Авторский блог Редакция Завтра 03:00 10 ноября 1997

ГРАНИЦА НЕ ЗНАЕТ ОХРАНЫ

<br />
0
ГРАНИЦА НЕ ЗНАЕТ ОХРАНЫ ( зато об этом знают контрабандисты )
Author: Гитас Шепутис
45(206)
Date: 11-11-97
Зона ответственности Забайкальского пограничного округа — от Казахстана до Амурской области — проходит по территории четырех республик (Горный Алтай, Хакассия, Тува, Бурятия), Алтайского края и Читинской области. Более тысячи километров приходится на границу с Китаем и почти три с половиной тысячи на российско-монгольский участок. До Великой Отечественной здесь были расположены 52 заставы, со временем их количество сократилось до 36. Сегодня в среднем на каждую приходится около 100 километров. Некоторые заставы (40-50 пограничников) контролируют до 400 километров! Есть участок протяженностью более 1000 километров, где вообще нет застав...
Самая открытая граница с Монголией проходит в пределах территории Республики Тува (протяженность — 1305 километров, население — свыше 300 тысяч, столица — Кызыл).
Тува (Урянхайский край) с 1914 года находилась под протекторатом России. В 1921 году образовалась независимая Тувинская Народная Республика (ТНР), которая в 1944 году вошла в состав СССР на правах автономной области РСФСР. В 1981 году преобразована в Тувинскую АССР, в 1993 — в Республику Тыва.
Монголия ранее входила в состав Срединной Империи (Китай). После революции в Китае в 1911 году получила автономию, в 1924 году провозглашена Монгольская Народная Республика, сегодня — Монголия.
Договорного разграничения монгольской и тувинской территории до 1932 года не существовало. В этот год линия границы между МНР и ТНР на западном участке от стыка с Алтайским краем до города Цаган-Толгой была установлена четырьмя совместными протоколами, а по восточному участку от города Цаган-Гол до Бурятской АССР протоколом 1934 года. Между сторонами часто возникали территориальные споры и инциденты на границе. После вхождения ТНР в состав СССР советские пограничные войска заняли под охрану участок границы в пределах Тувы по линии границ 1932 года, поставив в известность сопредельную сторону о том, что это дело временного порядка.
При заключении Договора о советско-монгольской границе в 1958 году стороны в основном придерживались договоренностей между МНР и ТНР 1932 года.
Впрочем, открытость границы с монгольскими товарищами беспокойства у советских властей не вызывала. В последние три года обстановка изменилась, стала менее стабильной. Но проблем территориального разграничения у сторон не возникло. В 1994-м завершились полевые работы по демаркации. “Мы границу не меняли, никому ничего не уступали и ни у кого ничего не отбирали”, — сказал, комментируя для прессы их итоги, председатель российской делегации в смешанной российско-монгольской комиссии по проверке линии госграницы между Россией и Монголией Николай Павлов. Обмен участками территории между ТНР и МНР, СССР и Монгольской Народной Республикой остался в прошлом, как и вопрос о целесообразности подобного опыта для России.
В частности, долина реки Тели принадлежала раньше СССР. Но где-то там, в юрте, по соседству с юртами тувинских аратов, родился генеральный секретарь монгольской народно-революционной партии Юмажгийн Цеденбал. По его просьбе Леонид Ильич одобрил обмен этого куска территории на монгольский, менее значимый для революционного прошлого. Согласно Договора 1958 года к МНР отошла и единственная дорога, позволяющая жителям Овюрского района в условиях сложного рельефа местности ездить между селами Хандагайты и Торгалыг.
Селянам и сегодня для проезда виза не нужна — только одноразовое удостоверение. Для проживающих по обе стороны российско-монгольской границы в пределах одного административного района сохранился упрощенный порядок пропуска к соседям. Что хорошо? А что плохо?
Но погранзаставе Хандагайты Кызылского погранотряда сразу прибавилось забот, когда Россия и Монголия установили визовый режим. На российскую сторону “потянулись” граждане Монголии, не имеющие права на упрощенный переход границы, но стремящиеся перехитрить пограничников. Использовались приглашения местных жителей, поддельные, чужие документы, исправлялись данные в паспортах. Количество нелегальных мигрантов резко подскочило.
Предприимчивые монгольские дельцы давно обосновались на рынках городов, поселков Сибири, торгуют китайским ширпотребом, кожаными изделиями, валенками. Что весьма доходно. Для торговцев что важно? Время и деньги. Так как визы российское консульство в Улан-Баторе оформляло неделю, а то и более, ожидающие в очереди обращались к услугам посредников.
Так было, например, с тремя гражданами Монголии, которых сняли с поезда “Улан-Батор — Москва” пограничники ОКПП “Наушки”. Они предъявили контролерам визы российского посольства, которые на проверку оказались фальшивыми. А изготовило их за несколько десятков долларов США частная монгольская фирма “Белык-2”.
Для пограничников Забайкалья подобные ухищрения незаконных мигрантов стали заурядными, но, бывает, только наметанный глаз контролера заметит “липу”. Весьма преуспели в своем “бизнесе” к осени 1996 года мошенники из фирм “Союз-дружба”, “Батбуянт”, “Упэ”, “Галант”, “Долгнон”, “Аксел”, “Чингисхан” и других. По информации российской стороны, правоохранительные органы Монголии пресекли деятельность ряда туристических фирм, занимавшихся подделкой российских въездных виз и печатей.
Пограничные ведомства России и Монголии отслеживают ситуацию на границе совместно, и не просто учитывают. Скажем, на кызылском участке погранпредставители сторон начиная с 1996 года провели более 100 встреч, на которых расследовали факты нарушения границы монгольскими и российскими гражданами. С конца 1995 года пограничные войска Монголии участвуют в проведении пограничной операции “Рубеж” на участке Забайкальского пограничного округа.
В общем, взаимодействие налажено, пользу приносит. Однако в 1996 году только на тувинском участке было допущено 93% нарушений режима российско-монгольской границы. К гражданам- нарушителям российские пограничники применяют штрафные санкции на основании Закона РФ “Об административных нарушениях”. Не щадят таковых и монгольские пограничники, тем более, что Народный Хурал принял закон об усилении ответственности за нарушение границы, предусматривающий очень строгие меры.
И все-таки границу нарушают. Как правило, местные араты “с хозяйственно-бытовыми целями”. Заготавливают сено, дрова, охотятся, пасут скотину, не считаясь с пограничными столбами. Часто крадут скот, овец, мотоциклы, а потом упорно ищут виновников. Разборки между соседями порою разворачиваются по ковбойским сюжетам дикого американского Запада. Бандитские налеты за скотом обычно заканчиваются перестрелками, бывает и гибель людей. Потери несут не только в Туве, Бурятии, на Алтае, но и в соседней Монголии.
По свидетельству статистики, проблемы животноводов вызывают более 70% нарушений границы. В частности, сей факт подтверждает и второй этап пограничной операции “Рубеж-97”, которая проводилась с 26 марта по 7 апреля с. г. на участке Кызылского погранотряда. В ходе совместных действий с органами МВД, ФСБ, ГТК, монгольскими пограничниками задержано 19 нарушителей границы, изъято контрабандных товаров на сумму около 6 миллионов рублей, 300 штук боеприпасов, а жителям российского приграничья возвращено 16, монгольского — 45 голов крупного рогатого скота.
Другой серьезной проблемой пограничников в Забайкалье стал вал контрабанды через пункты пропуска и... минуя их.
Почти ежедневно пытаются провезти спиртное, табачные изделия, пушнину, продукцию легкой промышленности, медикаменты, цветной металл. К примеру, на ряде КПП (“Наушки”, “Ташанта”, “Хандагайты” и др.) количество задержанных контрабандных шкурок сурка доходит до десятка тысяч единиц.
В ноябре прошлого года на контрольно-пропускном пункте “Ташанта” российско-монгольской границы в Республике Алтай при досмотре автомобиля КамАЗ, следовавшего из Монголии в Россию, пограничники обнаружили более 12 тысяч шкурок тарбагана на сумму более 400 миллионов рублей. Задержаны также 5 монгольских граждан, пытавшихся контрабандой ввезти в Россию шкурки тарбагана на сумму 65 миллионов рублей. В декабре того же года на участке российско-монгольской границы в Республике Тыва были задержаны за нарушение границы четыре гражданина Монголии. В багажнике автомобиля, принадлежавшего им, пограничники обнаружили 7 мешков, в которых находилось 1340 шкурок степного зверька тарбагана.
Однако все ценное, перехваченное на КПП и пограничными нарядами ЗабПО, лишь видимая часть айсберга. Объем и рыночную стоимость всего материального, что нелегально транспортируют через границу контрабандисты, используя обходные, менее защищенные участки, реально представить трудно. Одно ясно: ущерб экономике государства и сибирскому региону наносится огромный.
В минувшем году на нашей территории был задержан курьер, проходивший по картотеке Интерпола. Из Монголии ему доставляли наркотики, а он занимался их реализацией в Читинской и Иркутской областях. После чего в Омске впервые состоялось региональное совещание представителей всех заинтересованных ведомств по проблеме контрабанды наркотиков. А в целом, совместно с региональными органами внутренних дел, ФСБ, забайкальские пограничники в минувшем году при содействии монгольской охраны провели ряд операций, направленных против контрабандистов, выявили 40 преступных группировок общей численностью более 150 человек. За год обычно задерживаются несколько десятков преступных групп интернационального состава.
Между тем, аналитики прогнозируют обострение криминогенной ситуации в прикордонье. На монгольскую территорию контрабандистов привлекают плантации дикорастущей конопли, возможности ее переработки, переправы наркотиков, а также оружия в глубь России, которая превратилась в транзитный коридор переброски наркотиков из Азии в Западную Европу. Не последнее место в этом потоке контрабанды занимают открытые участки российско-монгольской границы.
Не случайно партий нарковеществ, перехваченных пограничниками, все больше. За 1996-м год только погранотрядами прикрыто 15 контрабандных каналов.
Сегодня устремления к границе преступных группировок приобрели организованный характер и сопровождаются попытками создания устойчивых каналов контрабандной деятельности. При этом криминальные структуры пытаются вовлечь военнослужащих погранвойск в противоправную деятельность. В 1995 году пресечено 11, а в 1996 более 20 подобных попыток.
На открытых участках границы группировки контрабандистов недосягаемы. Действительно, как и чем может застава из полсотни человек прикрыть сотни километров? Пусть даже в наличии современная техника, способная засечь нарушителя на очень больших расстояниях, современное оружие. Но их только единицы...
Основной груз по охране границы ложится на плечи офицеров и солдат, которые служат на заставах. В Забайкальском погранокруге они укомплектованы на 100 процентов, и бездельников там не держат. Жалованье получают ежемесячно, чего не скажешь о других силовых ведомствах. Но на большее у Федеральной погранслужбы денег нет.
Давно не секрет: пограничники, самоотверженно выполняя служебные обязанности, одновременно борются за самое прозаическое физическое существование. Много времени, сил уходит на поддержание подсобного хозяйства, заготовку на зиму съестных припасов. Хорошо, где даров природы вдоволь, где охота на зверя в помощь. А где нет? Короче, в погранвойсках сегодня полная нищета. Вынужденная ориентировка на самовыживаемость похлеще, пожалуй, чем в годы гражданской войны.
Выделенные Минфином средства в прошлом году позволили лишь частично обеспечить содержание личного состава по денежному довольствию, оплатить продовольствие, коммунальные услуги, вещевое имущество и воинские перевозки. В текущем году ведомству кое-как удалось получить “живые” деньги только на жалованье, выплату компенсации взамен продовольственного пайка. Не удивительно, что финансовый долг государства по Забайкальскому пограничному округу более 80 миллиардов рублей, а по компенсации за продпаек — более 7 миллиардов.
Но даже в условиях жуткого дефицита денег граница должна существовать, ее надо укреплять. Но как? Для сравнения: если на российско-китайской границе плотность войсковой части Забайкальского пограничного округа составляет 5-7 человек на 1 километр, то на самой незащищенной — монгольской — один километр охраняет в среднем 1 человек.
Еще меньшая плотность на тувинском участке. Однако если ты государев слуга-пограничник, пусть даже нищий, что-то должен предпринимать. Не случайно в недрах ФПС вспомнили дореволюционный и советский опыт охраны границы: казачества, добровольных народных дружин. В минувшем году Федеральная погранслужба приступила к проведению в Забайкалье эксперимента по созданию пограничной стражи, функции которой стали на основе добровольности выполнять преимущественно население приграничья, казаки. И, похоже, погранслужба становится реальным невойсковым компонентом ФПС, ее деятельность начинает себя оправдывать в Читинской области, на Алтае, тувинском участке.
В апреле, например, на участке Кызылского погранотряда протяженностью 1305 километров, ежесуточно на невойсковую охрану границы заступало не менее полусотни стражников. Ими выставлялись наряды, посты наблюдения, дозоры, патрули, разъезды. Совместно с погранзаставами в апреле текущего года ими проверены сотни транспортных средств, задержано несколько десятков нарушителей пограничного режима. 13 апреля, например, наряд стражников задержал двух граждан Монголии за незаконный переход российской границы аж в 70 километрах от заставы.
Разумеется, погранстража — хороший “козырь” ФПС в борьбе с нарушителями, контрабандистами. Но чтобы перекрыть все каналы нелегального бизнеса, без дополнительных застав не обойтись. Таких на тувинском участке требуется более двадцати. Проектная стоимость одной заставы составляет около 6 миллиардов рублей.
Командующий Забайкальским пограничным округом генерал-лейтенант Виктор Войтенко надеется на помощь глав администраций Сибирского региона. Командование ЗабПО по инициативе президентов республик Бурятия, Тува и руководства Читинской области весной 1996 года призвали к помощи членов межрегиональной ассоциации “Сибирское соглашение”. Поддержку нашли. Ассоциация готова помочь в сооружении 24 застав и 3 комендатур, отремонтировать несколько десятков старых.
Созрели условия для обустройства и на еще одном слабо защищенном участке — Кяхтинского погранотряда. В зоне его ответственности — Монды. Эти ворота из Иркутской области в Монголию занимают видное место в планах Иркутской области по международным деловым связям с соседями. Масштабы деловых, культурных, экономических отношений зависят от надежности границы и расширенных возможностей пунктов пропуска. В Иркутском аэропорту, к примеру, пункт пропуска способен обработать лишь 9 самолетов в сутки, не хватает штатов. Командование округом предлагает расширить ОКПП до возможности приема 30 самолетов. Предполагаемая прибыль с каждого международного рейса может составить до 10 миллионов рублей. И, видимо, иркутянам тоже выгодно помочь пограничникам в строительстве двух застав рядом с Мондами, частично финансировать реконструкцию и расширение инфраструктуры ОКПП.
Впрочем, администрация соседних с Монголией субъектов Федерации, в отличие от Москвы, более чутко улавливает многообещающие перспективы экономических процессов в приграничье и более дальновидна в пограничной политике. Уже сегодня заметна активизация сотрудничества с Монголией в рамках региональных отношений, включающих Бурятию, Иркутскую, Читинскую области, Алтайский край и Республику Тува.
Безусловно, финансовые кредиты и спонсорство регионов — спасательный круг для пограничников. Пока еще это так, но, может статься, утопающему вскоре даже за соломинку не ухватиться... Во-первых, долги пограничников растут, и кредиторов все меньше, штрафных санкций все больше. Во-вторых, материальная, финансовая помощь местных администраций, оставаясь существенным фактором в охране, обустройстве границы, не решит проблему в целом. Сделать так, чтобы граница России на отдельных ее участках перестала смотреться как проходной двор, — в состоянии только государство . Правда, была бы казна в достатке. Или хотя бы большинство государственных мужей осознало, что рубль, вложенный в охрану границы, не пропадает даром, а приносит стране многократную прибыль.
К сожалению, правительство России Федеральную погранслужбу уже несколько лет подряд “питает” лишь надеждами на сносное финансирование. Не мудрено, что контрабандистам до сих пор фривольно в российско-монгольском приграничье, а на заставах воины в зеленых фуражках вынуждены еле сводить концы с концами, чтобы прокормить себя и пограничную собаку...
P. S. Недавно Госдума России предложила президенту лично контролировать обустройство государственной границы. И что дальше?
Гитас ШЕПУТИС

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой