: Блог: 19. Древний допушкинский Липецк. "Краеведческая зашоренность" и "Дорога на Океан": "Чьи вы? Чьи вы?"
Сообщество «Учебный космос России» 07:38 17 мая 2019

19. Древний допушкинский Липецк. "Краеведческая зашоренность" и "Дорога на Океан": "Чьи вы? Чьи вы?"

"УЧЕБНЫЙ КОСМОС РОССИИ". "Учебная книга России". Троицк-в-Москве ."Бюллетень-еженедельник дистанционной кафедры истории развития гуманитарно-космических технологий"
5

        19. ДРЕВНИЙ  ДОПУШКИНСКИЙ ЛИПЕЦК.

                         «КРАЕВЕДЧЕСКАЯ  ЗАШОРЕННОСТЬ»

             И  «ДОРОГА НА ОКЕАН»:  «ЧЬИ ВЫ? ЧЬИ ВЫ?»

 

 

У задумчивых  речек  спроси,

У озёр, осокою схваченных,

Сколько омутов на Руси

Женским  именем  обозначено.

 

Дрогнет ряска, слова всплывут,

Откликаясь то слева, то справа:

«Дарьин  берег…»,

«Алёнкин приют…»,

«Катеринина  переправа».

 

И, на горькую память легки,

Два словечка, знобящих самых,

Словно эхо, из глуби реки

Отзовутся:

Аксюткина  яма»…

 

Память вечная.

Вечный покой.

В лунном свете сместятся понятья:

Чуть купава качнётся волной,

А почудится  -

Белое платье…

                                  Б о р и с    Ш  а  л ь  н  е  в.

 

 

          ИСТОКИ  РУССКОЙ  ПУШКИНИАНЫ

 

Вы дремлете! над вами мира кров:
Нежданный сон приятней многих снов!

Душевных мук волшебный исцелитель,
Мой друг Морфей, мой давный утешитель!
Тебе всегда я жертвовать любил,
И ты жреца давно благословил:
Забуду ли то время золотое,
Забуду ли блаженный неги час,
Когда, в углу под вечер притаясь,
Я призывал и ждал тебя в покое...
Я сам не рад болтливости своей,
Но детских лет люблю воспоминанье.
Ах! умолчу ль о мамушке моей,
О прелести таинственных ночей,
Когда в чепце, в старинном одеянье,
Она, духов молитвой уклоня,
С усердием перекрестит меня
И шепотом рассказывать мне станет
О мертвецах, о подвигах Бовы...
От ужаса не шелохнусь, бывало,
Едва дыша, прижмусь под одеяло,
Не чувствуя ни ног, ни головы.
Под образом простой ночник из глины
Чуть освещал глубокие морщины,
Драгой антик, прабабушкин чепец
И длинный рот, где зуба два стучало, —
Все в душу страх невольный поселяло.
Я трепетал — и тихо наконец
Томленье сна на очи упадало.
Тогда толпой с лазурной высоты
На ложе роз крылатые мечты,
Волшебники, волшебницы слетали,
Обманами мой сон обворожали.
Терялся я в порыве сладких дум;
В глуши лесной, средь муромских пустыней
Встречал лихих Полканов и Добрыней,
И в вымыслах носился юный ум...
                          А.С. П У Ш К И Н. «С  О  Н».



 

 

                                               Я вырос  в  захолустной  стороне,

Где мужики невесело шутили,

Что ехало к ним счастье на коне,

Да богачи его перехватили.

Я вырос там, где мой отец и дед

Бродили робко у чужих поместий,

Где в каждой хате - может, тыщу лет -

Нужда сидела на  почетном месте.

Я вырос там, среди скупых полей,

Где все пути терялися в тумане,

 Где матери, баюкая детей,

О горькой доле пели им заране.

 Клочок земли, соха да борона -

Такой была родная сторона.

 

И под высоким небом наших дней

Я очень часто думаю о ней.

Я думаю о прожитых годах,

О юности глухой и непогожей,

И всё, что ныне держим мы в руках,

Мне с каждым днём становится дороже.

 

Кореневщинская топонимика… Добровская топонимика… Крылатые имена селений…  Сам древний русский город  с характерным оценочным название - Д о б р ы й, затем село, сохранившее  осердеченную людской памятью основу - Д о б р о е…   Пернатую красоту, крылатую нежность  сохранило в веках  Л е б я ж ь е. Об опасной  путь-дороженьке напоминало К р у т о е. Географический изгиб, речную непредсказуемость  символизирует К р и в е ц. Гудящий ручей накликал имя для Г у д о в а.  Дубравная чащоба «сродни»  Г у с т о м у. Изгиб реки  в форме хомута - и вот тебе: Большой Хомутец, Малый Хомутец. Крестьяне московского Чудова монастыря  основали  починок Борисовский, Борисовку.

В о л ч ь е   напоминало о  глубинке, лютой опасности. Махоново, Путятино, Ратчино, Каменный, Дальний… У каждого села свой норов, своя этнография, свои частушки и присловья…

            Листаем словарь Брокгауза и Ефрона. Объективное, мудрое издание, где встречаются страницы удивительные, уникальные. Есть там и содержательная статья о селе Каликино, что веками расквартировывалось на берегах  рек Воронеж, Слободка, Скромна (родниковую речку эту каликинцы ласково именуют ещё Гусяткой).

    Отливающий позолотой старинный фолиант свидетельствует о боевом быте минувших времен: осадные дворы, рвы, потайные подземные ходы, погреба и житницы с хлебом на случай осады. Окрестных жителей защищала Лебедянь. Мужествовал город Добрый…

 

Головой киваю - принимаю,

К исповеди душу повело.

Не рассудком - сердцем вспоминаю

Город Добрый, Доброе село.

Город -верфь, истории глубинка.

Пусть не так уж глубь и глубока,

Но на флаге флотском голубинка

От неё осталась на века.

И завет остался Древнерусья:

В час беды стоять плечом к плечу.

Больше жизни оскорбить боюсь  я,

Побратимства погасить  свечу…

Как молитва всходит, как заклятье,

Вечных слов сердечный оборот:

«Что бы ни случилось  с нами, братья,

Родина всех нас переживёт».

Горькие и гордые преданья

Не заспать, из сердца не избыть.

Нам ли в дни великого страданья

Вещие слова  не повторить?

Повторим, судьбу свою пытая,

Затевая добрые дела,

Чтоб она - великая, святая,

Родина всех нас пережила, -

 

эти строки принадлежат  Борису Шальневу («Город Добрый, Доброе село». Сборник «Светлоречье», том первый). 

        Уроки истории…    Минувшая судьба  малой родины…В Лебедянском уезде словарь Брокгауза и Ефрона называет несколько крупных сёл. Крупнейшее из них - Каликино, насчитывпавшее в 19 веке 7110 жителей. Второе по числу жителей - село Доброе (4960 жителей)), затем Куймань (4289 жителей).

      То  же   м о ё   Каликино   не раз упоминается в художественной литературе.   Тенистый и туманный Воронеж. Впадающие в него многочисленные родниковые и полевые Рясы. Помню - говаривали весной: «Рясы пришли!» Это значило: мощно прибавил в вешних водах Воронеж, многометровой толщей полой воды покрылись заливные луга.

   Позднее в архивах, «губернских ведомостях», хранилищах музейных и рукописных интриговали воображение факты: о найденных в окрестностях Каликина и Гудова останках доисторических животных, здешних умельцах-мастерах, лютых сечах, невзгодах-нашествиях, людях былинной силы, чести и достоинства.

            Добровское  городище. Каликинское  городище.  Гудовское  городище.

   Годы и судьбы…  Со здешней сюжетикой  связано  ещё одно  стихотворение Бориса Шальнева:

 

У задумчивых  речек  спроси,

У озёр, осокою схваченных,

Сколько омутов на Руси

Женским  именем  обозначено.

 

Дрогнет ряска, слова всплывут,

Откликаясь то слева, то справа:

«Дарьин  берег…»,

«Алёнкин приют…»,

«Катеринина  переправа».

 

И, на горькую память легки,

Два словечка, знобящих самых,

Словно эхо, из глуби реки

Отзовутся:

Аксюткина  яма»…

 

Память вечная.

Вечный покой.

В лунном свете сместятся понятья:

Чуть купава качнётся волной,

А почудится  -

Белое платье…

            …Добровские  просторы  и горизонты…  «Покой нам только снится»…

Cообщество
«Учебный космос России»
2
Cообщество
«Учебный космос России»
2
Комментарии Написать свой комментарий
17 мая 2019 в 08:19

Светлость и грусть навевают эти строки:

У задумчивых речек спроси,
У озёр, осокою схваченных,
Сколько омутов на Руси
Женским именем обозначено.

Ты как живешь, родная сторона? Где ты, деревенька моя забытая?

...И под высоким небом наших дней
Я очень часто думаю о ней.
Я думаю о прожитых годах,
О юности глухой и непогожей,
И всё, что ныне держим мы в руках,
Мне с каждым днём становится дороже.

...Нам ли в дни великого страданья
Вещие слова не повторить?
Повторим, судьбу свою пытая,
Затевая добрые дела,
Чтоб она - великая, святая,
Родина всех нас пережила, -...

17 мая 2019 в 08:22

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН

Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь,
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь.
Избы забоченились,
А и всех-то пять.
Крыши их запенились
В заревую гать.
Под соломой-ризою
Выструги стропил,
Ветер плесень сизую
Солнцем окропил.
В окна бьют без промаха
Вороны крылом,
Как метель, черемуха
Машет рукавом.
Уж не сказ ли в прутнике
Жисть твоя и быль,
Что под вечер путнику
Нашептал ковыль?

17 мая 2019 в 08:23

НИКОЛАЙ ШАРЕНКО

Луг, околица, домишко,
Лай собаки во дворе,
Воздух свежим сеном дышит,
Растворяясь в синеве,
Солнцем залитого неба,
Веселится ясный день,
Топится с душистым хлебом
Печь, отбрасывая тень,
На укромное хозяйство,
На уют древесных стен,
Где давно не просыпался
Дух зыбучих перемен.
Жизнь полна укладом старым,
Невдомек ей суета,
Луг, домишко за оградой,
Да святая простота.

17 мая 2019 в 08:45

В разделе "Метки: история Россия факты " автор с горечью констатирует, что "иногда в заброшенных деревнях встречаются поистине шедевральные строения... В Удмуртии достаточно много заброшенных деревень, но эта выделяется своими красивыми и необычными постройками".
И размещает фото с необычно красивыми, но заброшенными строениями. жаль, что не умею сюда перенести.

"Одна из многих заброшенных деревень Ярославской области. В 2008 году здесь ещё была жизнь. Но вот прошло несколько лет и больше здесь никто не живёт, - пишет он. - Дома добротные и большие. В деревне сохранилось порядка 15 дворов. У каждого дома свой двор, который включает в себя: баню, сарай, скотный двор. Почти все дома украшены красивыми резными наличниками. Внутри остатки жизни: одежда, предметы мебели, бочки и сундуки".

Источник: https://fishki.net/1688616-starinnye-russkie-derevni-kotorye-okazalis-polnostju-broshennymi.html © Fishki.net

17 мая 2019 в 12:05

Автор давно открыл для меня поэта Шальнова. Читаю и восхищаюсь. Изумительный лирик.