживает внимания, только вот не отвечает на вопрос: когда именно, в какую эпоху вносятся эти предложения? Их можно было вносить и 30, и 50 лет назад, когда идея советско-американского сотрудничества не отвергалась с порога так решительно Вашингтоном. Было время, когда СССР даже пользовался режимом наибольшего благоприятствования в торговле с США. И чем завершилось подобное сотрудничество?
США признают прежде всего право силы и считаются только с ним. Если Россия займет конформистскую слабую позицию на переговорах — она проиграет независимо от величины своего ВВП. Накануне встречи двух президентов в Любляне полезно задать себе вопрос: а в чем сегодня сходны позиции РФ и США, в чем остается хоть какое-то сотрудничество? Как это ни прискорбно, ответ может быть один — мы сотрудничаем только в вопросах борьбы с международным терроризмом. Не случайно накануне встречи в Любляне было проведено очередное заседание российско-американской Комиссии по предотвращению угроз международного терроризма, исходящего с территории Афганистана. Видимо, для того, чтобы обоим президентам было о чем поговорить в бесспорно позитивном плане.
Несовпадений и прямых противоречий в интересах РФ и США гораздо больше. В значительной мере это касается вопросов внешней задолженности РФ, однако и здесь роль США для России уже не столь велика, как в эпоху краха СССР и первых лет ельцинского режима. По всему кругу проблем у Путина сегодня нет никаких оснований односторонне ориентироваться на позицию Буша.
РОССИЯ — АМЕРИКА — ЕВРОПА
Важность данного "треугольника" отношений подчеркивается уже самим выбором места предстоящей российской-американской встречи на высшем уровне. Следует сказать, что нынешний президент США на международной политической сцене чувствует себя новичком-провинциалом. Среди европейских лидеров никто еще не знаком с ним лично. Американская пресса не отказывает себе в удовольствии открыто посмеяться над плоскими шуточками президента или его речевыми "заносами", когда помощникам приходится то и дело играть роль переводчиков "с президентского на нормальный английский". "Красноречие" Буша справедливо сравнивают лишь с красноречием Черномырдина. Подмечено, что более всего 43-го президента страшит европейский интеллектуальный снобизм, и предстоящего визита в Европу он ждет как университетского экзамена. Однако этот комплекс провинциальности и дипломатической некомпетентности уравновешивается опытом госдепартамента США, "семейной тягой Бушей к вопросам внешней политики" и личным умением Буша-младшего "вести переговоры с глазу на глаз".
На фоне сверхнастороженного отношения европейцев к новой американской политике задача Буша выглядит чрезвычайно трудной. "Вашингтон демонстрирует полное пренебрежение к идее многосторонней политики. Имперские замашки США плохо вписываются в идеологию ООН",— так писала, в частности, пресса Германии. Многие отмечают нарастающее "сильнейшее взаимное раздражение, существующее между Европой и Америкой по вопросам обороны, торговли, охраны окружающей среды, эффективной политики". И этот ряд перечислений можно продолжить.
Разумеется, важным было то, что Европа в целом прохладно-настороженно встретила небывало целеустремленную настойчивость Вашингтона в вопросе о НПРО — несмотря на то, что в начале мая спецгруппы дипломатов и экспертов разъясняли союзникам по НАТО суть нового американского подхода к вопросам коллективной и международной безопасности. Не подействовали даже попытки назвать ее "союзнической", "ограниченной", призывы управлять ею "совместно" и т.д. Последняя новелла в речах Буша заключалась в том, что "в создании НПРО США могут обойтись и без согласия союзников"(!) В ответ европейцы перешли от слов к делу, начав создание собственных сил быстрого реагирования.
Впрочем, столь же неуклюжим был и "апрельский экспромт" Путина о создании некоей "европейской ПРО" как альтернативы американскому проекту. Это предложение в Европе не стали даже рассматривать — не только в связи с полной военно-технической непродуманностью, но и по той причине, что нынешней Европе не нужен ни американский, ни — тем более — российский зонтик.
Активные попытки "войти в Европу" вообще стали характерными для первого года путинского правления: от крайне неудачных, через ПАСЕ, Австрию и Германию, до весьма перспективных — через Италию, скандинавские страны и прежде всего Швецию. Неплохие личные контакты Путина с Э.Блэром в настоящее время, по признанию такого влиятельного английского эксперта, как Д.Ллойд (Центр внешнеполитических исследований), не могут дать продуктивных результатов, и в качестве важнейшего российского партнера среди европейских стран, по его мнению, надо рассматривать, скорее, Германию, которая владеет третью всех российских долгов Западу, нежели Великобританию, поскольку у нее, кроме выборов и формирования нового кабинета, полно своих проблем, в том числе экономических: последствия эпидемии ящура, вспышки межэтнических конфликтов и т.д.
Объединенная Германия, между тем, еще не вполне освоилась с ролью общеевропейского лидера и занята самоутверждением, которому Россия в политическом плане способна только помешать. В данном отношении весьма характерен скандал, вызванный публикацией в майских номерах журналов "Шпигель" и "Фокус" выдержек из секретного протокола приватной беседы между Г.Шредером и Дж.Бушем, где говорилось о том, что не следует предоставлять России никаких кредитов. Узнав лишь об этой части беседы, В.Путин поспешил заявить, что данные публикации — не что иное, как "провокация", имея в виду, конечно, такой подтекст: некие силы пытаются вбить клин прежде всего в германо-российские отношения и ухудшить без того непростые российско-американские отношения. Однако анализ публикаций и перевод стенограммы беседы с немецкого языка показывает, что ничего обидного или нового для России в ней не содержится (во всяком случае, в той части, что опубликована). О том, что американские и вообще западные программы помощи, кредиты и даже инвестиции в РФ должны быть свернуты, кругам, близким к Кремлю, известно с 1995 года. Говорил об этом и Шредер. Нет ничего нового для РФ и в словах Буша. В целом направленность данных публикаций совсем иная — президент и канцлер, не стесняясь в выражениях, давали оценки лидерам стран Ближнего Востока. Для Буша, который намечает в своей новой стратегии образование некоего альянса арабских стран и установление "особых отношений" с Саудовской Аравией, Египтом и Иорданией, такие "утечки" способны разрушить не только планы, но и нынешние отношения США на Ближнем Востоке. Не лучший контекст создается и для его предстоящего турне по Европе. Для Германии, где уже начато расследование в МИДе, публикации также не принесли ничего хорошего.
Поэтому, несмотря на быстрый прогресс в отношениях России и Евросоюза (так, торговый обмен между ними вырос за 2000 год на 42% (58 млрд. евро), России предложено перейти с 2002 года на расчеты в евро, в ближайшее время будут подписано соглашение о сотрудничестве в ядерной отрасли и т.д.), ждать установления принципиально новых отношений с Европой не приходится — тем более, что она очевидно расколота по ряду вопросов: например, о принятии новых 10 членов. Германия и Испания никак не могут договориться по правилам приема этих стран, а германо-австрийская поправка к уставу ЕС фактически предлагает разделить его членов на два сорта, что сильно напоминает об идеологии, предусматривавшей "юберменшей" и "унтерменшей".
То, что подобная тенденция в современной Европе достаточно сильна, свидетельствует и вторичная победа на выборах в Италии С.Берлускони, миллиардера и медиа-магната, владеющего шестью телеканалами, которого называют "новым Муссолини". Берлускони не скрывает своих националистических взглядов, его победу прямо связывают с возрождением национал-социализма в стране. Таким образом, России придется иметь дело не только с иной Италией, но и с несколько иной Европой. Национал-патриотизм итальянского премьера может стать заразительным для ряда европейских стран, внутренне протестующих против растущего американского гегемонизма. Италия в силу предстоящей роли председателя Евросоюза вполне может стать одним из неформальных европейских лидеров, играющим на европейско-американских противоречиях.
Однако России здесь явно будет уготована роль сырьевого "унтерменша", поэтому в целом "на западном фронте — без перемен". Несмотря на результаты, достигнутые М.Касьяновым на переговорах с Лондонским и даже Парижским клубами, а также на многообещающие двусторонние договоренности с Италией, этот фактор нельзя назвать долговечным. Дальнейшие попытки реструктурировать советские долги обречены на вежливое непонимание кредиторами. "Провальным" окрестили СМИ последний визит Касьянова в Польшу. "Чеченский тупик", в котором изначально оказалась Россия и лично Путин, а также усиление государственного давления на российские СМИ и свободу слова в представлении Европы будут определяющими факторами на ближнесрочную перспективу отношений с Россией. Недавний майский саммит "Россия—Евросоюз", проведенный в Москве, если рассматривать его с точки зрения практических результатов, является не более чем одной из сотен аналогичных международных конференций, и лишь обещает в неясной перспективе какое-то потепление российско-европейских отношений. А пока единственный конкретный результат — решение сформировать комиссию, которая будет создавать(?!) единое экономическое пространство как предпосылку отдаленного гипотетического вхождения России в ЕС и ВТО. В этой связи трудно не согласиться с оценкой Б.Макаренко (Центр политических технологий): "Итоги саммита — это еще одна декларация о намерениях и подтверждение курса на сближение Европы и России на фоне охлаждения отношений с США". Прорыва здесь ждать не приходится, однако потенциал взаимодействия достаточно велик.
РОССИЯ — АМЕРИКА — ЯПОНИЯ
В Японии, вопреки прогнозам, победил не Р.Хасимото, а С.Куидзимо, важнейшим предвыборным тезисом которого было намерение ревизовать ст.9 Конституции Страны восходящего солнца, то есть отменить унизительный для самосознания японцев запрет на право иметь собственную армию. И, хотя их "силы национальной самообороны" давно не уступают в количественном и качественном отношениях самодостаточной армии, это весьма тревожный "звонок" со стороны важнейшего союзника США в регионе. В отличие от пророссийски настроенных "друга Рю" и Мори, новый премьер не скрывает решимости закрыть вопрос о "северных территориях". Под стать ему и новая хозяйка внешнеполитического ведомства — дочь небезызвестного экс-премьера К.Танаки. Ее уже окрестили в Токио "капризной железной леди", по аналогии с М.Тэтчер. М.Танака то демонстративно отказывается принять участие в протокольном ужине с лицом, якобы недоросшим до ее статуса, то трижды откладывает плановый телефонный разговор с И.Ивановым, не объясняя причин, и т.д. Она устроила массовую чистку японского МИДа и уже заявила, что внешнюю политику будет определять не кабинет министров, а лично премьер и она сама.
В этом — истоки последнего российско-японского дипломатического скандала. Еще во время мартовской встречи Путина с Мори в Иркутске независимые эксперты обратили внимание на "закадровые" переговоры о судьбе двух островов Курильской гряды, однако прямых свидетельств тому не было до 14 мая, когда экс-премьер Мори сообщил, что Путин якобы пообещал японской стороне вернуть в соответствии с Декларацией от 1956 года два острова — Шикотан и Хабомаи. Эта огласка была допущена вполне сознательно, чего "не оценили" российские СМИ — как раз в это время Куидзимо обратился с письмом к президенту РФ, где речь шла о возвращении островов, но уже не двух, а всех четырех. Заявления по этому поводу М.Касьянова, И.Иванова и даже срочно вновь призванного Кремлем экс-министра А.Козырева были призваны успокоить российскую общественность, болезненно реагирующую на возможность утраты южных Курил — мол, переговоры велись не только в марте, они велись всегда, годами, но о судьбе всеобъемлющего Договора о мире с Японией, а не о передаче конкретных островов. "Вежливость Путина была истолкована как мягкость позиции России,— старательно втолковывал А.Козырев.— Но резко вести такие переговоры нельзя, иначе неизбежно серьезное осложнение отношений" и т.д. Благодаря энергичным усилиям и российской, и японской дипломатии удалось дезавуировать слова Мори и спасти от прокола моральный авторитет Путина хотя бы в глазах широких масс, которые могли задать резонный вопрос: что это за президент-государственник, за спиной общественности ведущий тайные переговоры о ревизии итогов второй мировой войны? Кстати, эта энергичная информационно-пропагандистская "пожарная акция" показала, что доктрина информационной безопасности РФ, проведенная в жизнь С.Ивановым, действует достаточно эффективно, и Кремль теперь может оказывать действенное влияние на подачу и массовую трактовку выгодных или невыгодных ему фактов.
Эксперты находят, что шаг, предпринятый Куидзимо, а именно его письмо Путину с одновременным "сенсационным" заявлением Мори,— не только традиционен в том смысле, что все новые японские премьеры начинали свою деятельность с требований о возврате "северных территорий". Он традиционен и в союзническом плане — Америке, столкнувшейся с растущей ролью Китая и существенными изменениями геополитической обстановки в Азии, очень выгодно здесь осложнить позиции России, ухудшить или, как минимум, не допустить улучшения отношений между Японией и Россией. Вашингтон не хуже России знает, что Япония является самым крупным инвестором в мире, и не хотел бы, чтобы Россия получила японские инвестиции. Таким образом, вполне вероятно предстоящее осложнение не только американо-российских, но и российско-японских отношений. Немаловажно и то, что Куидзимо — сторонник более тесного сближения Японии с США. Обе эти страны находятся в состоянии экономического спада и, несомненно, будут искать одинаково приемлемые, а, может быть, и совместные рецепты для выхода из него — тем более, что львиная доля японских инвестиций приходится на экономику США.
После временного охлаждения японо-американских отношений в связи с морским инцидентом, когда американская подлодка потопила японский сейнер, прежние отношения союзников восстановлены. В отличие от своей агрессивно-равнодушной риторики в адрес России, Буш успел не раз подчеркнуть важность усиления американо-японского союза. Еще в декларации Буша—Мори (накануне отставки последнего) подчеркнуто намерение "проявлять динамичный подход к двусторонним консультациям по вопросам обороны и к совместному планированию", а также наращивать совместные усилия по решению транснациональных проблем ХХI века. Несмотря на недавнюю смену первых лиц, обеими сторонами подтверждена преемственность этого курса. Куидзимо уже с первых шагов показал готовность и умение играть "в тандеме" с Бушем, вовремя бросив России вопрос о судьбе островов. Бушу "образ врага" необходим не только (и не столько) в лице России — в азиатском регионе это прежде всего Китай и Северная Корея, что должно оправдывать американское военное присутствие в Японии и вокруг Тайваня. Белый дом уже выработал план первой поездки Буша осенью в Азию — на встречу руководителей АТЭС с предполагаемыми остановками в Сеуле и Токио.
Путин по вопросу о "северных территориях" находится в патовой ситуации. Нельзя удерживать острова, но и нельзя их отдавать. Социологические опросы последнего времени показали, что 82% населения России категорически против возврата Курильских островов, и лишь мизерный процент — за их продажу по очень высокой цене. С одной стороны, еще в Декларации 1956 года СССР подтвердил готовность обсуждать в качестве одного из условий заключения всеобъемлющего Договора о мире между СССР и Японией возврат двух островов Курильской гряды. С другой, Куидзимо в письме ведет речь, в отличие от иркутской договоренности, сразу о четырех островах. Недаром спикеры Госдумы Г.Селезнев и Совета Федерации Е.Строев заявили о необходимости рассматривать территориальную проблему только в контексте итогов Второй мировой войны. России нельзя создавать прецедента для ревизии послевоенного устройства мира. Вслед за Японией территориальные претензии к России могут высказать Китай, Германия, Польша, Финляндия, Румыния, почти все страны СНГ. У самой Японии остаются также неурегулированные споры с Китаем и обеими Кореями, что не помешало ей подписать в 80-х годах Договор о мире с КНР.
Но именно в ревизии послевоенного устройства были бы максимально заинтересованы США, которые и раньше не считали незыблемой геополитическую ситуацию, сложившуюся в результате Ялтинской и Потсдамской договоренностей. Отсюда можно сделать вывод, что Япония в настоящее время сочла выгодным для себя следовать за Америкой. И это — решение на достаточно длительную перспективу.
РОССИЯ — АМЕРИКА — КИТАЙ
Чтобы внятно объяснить союзникам и налогоплательщикам, зачем требуется увеличивать расходы на оборону, раз Америке в целом никто не угрожает, Бушу необходим, как и во времена "холодной войны", убедительный образ внешнего врага. И здесь кандидатов не так много: прежде всего, это Китай и Россия.
Не лишена оснований трактовка необыкновенной целеустремленности Буша и его команды в отстаивании проекта НПРО, называющая его истинной целью остановку бурного экономического роста Китая и наметившегося, пока робкого, выхода России из затяжного системного кризиса. Буш-младший не оригинален: его отец считал и считает, что экономика СССР была подорвана именно гонкой стратегических ядерных вооружений. Теперь США намерены заставить РФ и Китай забуксовать в попытках противодействия американской НПРО.
"Новую линию" Буша применительно к России можно сопоставить с изменением американо-китайских отношений — достаточно вспомнить историю с вынужденной посадкой американского самолета-разведчика, упорные отказы КНР вернуть его, угрозы США предпринять поставки новейших вооружений Тайваню, намерение продолжать разведывательные полеты над территорией КНР. Однако госдепартамент вынужден был принести нечто адекватное извинениям за гибель китайского летчика, а Буш поставил Тайваню менее современные типы и модификации. Как и президент, министр обороны Д.Рамсфелд тоже вынужден был поспешно дезавуировать некоторые свои "экспромты", как это было, например, с заявлением о том, что США намерены "не поддерживать никаких военных контактов с Китаем",— дипломаты потом старательно разъясняли, что речь идет лишь о выработке новой программы контактов, пересмотре приоритетов и т.д.
Создается впечатление, что США всеми силами подталкивают Россию выйти из "предбанника" Европы и заключить военно-политический союз с КНР — в том числе и для того, чтобы Белый дом имел возможность не только припугнуть американского обывателя-налогоплательщика этим коллективным врагом США, но и на совершенно иных основаниях вести многосторонние диалоги с партнерами по НАТО. В частности, вероятный российско-китайский союз наверняка сделал бы большинство европейских противников НПРО более покладистыми и менее прижимистыми в расходах на коллективную оборону.
С российской стороны прозвучали многочисленные уверения, от министерства обороны до вице-премьера Клебанова, что несмотря на создание американской НПРО Россия располагает достаточными средствами для того, чтобы прорвать любую существующую систему обороны, а также все, какие могут быть разработаны в ближайшие годы. По ходу внутриамериканской дискуссии идея создания тотальной НПРО была плавно подменена "ограниченной ПРО", охватывающей последовательно и поэтапно отдельные обширные регионы мира, в том числе с элементами базирования на военно-морских кораблях, а не только в космосе и на стационарных сухопутных базах и станциях. Прежде всего будет развернут тихоокеанский эшелон НПРО, что недвусмысленно показало Китаю: новая система нацелена прежде всего против него. Последнее обстоятельство аргументировалось тем, что, в отличие от России, у которой после всех сокращений остается не менее 4000 ядерных боезарядов, ракетно-ядерный потенциал КНР попросту малочислен и как молодая ядерная страна, Китай рискует лишиться благодаря американской НПРО даже этого статуса.
В этих утверждениях — немалая доля истины. Сегодня у КНР 30 межконтинентальных ракет с ядерными боеголовками (у США около 7000). По мнению независимых военных экспертов, КНР отстает от других ядерных держав на 10-15 лет. Если США развернут в Восточной и Юго-Восточной Азии систему ПРО, китайский потенциал окажется практически бесполезным. Это понимают и в Пекине, что является дополнительным фактором интеграции китайско-российских усилий по совместной обороне. Американские аналитики весьма внимательны к новейшим заявлениям Пекина, например, такому: "Независимость Тайваня равносильна войне!" Поэтому намерение США взять Тайвань под свой "ракетно-космический зонтик" в Пекине действительно расценивают как реальное начало "горячей войны". Не исключено, что, зная о серьезности подобных деклараций, США вполне осознанно и провокационно ведут свою новую политику в отношении КНР с тем, чтобы развязать серьезный военный конфликт в данном регионе и своим последующим вмешательством в его погашение еще более упрочить свою геостратегическую роль.
Китай сегодня очень жестко возражает против идеи НПРО, против разрушения американцами Договора о ПРО от 1972 года. Вообще надо отметить, что китайская дипломатия в последнее время перестала быть традиционно "восточной", т.е. мягкой, внешне уступчивой, цветистой в выражениях. КНР заняла крайне жесткую позицию. Новые ноты китайского МИДа были посвящены демонстративному приему в США президента Тайваня, а также тибетского далай-ламы. Америка Буша понемногу приучается "сдавать назад", встретив мощное сопротивление на том или ином участке. На китайском направлении американская дипломатия уже "отрабатывала назад" рекордное количество раз.
Впрочем, журнал "Коммерсантъ-Власть" (2001, №5) пишет, что "соперничество между Китаем и США неизбежно. Присоединив Гонконг и Макао, Пекин приложит все силы, чтобы получить Тайвань,— именно от этого зависит, станет ли Китай супердержавой, способной конкурировать с США. Чем грозит присоединение Тайваня к КНР?— США придется потесниться, уступив место регионального, а возможно, и мирового лидера Большому Китаю". Объективности ради отметим, что возможный сценарий начала военных действий между всеми силами, заинтересованными и незаинтересованными в присоединении Тайваня к материковому Китаю, приведенный данным изданием, не выдерживает никакой критики. Здесь даются таблицы соотношения численности населения Китая, России и Тайваня, их армий, вооружений и т.д., как если бы авторы всерьез верили в возможность близкого полномасштабного военного конфликта. Но даже в случае реального военного выяснения отношений между островным и материковым Китаем, причем тут будет Россия? — этим вопросом редакция не задается.
Отчасти то же касается и Индии. Объективно в своем противодействии американским планам, например, в рамках ООН и Совета безопасности, РФ может опереться на позиции этих двух азиатских “великанов”. Эксперты находят, что для России создание американской НПРО может иметь несколько более отдаленные во времени негативные последствия, нежели для большинства азиатских стран, прежде всего в силу неизбежной этапности создания системы. Перспектива ввода "второй очереди" НПРО оценивается в рамках 10-12, а то и 15 лет.
Уже не первый месяц россиян пугают "ползучей экспансией" Китая в области Дальнего Востока, его бурным экономическим ростом по 7-8% ВВП ежегодно, территориальными и демографическими проблемами, из-за которых КНР непременно рано или поздно устремится на север уже в целях прямой военной экспансии ради аннексии "излишних" обезлюдевших российских территорий и неосвоенных нами природных ресурсов. Причем американская "пятая колонна" в России не очень-то стесняется в обращении с фактами и цифрами. Так, ее "левая рука", не помня о действиях "правой", заявляет почти прямо противоположное — мол, России не стоит иметь дело с Китаем, поскольку его экономический потенциал явно преувеличен. Так, за 2000 год бюджет КНР составил всего-навсего 1000 млрд долл, это вчетверо меньше, чем у Японии, и вдвое меньше по сравнению с Германией...
Летом с.г., вскоре после люблянской встречи Буша с Путиным, состоится визит председателя КНР Цзян Цзэминя в Москву, в ходе которого запланировано подписание российско-китайского Договора о мире. Буш вынужден считаться с этим немаловажным фактором, как и с тем, что РФ и КНР все чаще в последнее время (особенно после первого визита Путина в Пекин) выступают на мировой арене если не с единой, то с идентичной точкой зрения по большинству проблем. Если, в развитие данной мысли, Путин приедет в Любляну не только как президент России, но и как завтрашний сопредседатель российско-китайского военно-политического союза в соответствии с разработанным и готовым к подписанию Договором о мире и сотрудничестве, то и без дополнительных процентов роста российского ВВП он сможет говорить с Бушем на равных, а Буш вынужден будет в значительно большей степени считаться с мнением своего собеседника — точнее, двух собеседников. Но, по всей видимости, 16 июня этого еще не произойдет.
РОССИЯ — АМЕРИКА — "ТРЕТИЙ МИР"
Анализируя новую внешнеполитическую линию США, трудно не назвать ее "отстраненной" от большинства нынешних межнациональных и межгосударственных конфликтов. Наблюдатели отмечают значительное снижение дипломатической активности США в урегулировании ближневосточного конфликта. Переговоры Переса с Бушем дали мало что конструктивного — США лишь подтвердили свою готовность выступать в роли посредника, но не хотят навязывать палестинцам мирный договор. Линия Буша заключается в том, чтобы стороны договаривались сами. США первыми из стран, вовлеченных в югославский кризис и его урегулирование, отозвали 1000 своих миротворцев, посчитав ненужными дальнейшие траты на их содержание.
Визит главы израильского МИДа Переса в Москву после провала попыток втянуть США в переговорный процесс по урегулированию на Ближнем Востоке, возможно, льстит самолюбию российского руководства, но на деле малоперспективен. Ничего, кроме потери времени и лица, из попыток урегулировать этот конфликт нынешняя РФ не извлечет. Фактически палестино-израильская территориальная проблема, если вести речь о разделении Иерусалима, неразрешима, а ненависть к Израилю со стороны арабского мира слишком велика. Ветеран всех арабо- израильских войн "Ари-бульдозер", как называют генерала А.Шарона, ведет свою внешнюю политику по-генеральски, исключительно с позиции силы, причем с двойным-тройным превышением силы удара в ответ на каждое враждебное Израилю действие арабов, и, несмотря на заявления как ООН, так и РФ о том, что израильский ответ на террористические акции палестинцев был неадекватным, руководство Израиля продолжает стоять на своем.
В то же время Кремль активизировал взаимоотношения со странами Ближнего Востока. Переговоры с президентом Египта Мубараком касались в том числе и военно-технической сферы. Последние визиты И.Иванова в Индию и Ливию расцениваются как развитие ранее начатых контактов. В официальном коммюнике говорится, что речь на переговорах шла о военно-техническом сотрудничестве и погашении прежних долгов, но не о новых военных поставках, поскольку Ливия находится под международным эмбарго с 1986 года. Однако здесь следует иметь в виду, что, например, 98% ливийского авиапарка состоит из самолетов и вертолетов советского производства, которые ныне нуждаются в модернизации. Состоялся визит в Сирию, Египет, Тунис и Ливию Е.Примакова.
Развиваются взаимовыгодные и перспективные с геополитической точки зрения российско-иракские отношения. В ООН рассматривается проект решения о прекращении действовавших на протяжении 11 лет экономических санкций. С.Хусейн полон решимости догнать Саудовскую Аравию по производству высококачественной нефти. К тому же себестоимость иракской добычи предельно низка — 1-3 доллара за баррель.
14 мая Россию посетил президент Венесуэлы У.Чавес. Следует отметить, что данный визит и проведенные в России переговоры явно "сработали на опережение" американских усилий по оказанию давления на страны ОПЕК, вследствие чего администрация Буша вынуждена была распечатать свою неприкосновенную "цистерну с нефтью" и пойти на жесткие меры по экономии энергоресурсов. Более того, стало известно, что Венесуэла подписала с РФ соглашение о военном сотрудничестве. "Financial Times" считает в этой связи, что Чавес намерен оснастить свои вооруженные силы российским оружием и военной техникой. Более того, соглашением предусматривается совместное производство военной техники — а значит, Россия готова и поделиться своими новейшими военными технологиями. Вполне вероятен, по мнению западных наблюдателей, выход России через Венесуэлу на региональный латиноамериканский рынок вооружений.
На этом направлении США практически не проявляют активности, если не считать пристального внимания к ситуации в богатых нефтью Ираке и Иране — здесь приоритеты Вашингтона незыблемы. Зная о том, что в Центральной Азии зреет новый военный конфликт, США не делают даже попыток "призвать к порядку" Пакистан, своего давнего партнера в этом регионе. По свидетельствам мировой прессы, этот источник напряжения в Азии за последние 5 лет вовсе "отбился от рук" и перестал быть управляемым со стороны США. Этим можно объяснить и беспрецедентные военные приготовления Индии. Достаточно сопоставить такие факты: за последние 40 лет Индия приобрела у СССР-России техники и вооружений на 40 млрд. долл. — т.е. в среднем по 1 млрд. долл. в год. А только за последний год заключены контракты сразу на 5 млрд. долл. Для военных экспертов такая динамика весьма показательна. Но нужно учесть и другое немаловажное обстоятельство — кроме партий оружия Индия приобрела лицензии, например, на производство штурмовиков СУ-24, что предоставляет ей право фактически неограниченного самостоятельного их производства.
Можно сказать, что Кремль продолжает энергично выходить из вынужденной международной изоляции и самоизоляции, в которой страна оказалась в последние годы правления Ельцина. Россия поэтапно, системно и целеустремленно приступила к восстановлению связей с прежними геополитическими партнерами, настойчиво добивается выплаты ей долгов перед бывшим СССР, приступила к погашению унаследованного и собственного внешнего долга, планомерно продвигает на мировые рынки продукцию своего ВПК и стремится, коль скоро ее не пускают в европейское сообщество, восстановить свои позиции в странах "третьего мира". Можно, конечно, иронизировать по поводу того, что эти контакты в странах Латинской Америки или Африки пока находятся на уровне "третьих стран третьего мира", но векторы новейшей российской внешней политики вполне отчетливы и не могли не вызвать беспокойства США.
РОССИЯ — АМЕРИКА — СНГ
Именно ситуация в этом "треугольнике отношений" демонстрирует, что всюду, где США не сокращают своего вмешательства, они действуют быстро, жестко и достаточно эффективно, не считаясь ни с чем. Прекрасно зная, что Россия болезненно относится к усилению американского информационно-пропагандистского, военно-консультативного, дипломатического и иного воздействия на пост-советском пространстве, Вашингтон планомерно наращивает его, прежде всего в Закавказье, фактически провозгласив данный регион зоной своих жизненных интересов. США успешно перехватили инициативу посредничества в урегулировании карабахской проблемы. Не ослаблено американское влияние в Украине, а тем более — в странах Балтии, где на высшие государственные посты избираются и назначаются бывшие граждане США. Показательно, что и тут возобладал новейший американский прагматизм: как только, например, Украина была оторвана от растущего влияния России, Вашингтон тут же сократил расходы на финансирование ее программ. В целом США на деле реализуют "стратегию управляемых кризисов", стремясь окружить Россию кордоном нестабильных государств.
Наиболее угрожаемым в ближней перспективе остается регион Центральной Азии. Бои между талибами и силами "Северного альянса" ведутся в непосредственной близости от границ с республиками Средней Азии. Число беженцев не поддается точной оценке. Именно в этом контексте следует рассматривать недавний визит президента Узбекистана И.Каримова в Москву. Главные темы, обсуждавшиеся им на встрече с Путиным,— борьба с международным терроризмом и военно-политическая обстановка в Центральной Азии. Россия обязалась развернуть в Таджикистане свою военную базу и перебросить с началом активных военных действий 3000 десантников ВДВ. Однако новое осложнение обстановки в Чечне не позволяет выводить оттуда воинские контингенты согласно ранее принятым планам. Более того, чеченские боевики и международные террористы рассматривают "открытие второго фронта" в Центральной Азии как единственное свое спасение. Узбекистан перед лицом реальных угроз намерен вступить в "шанхайскую пятерку". В Бишкеке создается совместный антитеррористический центр.
Недавнее заседание Совета коллективной безопасности шести стран СНГ в Ереване было посвящено как раз превентивным мерам по обеспечению безопасности на южных рубежах России. Принято решение о практическом развертывании в центрально-азиатском регионе аналога "сил быстрого реагирования". Этот шаг был прокомментирован Путиным как создание первой ступеньки — второй может стать создание коллективных вооруженных сил в случае, если обстановка и далее будет накаляться. Однако обе меры в трактовке военных экспертов и аналитиков выглядят связанными не только с событиями в Центральной Азии — не менее угрожаемым является и закавказский регион.
Сильное беспокойство в связи с возникшими угрозами видно в действиях Киргизии и Таджикистана. Вероятный сценарий развития событий выглядит так. Теснимые "северным альянсом" талибы, прижатые к таджикской границе, ворвутся в Ферганскую долину, куда уже просочилось значительное число моджахедов. Последние сыграют роль "пятой колонны" вместе с боевиками исламского движения Узбекистана.
После вывода российской военной базы из Грузии парламент республики всерьез рассматривает возможность и процедуру выхода из состава СНГ. Президенты Армении и Азербайджана после безрезультатных переговоров в Кемп-Дэвиде готовятся к новому раунду — в Швейцарии. Показательно, что после попыток Франции играть роль посредника в урегулировании нагорно-карабахской проблемы, эту роль взяли на себя США,— несмотря на декларируемый Бушем отказ от любых внешнеполитических акций за пределами страны, не связанных с прямой угрозой для ее национальной безопасности. Усиление влияния США происходит планомерно, и прежде всего — в этих республиках. Более того, планируется также информационное проникновение в регион Северного Кавказа — в частности, принято решение о финансировании радиовещания "Свободы" на чеченском, черкесском и аварском языках. В последние годы отмечена значительная активизация спецслужб Турции, союзника США по НАТО, в регионе Северного Кавказа. Президент Алиев называет Турцию не иначе, как "старшим братом", и регулярно консультируется с группой влиятельных турецких генералов по вопросам не только урегулирования карабахской проблемы, но и военно-технической политики страны.
Продолжается внутриполитический кризис на Украине. После отставки прозападно настроенного премьера В.Ющенко президент Кучма намеренно медлил с назначением нового. Наконец, была внесена кандидатура А.Кинаха, председателя Союза промышленников и предпринимателей. Он уже занимал одно время пост вице-премьера, слывет "темной лошадкой" и не является сторонником сближения Украины с Россией. Создается впечатление, что отставка Ющенко была запрограммирована во время февральской встречи Путина с Кучмой в Днепропетровске, когда падение самого Кучмы казалось неизбежным. "Новая газета", орган остатков российских "демократов", сделала неуклюжую попытку задним числом обелить ушедшего Ющенко — якобы ему лишь приписали проамериканские и прозападные взгляды, на самом же деле он технократ и прагматик. Но достаточно вспомнить, кто именно поддерживал премьера, проводил пикеты, манифестации и другие акции в его поддержку — это националисты правобережной Украины, УНА-УНСО и украинские "младо-олигархи". Казалось, благодаря краху прежних надежд в жанре "Запад нам поможет" Украина объективно должна пойти на сближение с Россией и возрождение прежних торгово-экономических и политических связей. По существу, нынешний водораздел, если не сказать раскол, пролегает в Украине по Днепру — левобережная, с большим удельным весом русскоязычного населения, часть республики ратует за возрождение не только взаимовыгодных торгово-экономических связей с РФ, но и более того — за возрождение полномасштабного союза двух славянских государств на более высоком качественном уровне, чем то было в годы СССР. Правобережная по-прежнему смотрит на Запад, Европу, США и НАТО.
Отношения с Украиной имеют ключевое значение для преодоления геополитической уязвимости России. По мнению Бжезинского, инвестиции в экономику Украины безнадежны, и правительству США "следует, скорее, пойти на прямое субсидирование ее бюджета". Из этой тирады следует, как минимум, сделать вывод не только о плачевном состоянии украинской экономики, но и о том, что США не собираются оставить свои попытки, отрезав Украину, еще и отодвинуть ее от России. Немаловажно, что среди внешнеполитических обозревателей все чаще раздается мнение, что Запад, и прежде всего США, предуготовили Украине "югославский" сценарий развития кризиса, в полном соответствии с новейшей американской теорией "управляемых кризисов". Избежать этого без действенного и полномасштабного, а не декларативного сближения Украины с Россией — не удастся.
В данном контексте трудно согласиться с продиктованным из Кремля тезисом, подхваченным большинством российских СМИ, о том, будто назначение Черномырдина послом России в Украине и спецпредставителем президента по торгово-экономическим связям показывает, что Украина стала важнейшим приоритетом в российской внешней политике, и только политик такого калибра способен дать новый импульс российско-украинской интеграции. Украина действительно была и остается важнейшим приоритетом российской внешней политики в ближнем зарубежье наряду с Белоруссией. Однако оценка личности и "калибра" ЧВС явно завышена. Метко съязвил "МК": "Его и в России-то понимали через переводчика". Вообще, в истории дипломатии не было прецедента, чтобы бывший премьер-министр становился послом. Черномырдин не зря получил публичную, на весь мир, оплеуху от Буша, обвинившего его во время предвыборных теледебатов в казнокрадстве. Предыдущие дипломатические миссии Черномырдина по урегулированию балканского кризиса привели к новой "утрате лица" России.
Уникальная в своем роде победа коммунистов на выборах в Молдавии, происшедшая впервые на всем пост-советском пространстве, могла бы стать началом российско-молдавского сближения. Но, судя по всему, и в нем тоже не заинтересованы — в комментариях СМИ акцентируются темы молдавских долгов, бедности республики, нерешенности приднестровской проблемы и т.д. Геополитическая и геостратегическая важность российско-молдавского сближения обусловлена хотя бы тем, что сегодня Россия имеет лишь один прямой "коридор" выхода в Европу — белорусский, и без второго, южного, остается гипотетически уязвимой для натовских контингентов.
В Белоруссии начался предвыборный марафон, хотя дата президентских выборов пока не определена. 5 лидеров оппозиционных партий и движений образовали блок и намерены выставить единого кандидата. При этом было заявлено, что организованная оппозиция остается сторонником укрепления российско-белорусского союза, выступает за сотрудничество с НАТО, а в случае своего прихода к власти намерена изменить Конституцию страны.
По сообщению белорусского Совета безопасности, утверждена новая Концепция национальной безопасности республики, которая предусматривает увеличение бюджетных расходов на оборону с тем, чтобы вывести белорусскую армию на качественно иной уровень эффективности и боеспособности,— сделать ее готовой "не только к оборонительной войне, но и к войне современной". Главной внешней угрозой концепция считает расширение НАТО на восток.
Таким образом, складываются объективные предпосылки к более тесной интеграции не в рамках вот уже десятилетие бездействующего СНГ. Скорее всего, даже вопреки воле отдельных политиков и президентов, интеграция произойдет не столько под влиянием внутри- и внешнеэкономических факторов, сколько в силу ужесточения внешних вызовов безопасности ряда пост-советских республик. Именно внешние угрозы могут послужить своего рода катализатором реинтеграции в действенный союз 5-6 нынешних государств СНГ.
ПУТИН — БУШ
Предпосылки некоторых заведомых плюсов или минусов этого саммита объективно заложены в самом графике обеих сторон. У Путина, который будет возвращаться из Пекина после второго и, надо полагать, не менее эффектного, если не эффективного визита, будет немалый соблазн повторить собственный успех на Окинаве, когда он впервые предстал перед лидерами "большой семерки" этаким гонцом, приносящим немаловажные вести из Пекина и Пхеньяна, с которыми у США и "семерки" попросту нет нормальной связи. Многое, конечно, зависит от конкретного наполнения июньских российско-китайских переговоров. Таким образом, уже розданные участникам люблянского саммита карты заведомо ложатся в пользу Путина. Госдепартамент и "мозговой трест" Буша не могут избежать психологического давления на люблянскую встречу предстоящего вскоре визита в Москву лидера КНР и заключения российско-китайского мирного договора. С такой "форой" Путин, прошедший, в отличие от Буша, первую дипломатическую "обкатку" на внешнеполитическом поприще, просто обязан занимать активную, если не атакующую позицию на первой встрече с американским президентом.
Буш же непременно подвергнется достаточно холодному душу со стороны европейских союзников и партнеров, в том числе по НАТО. Для него эта премьера на европейском политическом ринге — заведомо сложный и даже опасный экзамен на внешнеполитическую зрелость, опыт и выдержку. Президент США приедет в Любляну с грузом прежних и новых резко негативных оценок его инициативы НПРО. Его турне не приведет к отказу большинства стран Европы перейти на валюту евро или отказаться от создания собственных сил быстрого реагирования. В свою очередь, Путин понимает, что процесс расширения НАТО на восток уже необратим, а шансы России стать полноправным членом Евросоюза довольно сомнительны — Европу в России интересуют только энергоносители.
Не нужно быть пророком, чтобы спрогнозировать сложные и фактически безрезультатные российско-американские переговоры по вопросам НПРО и разрушения Договора 1972 года. Буш будет со всем красноречием и логикой убеждать российского президента и его команду в том, что за 30 лет Договор о ПРО морально устарел, мир изменился, клуб ядерных держав расширился, а международный терроризм действительно стал бичом всех без исключения цивилизованных государств, и вовсе не гипотетическая агрессивность России тому виной и причиной, что Америка может и должна дополнительно защитить себя и своих союзников от новых внешних вызовов, несанкционированных пусков, ядерного шантажа со стороны "стран-изгоев" и т.д.
Тезисы Путина тоже, в общем, уже звучали ранее из уст С.Иванова, И.Иванова, ряда российских политиков, вице-премьера И.Клебанова и др. Россия примет некие "адекватные меры" по укреплению собственной национальной безопасности и системы коллективной безопасности ряда других стран, оставляет за собой право пересмотреть прежние договора по СНВ-ОСВ, выход США из Договора затормозит процесс сокращения СЯС и т.д.
Наверняка в карман Буша его советники положат "пряник", и не один. Он вполне реально может содержаться в договоренности о развитии торгово-экономических двусторонних отношений — например, по значительным закупкам Америкой российской нефти в обмен на некие гарантии невмешательства РФ в азиатские или ближневосточные дела. Вполне возможно, что в качестве "пряника" США будут рассматривать и свое посредничество во вступлении РФ в ВТО — однако для России число выгод от этого вряд ли сопоставимо с числом вероятных потерь. Возможен и некий пассаж о том, что-де США еще со времен Окинавы готовы рассматривать Россию как члена "большой восьмерки". Несмотря на победную шумиху, которую подымут в этом случае наш МИД и СМИ, это не более, чем слова, вежливая формула для замены конкретики.
Чечня и свобода слова всегда припасены американской стороной как контр-тезисы в ответ на российские упреки в гегемонизме или недостаточном внимании к России. Будут и "пряники Буша". В самом конце мая ряд публикаций в западных СМИ был посвящен сенсационному замыслу Белого дома и Пентагона — закупить у РФ большую партию комплексов ПВО С-300, а также другие обычные вооружения. Министр обороны С.Иванов отреагировал на эти "зондажи" мгновенно — на своей первой за два месяца работы в данном качестве пресс-конференции он решительно заявил о том, что никаких запросов на эту тему от США в Минобороны не поступало, а если и поступят, то это никоим образом не может повлиять на изменение российской позиции по НПРО.
Зная такие несомненные теперь черты личного путинского стиля, как стремление к компромиссам, системность и поэтапность решения любого вопроса, ясно, что, наступая на американскую идею о НПРО, он уже установил те позиции, на которые можно и, скорее всего, придется отступить. Для того, чтобы Любляна могла стать и началом крутого поворота в ходе геополитических и геостратегических процессов, нужно осознать некие реалии современного мира.
Прежде всего это касается иллюзий однополярности современного мира. Да, Китай, Россия, Индия пока менее значимы и мощны, чем США, но сбрасывать их со счетов как центры силы нельзя. Мощь любой страны не определяется только ее экономическими показателями. Например, если РФ возьмет на себя роль транзитного пути в торгово-экономических сношениях между Европой и Азией, это сразу многократно повысит ее политическое значение независимо от непосредственного экономического эффекта данного проекта. Если же пойти дальше и посмотреть на суммарный рынок азиатских инвестиций в противовес рынку западному, то станет ясно, что возможности восточных соседей несравненно выше, а главное, не будут сопряжены со множеством унизительных политических условий. Европа сегодня настолько консолидирована, антиамериканские настроения в ней настолько сильны, что не хватает лишь одной детали — введения наличного евро для того, чтобы США обанкротились, причем до уровня времен Великой депрессии. Согласованное и одномоментное избавление от тотальной долларизации экономик всех европейских стран и России могло бы стать самым громким финансово-экономическим кризисом в истории Соединенных Штатов. Путин может и должен сыграть в Любляне на всей сумме противоречий Европы и США, а также наилучшим образом разыграть "китайскую карту". Если же он упустит шанс, не займет наступательной позиции, а уступит прозападно настроенным российским "американистам" и советникам, поведет соглашательскую линию, дабы не терять шанса на восстановление "особых" российско-американских отношений, то это и станет выходом за "точку возврата" — началом увязания России в процессе глобализации, который несет угрозу полной потери национальной самоидентификации страны и народа.
Америка уже третье столетие подряд не понимает иного языка, кроме языка силы, однако теперь она решила говорить на этом языке не только с Россией — со всем миром, забыв, что сама стоит на грани катастрофы. Похоже, что победа над СССР может оказаться для США пирровой.

электронная почта: Контактный телефон (факс): (095) 238-30-42



Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой