КОМУ МЕШАЕТ НАША “РЕЧЬ”
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 1 декабря 1997

КОМУ МЕШАЕТ НАША “РЕЧЬ”

0
КОМУ МЕШАЕТ НАША “РЕЧЬ”
Author: Андрей Ковалев
48(209)
Date: 2-12-97
Зачем было столько говорить о ГУЛАГе, если и ныне в мгновение ока можно быть раздавленным стальными челюстями его бультерьеров, преследующих одну злую цель: сбить с ног, сломать, уничтожить человека и навести ужас на других…
26 февраля 1994 года сотрудниками ФСК был арестован и помещен под следствие Николай Николаевич Бондарик, один из лидеров Русской Партии, член редакции партийной газеты “Речь”. Власть хотела его посадить всеми правдами и неправдами — сначала за разжигание национальной розни, а затем, когда дело разваливалось на глазах, — за убийство по сфабрикованному обвинению. И власть своего добилась.
Монтировать этот бездарный, провалившийся рекламный ролик принялись сразу же после черного октября 1993 года. Тогда на стол прокурора Краснопресненского района Москвы А. Н. Селиховнина легло заявление, положившее начало дикой пропагандистской вакханалии, жертвой которой стали и маленькая оппозиционная партия, и — без вины виноватые — обвиняемые, и другие люди, лишенные своего святого, конституционно закрепленного права — права на информацию.
“Глубокоуважаемый господин прокурор! — писал профессор института физики Земли Ф. З. Фейгин. — 26 сентября 1993 года в нашем доме через почтовые ящики была распространена откровенно фашистская газета “Речь” №1, проповедующая ненависть к евреям. Авторы (наподобие немецких фашистов) предлагают методы клинического анализа крови, позволяющие отличить еврея от русского, и даже детей от смешанных браков… Прошу Вас принять меры по недопущению пропаганды расовой ненависти в вверенном Вам районе…”
Это — первый импульс, которым был выпущен на волю информационный вирус, разрушительный по сути и лживый по содержанию. Его целью были сатанизация и демонизация представлений о Русской партии, ее лидерах и программе. Надо было дать законодателю повод к запрету тех партий, которые на безумном сленге “демократов” клеймятся “фашистами”. А мотивы?
— Никаких мотивов, — отвечает академик Международной академии наук по безопасности жизнедеятельности, доктор медицинских наук, профессор В. И. Барабаш. — Бред преследования. Тревога и страх, защитное поведение с агрессивными и защитными действиями. Явные признаки болезни.
А вот слова члена Союза писателей России, доктора филологических наук, профессора Ю. К. Бегунова: “Толпы евреев, одурманенные слухами о погромах, охваченные коллективным психозом, оказались слепым орудием в руках сионистов, действующих из-за кулис. “Дело Бондарика” оказалось — правда, на время, ведь у лжи короткие ноги — катализатором этого затухающего психоза.”
Ситуация даже не лишена комизма. Автор “пускового сигнала” в прокуратуру страдает еще и невежеством, ибо газета “Речь” перепечатала дословно статью Е. Манойлова “Методика определения рас по крови”, опубликованную в научном медицинском журнале “Врачебное дело” в… 1925 году. В год убийства Сергея Есенина, во время, когда в России вовсю полыхало пламя русофобии, первой искрой которого был декрет “Об антисемитизме”, ставящий вне закона любого, заподозренного в нелюбви к евреям, в русском национализме. Автор статьи, кстати, был отнюдь не фашист и совсем не русский.
Нетрудно представить себе весь накал “неудовольствия”, испытанного архитекторами вавилонской башни лжедоказательств, которая рухнула в суде под ударами Н. Бондарика и его защиты, вынудивших судей записать в своем решении, что обвинение Н. Бондарика и партийной газеты “Речь” в нарушении национального и расового равноправия, возбуждении расовой, национальной или религиозной вражды и розни лишено каких-либо оснований.
Ничего зажигательно-расистского в смелых, разоблачительных публикациях оппозиционной газеты не было, однако маховик карательной машины уже был запущен, требовалось во что бы то ни стало довершить дело против Русской партии. Тогда для надежности “грузила”, способного, по дьявольскому замыслу, утопить Н. Бондарика — молодого и талантливого, а потому чрезвычайно опасного политика — потребовалось подыскать неопознанный труп!
Труп этот, каких ежедневно теперь, увы, находят десятки, был обнаружен в речке Дудергофка еще 20 мая 1993 года, то есть за девять месяцев до ареста Бондарика. Это было “глухое дело”, приостановленное 22 ноября 1993 года. И вдруг 1 марта 1994-го, через четыре дня после ареста Бондарика, с санкции зампрокурора Петербурга Е. В. Шарыгина были проведены следственные действия по приостановленному делу, что категорически запрещено законом.
У Бондарика принялись выбивать “чистосердечные признания”, и в результате получили его показания об “убитом” им человеке: “афганец”, 35-40 лет, с татуированной розой на плече, светловолосый. Однако в опознавательной карте ГУВД на труп, основном документальном доказательстве “события преступления”, было указано: престарелый мужчина (60-70 лет), волосы — седые, татуировок нет. Независимые эксперты — судебные медики, художники-графики — сравнивая фотографии с опознавательной карты и с подложного трупа, имеющейся в деле, в один голос утверждают: подлог!
Явные противоречия и нестыковки на этом не заканчиваются. Хранящееся у следователя главное вещественное доказательство — веревка, которой, по версии следствия, были связаны ноги убитого, — совершенно не соответствует описаниям “очевидцев происшедшего”. Веревка эта, кстати, была якобы извлечена из гроба, в котором было захоронено тело, 18 ноября 1994 года, то есть через 21 месяц после “преступления”, да к тому же без понятых. До этого же дня над Бондариком висела угроза расстрела, потому что обвинялся он по 102-й статье, карающей за убийство с особой жестокостью. Только в ноябре 1994 года было дезавуировано незаконное и необоснованное обвинение в особой жестокости, а также в наличии умысла убийства.
Тем не менее, суд состоялся, Н. Бондарик и его соратники были признаны виновными и осуждены за “убийство”. 8 октября 1997 года Судебной коллегией по уголовным судам С.-Петербургского городского суда под председательством судьи горсуда В. Г. Каширина был вынесен обвинительный приговор. Это потрясающий воображение процессуальный документ, приговор-чудище, срок жизни которого, действительно, измерен. Думается, судным днем будет для этого приговора день его беспристрастной аудиторской проверки в кассационной инстанции.
Приговор — 5 лет организаторам и по 3-4 года (условно) соучастникам и соисполнителям “убийства”. Любому человеку, знакомому с правоприменительной практикой и умеющему читать между строк, предельно ясно: причина вынесения русским патриотам поразительно мягкого приговора — в полной несостоятельности обвинения, в непрочности нестыкующихся доказательств, лежащих в его основе, в очевидной преступности замыслов тех самых “режиссеров”, стараниями которых был поставлен этот спектакль.
…”Предчувствие гражданской войны” — заголовок последней опубликованной статьи Н. Бондарика. Оно, это грустноватое предчувствие, рождено в его чуткой душе потому, что “основа свободы, справедливости и всеобщего мира” повсеместно разрушена “превосходными”, “первосортными” людьми, создавшими безумную реальность и держащими в ней поставленный на колени и забитый в колодки великий народ.
Андрей КОВАЛЕВ,
начальник юридического отдела
Русской партии С.-Петербурга
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой