Авторский блог Денис Тукмаков 03:00 25 декабря 1997

ВРАЧ РОМАНОВСКИЙ: “Я ПРИДУМАЛ ЛЕКАРСТВО ОТ РАКА”

0
ВРАЧ РОМАНОВСКИЙ: “Я ПРИДУМАЛ ЛЕКАРСТВО ОТ РАКА”
52(213)
Date: 26-12-97
Человечье племя — в кольце лютых врагов. Со всех сторон наползают на него силы злобные, неведомые, сметают жалкие баррикады, которые силятся воздвигнуть люди, слизывают пудовые замки, разливают охранные чаши, оплетают наши хрупкие тела, подбираясь к самому горлу, — человечество губят болезни. Никто не скажет, зачем нужны были в этом мире чума, тиф, холера, таившиеся до времени, по крупицам собиравшиеся в орду, чтобы обрушиться в один миг на треть человечества, завладеть телами людей и выгнать вон их души. Люди ведут с болезнями неравную войну, придумывают снадобья, прививки и лазеры, отгоняют на время одного врага — на его место приходит другой, еще более коварный. Выучились лечить сифилис — столкнулись со СПИДом, забыли о чуме — пришел рак.
Рак — ненавистное слово для миллионов. Рак, каждые полминуты находящий себе новую жертву на нашей Земле. Рак — сжирающий тело изнутри, медленно, неотвратимо, до конца. Кто слышал стоны умирающих от рака — не забудет их. Кто видел глаза врачей, вооруженных последними методиками, новейшей аппаратурой, и — бессильных как дети, тот лишится сна и будет сам искать ответ на загадку: как бороться с раком. И если вдруг какой-то смельчак — пусть не онколог, не академик — вдруг вырвется из плена незнания и отыщет разгадку, тогда все человечество должно обратиться к нему и услышать его слова. Даже если покажется, что он сказал банальность, глупость, абракадабру — отмахиваться и улюлюкать нельзя, необходимо проверить это до последней мелочи — вдруг в его словах сокрыты истина и панацея? А заранее отворачиваться от его непредставительного вида, затыкать уши, чтобы не слышать его трескучий старческий голос, требовать предъявить регалии и по-научному расписанную методику — это преступление.
К нам в редакцию пришел пожилой человек. Обычная внешность, простая одежда — ничем не примечательный посетитель, каких в день приходят человек тридцать. Вошел в кабинет, сел в кресло, оглядел присутствующих и с ходу заговорил о съездах онкологов, нервнорефлекторной регуляции и задержке импульсов в синапсах. Никто ничего не понял, потребовались разъяснения. Вскоре выяснилось, что наш посетитель — Александр Иванович Романовский, ветеран войны, психиатр, врач-мануолог. Сейчас на пенсии, но работает в психоневрологическом диспансере в Москве. Лечит рак.
Последнее утверждение нас, безусловно, заинтересовало. Не каждый день встретишь человека, нашедшего лекарство от болезни XX века. Как лечит? Чем лечит? Насколько успешно? Перед нами развернулась следующая картина.
До сего момента ни врачи, ни биологи не знают точно, в чем причина рака. Вирусы? Микробы? Экологические катаклизмы? Однозначно ответить не может никто. А что если искать причину не во внешнем воздействии, а внутри организма? Здоровая клетка гибнет, уступая место раковой клетке, — отчего она гибнет? Прежде всего она может гибнуть от нарушения ее питания (трофики). В чем причина плохого питания клетки? В расстройстве нервно-рефлекторной функции организма. От мозга по нервным нитям идут ко всем органам нервные импульсы, которые несут сигналы на получение клетками питательных веществ. Эти импульсы могут задерживаться в местах соединения нервных клеток друг с другом и с клетками органов. В результате — клетки остаются без питания и умирают. Причинами нарушения работы нервов могут являться неврозы, стрессы, депрессии, переутомления. Не случайно именно в наше нервное напряженное время рак становится все более распространенным. За неврогенную теорию возникновения раковых опухолей высказывались наши русские академики: Павлов, Вишневский, Богомолец, Сперанский, об этом писали немецкие ученые Конгейм и Вирхов. Таким образом, основываясь на научных исследованиях и своих логических вычислениях, Романовский пришел к выводу о том, что причина рака кроется в расстройстве нервной деятельности организма. Это стало его первым шагом.
После этого нужно было найти лекарство. Месяцами сидел Александр Иванович в библиотеке и нашел-таки его. Им стал новокаин, а точнее, инфильтрационная ползущая новокаиновая блокада вокруг болевого участка. Новокаин — широко известный препарат. Он был синтезирован еще в 1906 году, и с тех пор применяется в основном как обезболивающее средство при операциях. Между тем, свойства новокаина явно выходят за рамки обычной анестезии. Новокаин нормализует функциональное состояние нервной системы, положительно влияет на кровеносную систему, а главное — обладает очень сильным нейротрофическим эффектом, то есть нормализует здоровое питание клеток. А ведь именно это, по мнению Романовского, является самым важным компонентом в лечении рака. Важно отметить, что новокаин не вызывает привыкания и не имеет побочных воздействий. Перерыв гору литературы, Александр Иванович пришел к выводу, что за девяносто лет ни одному врачу не приходила в голову мысль применить для лечения опухолей новокаин!
Однако одним новокаином проблему не решить — его необходимо применять в симбиозе с витамином B1, который также ускоряет прохождение нервных импульсов и улучшает питание клетки. Вводить новокаин и витамин B1 надо по-разному. Сначала методом мануальной терапии находится болевая точка — место в районе позвоночного мозга, куда приходит нерв от больного органа. Затем подкожно, с двух сторон, вводятся новокаиновые валики (раствор 0,5%). После этого внутримышечно колется витамин B1. Найденный симбиоз новокаина с витаминами явился вторым шагом Романовского.
Третий шаг — исцеление. Помог ли Александр Иванович кому-нибудь? Да, помог! Через его руки прошли 10 человек с раковыми заболеваниями, у них всех была IV степень болезни с метастазами в близлежащие органы, все — выписанные из клиник как не подлежащие дальнейшему лечению. И всех Романовский поставил на ноги, вернул здоровье. Умиравшие от рака желудка, рака головки поджелудочной железы, рака небной миндалины, рака грудной железы, рака мозга возвращались к нормальной жизни. Первая же инъекция полностью снимала боль, а после 46 сеансов они выздоравливали.
Их приводили родственники, они разговаривать не могли из-за жуткой боли, — рассказывает Александр Иванович, — а после лечения они прыгали до потолка от радости, отказывались от дальнейших уколов, чувствовали себя субъективно здоровыми!
Но почему так мало — 10 человек? А потому что, к примеру, в поликлинике не разрешили Александру Ивановичу, дипломированному врачу, уколы делать. Больных приходилось принимать на дому, инкогнито.
А почему все только: “помог”, “поставил на ноги”, “субъективно здоровые”, почему прямо не напишем — вылечил он больных или нет? Да потому что нет у Романовского приборов, чтобы точно определить это, а никто, никто больше и не пытался сделать это! Вот тут-то мы подходим к последнему, четвертому шагу Романовского, который превзошел уже по времени остальные три, превратился в сотни тысяч шагов и шажков: топтание в приемной Минздрава, обивание порогов у кафедр онкологических институтов, хождение по редакциям газет и журналов и — напрасное ежедневное волочение к почтовому ящику в надежде, что пришел ответ.
Александр Иванович раскладывает перед нами копии своих писем. Первое написано 1 мая 1995 года, последнее — в конце этого ноября. Это совсем не похоже на переписку, ведь в каждом письме рассказывается одно и то же — так пытаются достучаться до истукана. Правда, каждый следующий удар чуть посильнее — это в конце писем прибавляются со временем все новые описания излеченных больных.
Куда только ни обращался Романовский — нигде не хотят его слушать. В лучшем случае, его отсылают в другое ведомство или вежливо намекают на профнепригодность: разве вы, дескать, не знаете, что новокаином только боль усмиряют? В худшем случае — молчание, темнота, стена. Поэтому и не может однозначно сказать Романовский, насколько он рак победил. Поэтому и спас он только 10 человек. Александр Иванович негодует:
Мне говорят: “Ваш метод ненаучный, это временное улучшение”. Так проверьте это на аппаратуре! Если считаете, что новокаин не помогает — объясните на бумаге, с аргументами. Если вы придумали что-то получше — так расскажите об этом. Ну а если все дело во временности улучшения — что же мешает вам его продлить?!
Я не претендую на то, что новокаин — панацея. Может быть, причина рака лежит гораздо глубже, в генах. Но ведь главное — человека от смерти спасти, а пока они там гены исследуют, человек умирает. Научные институты, центры — это же такая силища! Если окажется, что новокаин помогает, но моя методика хромает, они в два счета смогут новые методы разработать. Но — не слушают.
Все дело в том, что официальная наука зависима от ведомственных интересов, считает Романовский. Ведомства заинтересованы в модернизации лишь хирургического метода лечения рака — скальпелями и кобальтовыми пушками — поэтому и продолжает напрасно литься кровь на операционных столах.
И ведь самое поразительное: Александр Иванович ничего не просит за свой метод — ни денег, ни звания. Он готов поделиться своими знаниями, научить, как находить болевую точку, — бесплатно. Ни о каких патентах и речи не идет. Вот и нашей газете он сказал: напишите, чтоб хотя бы прочитали. Единственное, о чем мечтает он — об отклике онкологов, внимании медиков.
Если окажется, что метод, предлагаемый Романовским, действительно позволяет излечивать рак, это будет настоящим переворотом в медицине. Лекарство от рака окажется не просто эффективным, но и необычайно дешевым, а лечение будет занимать всего лишь несколько сеансов. Вдобавок ко всему, лечить онкологических больных сможет любой врач, умеющий обращаться со шприцем.
Александр Иванович Романовский уже очень пожилой человек. Всю свою жизнь он лечил. Он прошел Великую Отечественную батальонным фельдшером, полтора года пробыл в Алжире, делая прививки от брюшного тифа, за шесть лет объездил как врач весь Вьетнам, а потом работал в Москве в поликлинике и диспансере. Излечил он и сам себя — недавно перенес радикулит в тяжелой форме, но смог купировать острый процесс. Врач, бессребреник, оптимист. Бегает из инстанции в инстанцию, несет людям лекарство. Донесет ли?
“В чем смысл жизни,” — спросили мы его. Он отвечал, не задумываясь: “Смысл жизни — сделать хоть что-нибудь, чтобы облегчить жизнь больного”.
Газета “Завтра” просит врачей-онкологов, Министерство здравоохранения, медицинские периодические издания со всей серьезностью отнестись к этой публикации и связаться с А. И. Романовским, напрямую или через нашу газету.
Денис Тукмаков


Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой