КОМПРОМАТНЫЙ ЗАЛП ПО ЧЕХИИ
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 25 декабря 1997

КОМПРОМАТНЫЙ ЗАЛП ПО ЧЕХИИ

0
КОМПРОМАТНЫЙ ЗАЛП ПО ЧЕХИИ ( РОССИЯ И МИР )
52(213)
Date: 26-12-97
30 ноября — Премьер Чехии В.Клаус подал в отставку в связи с обвинениями в причастности возглавляемой им Гражданской демократической партии (ГДП) к крупному финансовому скандалу. В отставку ушло все чешское правительство.
5 декабря — Правительство Германии приняло решение о подписании протоколов, оговаривающих условия вступления в НАТО Польши, Чехии, Венгрии.
17 декабря — Министры иностранных дел Польши, Чехии и Венгрии подписали в Брюсселе протоколы о вступлении этих стран в НАТО.
17 декабря — Новым премьером Чехии назначен бывший председатель Национального банка Й.Тошовский.

В последние годы все чаще на полях политических битв стран бывшего соцлагеря стало использоваться такое эффективное информационно—политическое оружие, как компромат. С его помощью в Словакии “выясняли отношения” президент М.Ковач и премьер В.Мечьяр, под градом обвинений о связях с советским и российским КГБ потерял премьерское кресло Й.Олексы в Польше, компромат такого же “калибра” (связь с нашими спецслужбами) сильно пошатнул рейтинг “потенциального президента Литвы” В.Ландсбергиса, немало полетело голов от компроматных залпов и в политической элите России.
Мало кто ожидал, что это же оружие будет задавать правила политической игры в благополучной Чехии, которую западные политики всегда приводили, в первую очередь для России, как образец страны, воплощающей самую удачную модель постсоциалистического развития экономики. Архитектором этой модели был “лучший в Европе министр финансов” (по выражению М.Тэтчер) — премьер Чехии В.Клаус. Именно Клаус явился автором и воплотителем новой концепции приватизации, возглавляя с конца 1989 года министерство, а с середины 1992—го — правительство. Результаты экономических реформ Клауса были довольно ощутимы уже в 1995 году: снижение уровня инфляции до 9,1%, прирост ВВП — 4,8%, безработица — 2,8% — самая низкая в Центральной Европе. В 1995—м чешская крона стала свободно конвертируемой, и тогда же Чехия первой из государств бывшего соцлагеря стала членом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Премьер Клаус и президент Гавел стали для большинства чехов символами перемен и “новой жизни”. Именно по одному из “символов”, а точнее, по обоим сразу, и был нанесен удар.
Во время визита Клауса в Боснию и Герцеговину в конце ноября в чешских СМИ стала раскручиваться кампания широкой огласки фактов, компрометирующих Клауса и его партию (ГДП). По пражскому коммерческому каналу “Нова” прошло выступление “отставного разведчика”, из которого следовало, что во время приватизации члены правительства от ГДП получали крупные взятки за выгодные условия продажи госпредприятий. Победившие в приватизационных конкурсах “благодарные бизнесмены” переводили на счета ГДП в швейцарских банках крупные суммы. Эти средства (по разным источникам — более 7 миллионов долларов) партийные лидеры якобы использовали в личных целях. В частности, сам Клаус, большой любитель горнолыжного спорта, построил виллу на швейцарском курорте в Давосе.
Над конкретизацией фактов поработали журналисты. Сразу стал известен источник одного банковского счета ГДП в размере 5,5 миллионов долларов. Это оказались фирмы, выигравшие конкурс по приватизации государственного предприятия связи “Телеком” и международная корпорация, эксплуатирующая сеть мобильных телефонов “Джи—Эс—Эм”. Одновременно прояснилась “скандальная история”, тянущаяся с апреля 1996 года, о переводе на партийный счет в 1995 году 220 тысяч долларов двумя зарубежными спонсорами.
“Журналистское расследование” показало, что за подставными именами (один — венгерский бизнесмен — скончался за 12 лет до своего “благотворительного взноса”, другой — житель острова Маврикий — даже не подозревал о существовании ГДП) скрывался бывший известный чешский теннисист, а ныне крупный предприниматель, владелец 1/4 акций сталелитейной компании “Моравия стил” — М.Шрейбер. Его фирма “странным образом” через две недели после перевода вышеуказанной суммы на счет ГДП победила в тендере по приватизации крупнейшего металлургического завода в Моравии. Кроме того, в чешских СМИ появились сообщения о том, что ГДП и лично В.Клаус оказывали покровительство лицам, совершившим в Чехии преступления в экономико—финансовой сфере.
Профессионально подготовленный компроматный залп не только значительно повредил имидж премьера и ГДП, но и “разнес в щепки” коалицию трех правых партий, которым с большим трудом удалось создать “правительство меньшинства” после неудачных парламентских выборов 1996 года. Сразу же после обнародования скандальных материалов подали в отставку восемь членов кабинета, представляющие Гражданский демократический альянс (ГДА) и Христианско—демократическую унию (ХДУ). В очередной раз обнажились противоречия и внутри партии гражданских демократов. Отставки Клауса потребовали не только лидеры ГДА и ХДУ, но и некоторые ближайшие соратники премьера по ГДП, и президент Гавел.
Сам премьер назвал все коррупционные факты “чудовищной ложью”, заявил о давно проводимой против него “целенаправленной кампании” и обвинил своих соратников по коалиции и ГДП в “нечестной политической игре”. Были ли причины у самих правых партий “рубить сук, на котором сидели”, разрушать с таким трудом созданное 1,5 года назад “правительство меньшинства”?
С большей степенью вероятности можно предположить иную версию скандала. Действительно, “целенаправленная кампания” против Клауса и его партии началась давно. Еще весной прошлого года накануне парламентских выборов во многих чешских СМИ зазвучала критика экономического курса “архитектора перестройки в Чехии”. Стало выясняться, что в ходе знаменитой купонной приватизации госсектор экономики не получил необходимых средств для перестройки и развития, а многие приватизированные предприятия стали банкротами. Стабильность кроны обеспечила приливы спекулятивного, а не инвестиционного капитала, чем ослабила позиции чешских экспортеров. Тогда же появилась и скандальная информация об анонимных крупных пожертвованиях для ГДП. “Информационная война”, развернувшаяся в СМИ, мощные забастовки, организованные “конструктивной оппозицией” — Чешской социал—демократической партией (ЧСДП), дали свои результаты. На парламентских выборах ГДП с трудом опередила ЧСДП (на 3,2% голосов) и осталась у власти только благодаря созданию коалиции правых партий.
За все время после “бархатной революции” это было первое крупное поражение партии Клауса, в котором не последнюю роль сыграла чешская пресса, ставшая к 1996 году уже “не совсем чешской”. “Образцовая приватизация” в Чехии не обошла стороной и СМИ, постепенно скупаемые германским капиталом. Особенно преуспел в этом крупнейший газетно—издательский концерн ФРГ “Аксель Шпрингер”, под контролем которого к началу 1996 года уже было около 60% общего тиража всех чешских газет. Такое проникновение в информационное пространство Чехии — составная часть восточной идеологической экспансии Германии. (В руках “Шпрингер” уже находится ряд крупных изданий в Венгрии, Польше и Словакии.) И было бы наивно считать, что эта экспансия преследует только экономические цели. Подтверждение — первый “прицельный огонь” чешско—германских СМИ по В.Клаусу и ГДП в канун выборов 1996 года.
Причиной такого “информационного залпа” послужила особая позиция гражданских демократов в вопросе интеграции Чехии в западноевропейские структуры, в частности, в НАТО. В качестве основного партнера в своем интеграционном процессе правительство Клауса выбрало США. Это подтвердила и международная конференция, прошедшая в Праге в мае 1996 года под председательством В.Гавела (и патронажем М.Тэтчер), где была создана общественная организация “Новая атлантическая инициатива”. В постановлении конференции США были объявлены в очередной раз “европейской державой, за которой должна оставаться главная роль в трансатлантическом альянсе”.
Однако к этому времени соседи Чехии уже имели другую точку зрения на будущее Европы. В июне 1996—го на совете НАТО в Берлине обсуждалась концепция “европеизации НАТО” с несколько иными представлениями о распределении ролей в новой системе европейской безопасности. Атлантические приоритеты чешского руководства явно пришлись не по вкусу германским политикам, которые начали делать своего рода “предупредительные выстрелы”. Это проявилось и в антипремьерской кампании в чешских СМИ, и в обострении очень болезненной для двух стран проблемы судетских немцев, инициированном высказываниями официальных лиц Германии накануне чешских выборов, что также не добавило популярности правительству гражданских демократов.
Продолжением того “скрытого конфликта” и явился ноябрьский 1997 года компроматный залп “на поражение” по “атлантистам” — Клаусу и Гавелу. Чешская пресса в эти дни сработала четко и слаженно, но самые тенденциозно—обличительные статьи о “финансовой нечистоплотности” премьера Клауса появились в СМИ Германии. В декабре новый разворот получила “судетская тема”. Министр иностранных дел Германии К.Кинкель заявил, что создание совместного чешско—германского фонда помощи жертвам национал—социализма откладывается, так как в Праге против того, чтобы в правлении этой организации были представлены судетские немцы. В.Гавелу пришлось посылать письмо канцлеру Г.Колю с требованием без проволочек создать фонд, речь о котором идет уже давно.
Правительственный кризис в Чехии “странным образом” совпал с важными событиями в Бонне. Германия решила поторопиться в гонке за лидерство в “новой Европе”. В начале декабря германское правительство первым из правительств стран—членов НАТО приняло решение о подписании протоколов, оговаривающих условия вступления в альянс Польши, Чехии и Венгрии. Министр обороны Ф.Рюе заявил, что Германия первой и ратифицирует эти протоколы, так как “90% коллег по бундестагу проголосует за прием новых членов”. Одновременно Кинкель в очередной раз заговорил о создании общеевропейской структуры безопасности, в рамках которой “друг друга усиливали и взаимно дополняли бы такие организации, как НАТО, ОБСЕ, ЗЕС и СЕ”.
Такого политического консенсуса по расширению НАТО нет даже в США. По словам М.Олбрайт, визу американского конгресса на расширение альянса “нельзя считать решенным вопросом”. В 1998 году следует ожидать “жарких споров” о судьбе Североатлантического блока.
Германия использует сейчас любую возможность для укрепления и наращивания европейского фактора в НАТО. И можно не сомневаться, что двум претендентам на роль руководителя процесса создания новой “европейской системы безопасности” — Германии и США — предстоят все более “жаркие споры”. Одной из первых жертв этой “борьбы за лидерство” и стал “лучший в Европе министр финансов”.
Последние события в Чехии еще раз продемонстрировали, что компромат является уже не только эффективным оружием для внутренних разборок разных элитных групп в отдельно взятой стране, но и активно используется в стратегическом планировании политических процессов на международном уровне. Одним из объектов такого стратегического планирования, где получило широкое распространение это мощное информационно—политическое оружие, является Россия. И вряд ли следует считать слишком смелой гипотезу, что в последних “градовых компроматных залпах” отечественных СМИ по российской государственности — все чаще встречаются “боеприпасы” далеко не отечественного производства.
Правда, эта гипотеза не укладывается в нынешнее зауженное понимание российских компрометационных войн (мол, такой—то “кинул” такого—то, а такой—то...). Но, может быть лучше, приглядевшись к чешскому опыту, вовремя расширить понимание, чем оказаться перед лицом “слишком поздно осознанных” реальностей, сулящих нам отнюдь не райские кущи?
Э. КРЮКОВ
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой