ПОЧЕМУ?!
Авторский блог Дмитрий Балашов 03:00 3 января 1999

ПОЧЕМУ?!

0
Author: Дмитрий Балашов
ПОЧЕМУ?!
1(266)
Date: 04-01-99
СТРАНА ГИБНЕТ. Гибнет наша держава. Гибнет великое историческое чудо, небывалое в веках, несравнимое ни с чем, ни в новой, ни в древней истории, — гибнет Россия.
Телевидение с плохо скрытым торжеством сообщает о распродаже (обязательно за гроши!) последних национальных сокровищ русского государства, неотторжимого наследия госхрана, о небывалой гиперинфляции, о том, что скоро несостоятельным должником будет объявлена вся страна, после чего на все ее заграничные капиталы и имущество будет наложен арест (так что не радуйтесь те, кто вывез награбленные сокровища за рубеж, вас и там достанут и награбленное отберут!).
Уже запланированы к 2000 году гибель России, а в 2001 — уничтожение (поглощение Римом) русской церкви.
Не менее страшно и то, что все народы, связанные единством исторической судьбы с Россией, даже те, кто нынче хлопочет о своей липовой “самостоятельности”, погибнут тоже, будут уничтожены в свой черед (что тоже запланировано!), и над трупом поверженного великана начнется драка стервятников, пир воронья, торопящегося урвать свой кусок падали. Затем придут другие господа на эту землю, более умные и дальновидные, скорее всего китайцы, и из “зде сущих” не спасется никто.
Меж тем выход из этой уже подступившей в горлу смертной беды детски прост. И рассуждая отвлеченно, теоретически, так сказать (почему “теоретически” — объяснится ниже), может быть достигнут в считанные даже не месяцы, не недели — в считанные дни!
Основной источник благоденствия всякой страны — труд, производство, а отнюдь не финансовые игры. Давайте раз и навсегда разберемся с банками! Быть может, вновь оставить один, государственный? А также давайте выясним, какова действи-тельная покупательная способность доллара? Не удивлюсь, ежели она окажется и в самом деле не выше двух-четырех рублей.
Мы должны восстановить наше сельское хозяйство (не колхозы или совхозы, или фермера, а сельское хозяйство в целом) и нашу промышленность, сокрушенную демократами уже более чем на 50%. Остановить бешеный поток сырья, почти даром выбрасываемого за рубеж, и направить его внутрь страны.
Рубль должен быть закреплен единожды и навсегда, обеспечен запасами драгоценных металлов и не подвергаться ни ныне, ни впредь никаким инфляционным скачкам.
Никакая иностранная валюта, и прежде всего доллар, не должна употребляться во внутригосударственных расчетах. (Как это, кстати, принято всеми уважающими себя государствами).
Клятый международный долг надо выплатить немедленно. Расчет прост: на иностранных счетах наших граждан лежит сумма, втрое превышающая этот самый долг. Пусть владельцы этих, большею частью наворованных, капиталов отдадут эту треть безвозмездно, в погашение международного долга страны. И пусть это будет сделано в один день — любыми средствами, вплоть до высшей меры. (Добровольцам, так сказать, государство может в будущем гарантировать первоочередные выгодные заказы или же иные льготы и проч.) И пусть Дума в те же часы примет закон, запрещающий, под страхом смерти, нынешним и грядущим правителям страны брать какие бы то ни было зарубежные займы. Займы можно брать только у своего народа.
Налоги на производство должны быть немедленно снижены втрое (до 25-30% от прибыли, и не выше), а таможенные пошлины и на ввоз, и на вывоз резко повышены. Добыча сырья, связь, транспорт, армия, финансы должны перейти в руки государства полностью, а ввоз продовольствия и товаров из-за рубежа частично или полностью прекращен, а ежели не прекращен, то обложен солидными таможенными сборами. Пусть, наконец, западные продукты станут дороже отечественных, как это и есть на самом деле!
Все “реформаторы”-разрушители, должны быть немедленно арестованы и судимы открытым судом.
Все решения, принятые “демократами”, — отменены, с Беловежского сговора начиная, и еще раньше, с решений, принятых при Хрущеве и Брежневе, ибо судить надо и за Афганскую войну, и за “большую химию”, и за налитые “моря”, и за “поворот” северных рек, и за прочую “мелиорацию”, сведение лесов, порчу земли, отравление природы и всяческую иную “кукурузу”.
Необходимо территориальное воссоединение страны, а уже о тех, кто непременно захочет выделиться (после всенародного референдума, разумеется!), разговор должен вестись отдельно, и с непременным условием первенствующего соблюдения интересов великой России.
Мы, разумеется, обязаны сохранить выходы к морям, будь то Курилы, Черное море или Балтика.
Мы обязаны покончить с понятием “дикой природы” и охранять ее всю от промышленного и бытового загрязнения. (Вот этого, конечно, в два дня не сделаешь, но сюда необходимо устремить наши силы в первую очередь!)
Мы обязаны восстановить нашу армию. Опять же на новой основе: не унылые стройбаты с мерзкой “дедовщиной”, а высокопрофессиональные, снабженные самой совершенной техникой части, небольшие количественно, но мощные по вооружению, в которых, наряду с военной подготовкой, велась бы углубленная историко-патриотическая и общекультурная учеба.
Наряду с тем мы обязаны немедленно начать восстанавливать наши казачьи округа по всей южной границе от Амура до Днестра, насытить их оружием и техникой, разрешить, наконец, традиционные для казаков формы землепользования и самоуправления, создание казачьих станиц, вернуть казачеству отобранные у него советской властью территории. Все это надо делать возможно быстрее, ибо только тогда удастся спасти и защитить южные границы страны. И тут уж, не предрешая, скажем, вопроса о Казахстане в целом, казачьи районы уральского казачества, отторгнутые во время оно, вернуть надо опять же враз, не считаясь ни с чем (как и Крым, как и Новороссию, как и часть Прибалтики, населенную русскими, с портами, выстроенными за наш счет.)
Опять же немедленно, и это тоже вопрос бытия России, мы должны взять под покровительство Сербию (в первую очередь Республику Сербску и Косово, и навести там порядок), объявив, что интервенцию против православной Сербии мы рассматриваем как начало войны с Россией. Кстати, для подобных акций у нас есть великолепный “мирный” регулятор: наша торговля сырьем, которую сразу полностью прекратить нельзя, но манипулировать ею (кому продавать, что продавать, на каких основаниях и сколько) очень и очень можно.
Современное производство всегда и всюду высокотехнологично и наукоемко, и иным быть не может. Надо львиную долю бюджета тратить на образование, особенно высшее, и культуру.
Надо сократить и в корне переделать наш бюрократический аппарат, собственно, главный виновник гибели страны, поставив, где только возможно, зарплату чиновников в связь с общими экономическими успехами (и неуспехами!) данной отрасли или региона.
При создании Московского государства в XIV столетии возник своеобразный взаимоуравновешивающий союз государства и церкви. Отрыв государства от церкви, или, точнее, возвышение государственной власти над церковной, с ее идеалами любви, покаяния и прощения, неизбежно вызывал в нашей истории взлет жестокости с последующим ослаблением страны, будь то опричнина Грозного или самодержавие Петра, установившего крепостное право в некогда свободной стране. И только отмена этого права, к великому несчастью, запоздавшая на полстолетия, позволила России вновь вырваться вперед, к началу ХХ века догнав ведущие промышленные государства мира. Ну а про наши “органы” и “лагеря” излишне и говорить. Более ужасного и отвратительного следствия государственного атеизма трудно было бы и выдумать. Кстати! Специально для “верующих” марксистов: разогните труды основоположника и поглядите, есть ли там призывы к изничтожению церкви и церковных деятелей? Все сии гонения организованы Бундом, точнее — Сионом, поелику наше руководство в первые послереволюционные годы на 97% состояло... ну, не буду, не буду! И так уже я — “красно-коричневый”!
Так вот, общество, подчиненное бюрократическому и полицейскому диктату, не согретое светом христианской любви, есть общество фашистское по сути своей, общество “сверхчеловеков” и “толпы”, и неизбежно, будь то гитлеровская Германия или Советская Россия, превращается в подобие лагеря. (Собственно такое вот “лагерное” общество и планировалось авторами коммунистических утопий, будь то Томас Мор, Кампанелла или Морелли). Посему и грань между национал-социализмом и советским интернационализмом оказалась не толще комариного носа.
Уверен, что любая партия, любая патриотическая организация в России должны воцерковляться, прийти к государственному союзу церкви и власти, прийти к вере, ибо неверие несет в себе смерть.
Ныне и народ, и государство восстанавливают порушенные некогда храмы. Но обратим сугубое внимание на проникающих к нам во множестве сектантов, на подрывную работу католических организаций, старающихся подчинить себе и затем уничтожить освященное православие! На униатов, экуменистов и иже с ними! Мы должны дать бой всем попыткам подчинения нашей церкви папскому Риму, иначе не устоим. Иначе и Господь отвернется от нас!
Возвращаюсь к финансовой проблеме. В дальнейшем, я думаю, мы вообще должны отказаться от предлагаемого Западом золотого стандарта. Наша страна имеет неслыханные запасы серебра, исчерпанного в других районах земного шара. Ежели перевести нашу денежную систему на серебряный стандарт, да еще создать союз стран серебряного валютного стандарта (Япония, Монголия, Корея, Китай и т.д.), то и вовсе мы сможем, навечно, так сказать, укрепить рубль и сделать его уважаемой мировой валютой, как уже было в начале ХХ века.
Повторим — у нас все есть! У нас и сейчас есть, чем кормить страну. Кубанский хлеб и ставропольское постное масло лежат невостребованными, рыбу наша система заставляет моряков продавать за гроши за рубежом, а заготовительные цены на мясо и шкуры попросту смешны, мясо стоит дешевле комбикормов! А к тому же наше предательское правительство не покупает у крестьян отечественные продукты, предпочитая, с двойной переплатой, поддерживать и кормить американского фермера.
У нас есть гигантские запасы всякого (!) сырья, не разворованного еще и по сию пору. У нас есть — все еще есть! — промышленный потенциал, есть плеяда замечательных ученых, инженеров, изобретателей. У нас все еще лучшая в мире авиация, да и одна ли она? У нас част брак в массовом производстве? Да, как и прежде, как и до перестройки! Давайте, наконец, платить рабочему за хорошую работу без ограничений и не платить за плохую, тоже без ограничений, вплоть до изгнания за ворота. В стране столько дел: чистить реки, сливать “моря”, сажать леса, проводить дороги, подымать пашню и проч., и проч., — что безработицы у нас вообще быть не может!
И пусть разные там Кириенки не кричат, что мы-де жили взаймы, а теперь должны расплачиваться за взятое. Это они, гады, жили взаймы и развалили державу, а мы — мы работали, даже порою и без зарплаты. Мы продолжали, как Антей, держать на плечах нашу страну. И у нас, а не у международного валютного фонда, они — все! — в неоплатном долгу!
Итак: несколько срочных указов Думы; воля к действованию. Добровольная (что лучше) или принудительная (что много хуже) инъекция средств у “новых русских”. Силы, что встанут на защиту страны и арестуют вредителей-”реформаторов” — и дело сделано. И нужны-то только решимость и патриотизм! И несколько национально мыслящих лидеров, для которых судьба Родины была бы важнее их собственной судьбы.
Все это так просто, элементарно просто, что возникает неизбежный вопрос: почему это не делается? Где эти две силы? Где эти патриоты? Где могучее движение народных масс, ропщущих, но доныне остающихся в неподвижности?
И вот тут — с высот праведного гнева, исторических аналогий и естественной злости мужика, который, являясь как-никак, знаменитым историческим писателем, не в силах досыта накормить даже собственную семью, а уж о поездках куда ни-то и мечтать не может, — я спускаюсь к реальной прозе окружающей меня жизни, и тут-то вот и нахожу ответ на клятый вопрос: почему?
Деревня, где мой дом и где меня трижды обокрали за минувшую осень, а одного мужика так и все восемь раз (!), даже мебель вывезли, — спилась. Иные мужики пьют без просыпу, и воруют-то на пропой.
Оглянусь ли на город Новгород: где же эта рекомая общественность? Которой фактически и нет! Дабы подписать какое ни-то коллективное письмо, и то долго чешешь в затылке, придумывая, кого позвать, кто не откажется, не струсит, да и кого я сам, многих ли, по сути, знаю, наконец? Есть интеллигенция: инженеры, врачи, преподаватели, офицеры армии. С каждым в отдельности можно поговорить, повздыхать, поплакаться о бедах страны, выругать правительство, наконец, но как их всех собрать воедино?!
И вот тут вновь приходится погрузиться в историю. В средневековом Новгороде имелось городское самоуправление, имелось городское ополчение, “тысяча”, разделенная на сотни, имелись пять “концов”, способных выставить, в случае необходимости, военную силу. “Концы” делились на “улицы”, и были уличанские храмы и собрания уличан. Каждый гражданин, кроме того, входил в свою ремесленную организацию, братство, гильдию, цех. И все эти организации были действенны, все могли с оружием в руках выступить в защиту своих членов и своих общественных прав! У нас же никаких организаций нет вовсе. За время советской власти сама мысль о них, и то была ликвидирована. Даже жаловаться коллективно запрещалось!
Побывавший в Тирасполе, я долго выяснял: почему победило маленькое Приднестровье! Да потому, что там были созданы СТК — советы трудовых коллективов, организованно вставшие на защиту республики. СТК — это организации, сплотившие верх с низом, директорский корпус с рядовыми рабочими!
Такими постоянными организациями общества, где встречались бы (и дружили!) люди разных социальных уровней, могли бы стать, как это ни покажется странным на первый взгляд, церковные приходы. Именно церковные! Традиционные встречи на богослужениях, возможно — обрядовые трапезы с обсуждением общих дел, наконец, попросту знания друг о друге, откуда и возможность действовать сообща во всем, начиная от выборов и, в случае опасности для страны, до совместных выступлений. (Поинтересуйтесь, кстати, как и почему Хомейни победил в Персии? Да как раз опираясь на церковные мусульманские советы при мечетях!) Не говорю уже о том, что организацию СТК, как в Приднестровье, я бы настоятельно рекомендовал для всей страны.
Мы когда-то заселяли эту землю, эту великую восточно-европейскую равнину, опираясь на нашу исконную коллективность, национальную спайку, взаимопомощь, на то, что один крик: “Наших бьют!” — собирал целую улицу, на том, что в нашем монархическом государстве во внутриобщинные дела власть не имела права влезать, во всяком случае, до эпохи Петра.
Мы, потерявши эту коллективную спайку, ныне теряем Родину, историческую память, саму жизнь. Давайте объединяться! Еще не поздно! Но скоро будет поздно, враг у ворот!
Время требует решительных и немедленных действий. Патриотизм из личной причуды становится общенародной обязанностью, ибо Родина для защиты своей в грозный час народной беды требует от каждого отдать за нее свою жизнь.
Или мы умерли? Или опоены чем, и потому немо смотрим, как нас унижает и уничтожает кучка мерзавцев, предателей и воров? И хочется воскликнуть: “К оружию, граждане!” Но — кому кричать?..
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой