БОЙ С ТЕНЬЮ
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 3 марта 1997

БОЙ С ТЕНЬЮ

0
БОЙ С ТЕНЬЮ
Author: Ю. Бялый
9(170)
Date: 04-03-97
_____
_____19 февраля — Президент Болгарии П. Стоянов после консультаций с переходным правительством С. Софиянского объявил о намерении страны вступить в НАТО.
_____25 февраля — Бывший главком сил НАТО в Европе адмирал Эберли заявил, что решение о расширении НАТО создает глобальные угрозы европейской безопасности и вызовет проблемы ратификации в парламентах членов блока, и особенно в Конгрессе США.
_____2 марта — Е. Примаков заявил в Лондоне, что в случае отказа НАТО от широкого компромисса с Москвой по вопросам российской безопасности возможен полный разрыв отношений с альянсом.
_____
_____Заявление нового президента Болгарии о готовности страны вступить в НАТО усилило российские опасения по поводу перспектив расширения альянса. Опасения понятны: это означает фактическое замыкание дуги “кандидатов” в Центральной Европе через Балканы с выходом этой дуги в южное подбрюшье России. Стоит поразмыслить — в чем состоят главные проблемы и угрозы.
_____Несмотря на неоднократные попытки России интегрироваться в Европу, Запад всегда самоопределялся в ее отношении “выталкиванием в Азию”. Причинами были и боязнь конкуренции со стороны растущего соперника, и ощущение в этом сопернике чужой и чуждой силы, и страх перед способностью России аскетически консолидироваться при опасности, и многое другое. Но одной из главных причин, вероятно, являлось востребование элитами Европы дышащего рядом огромного российского ЧУЖДОГО ИНОГО как чуть ли не единственного средства стратегической внутриевропейской консолидации.
_____Последствия такого “отторгающего” самоопределения Европы — Первая мировая, революция и становление в России жесткой тоталитарной системы. Дальнейшие последствия — попытка создания в Европе тоталитарного нацистского противовеса советскому тоталитаризму, приведшая к трагедии Второй мировой войны. Очередные последствия — “холодная война” с ее гонкой вооружений, поставившая мир на грань ядерной катастрофы. Сегодня совокупная Европа вновь склоняется к такому же отторгающему Россию самоопределению. Мотивы в основном аналогичны тем, которые доминировали век или полвека назад. Но и последствия могут оказаться сходны.
_____Взглянем на ситуацию со стороны оппонента — не для оправдания его чреватой мировой катастрофой Большой Ошибки конца ХХ века, а чтобы спокойно, без истерик и поз оскорбленной невинности, смотреть в глаза друг другу. Запад упрекает: у сегодняшней России отсутствуют какие бы то ни было признаки самоопределения. Доктрины внешней политики, внятной ушам Европы, — нет, концепции национальной безопасности — нет, стратегической идеолого-политической ориентации — нет, и даже предсказуемой властной конфигурации, т. е. ограниченного набора лиц и политических сил — надежных партнеров в длительном политическом диалоге — тоже нет. И кое-что в этом упреке придется принять ради того самого права спокойно и холодно смотреть друг другу в глаза.
_____Что и впрямь означало почти абсолютное безразличие высшего руководства России к проблеме НАТО в течение нескольких лет (до Примакова), когда эта проблема самым серьезным и активным образом обсуждалась во всем мире, когда было объявлено, что программа “Партнерство ради мира” — приемный “отстойник” для новых членов, которые уже недвусмысленно толкались в очереди в альянс? Что эту проблему Россия считает чужой заботой и не возражает ни против расширения, ни против списка кандидатов! Что означает объявление министром обороны внешними угрозами ряда европейских стран и США в ситуации, когда нет ясной доктрины национальной безопасности? Что раз для России “все угроза”, то и она — угроза для всех!
_____И вот Запад (лукаво или всерьез — вопрос отдельный) заявляет — довольно! Не желая терпеть рядом с собой эту неопределенность, мы начинаем “определять” Россию через расширение НАТО.
_____Что на это ответить? Что, мысля в логике “непохожее есть враждебное”, Запад сам всегда создавал ту “тень” самого себя, которую сегодня пытается оградить “колючей проволокой” НАТО. Что этот Запад по-прежнему не может понять и принять свое ИНОЕ как СВОЕ иное и, глядя в зеркало России, истерически твердит “опасность, энтропия”. Что тупое это неузнавание и страх, помноженные на примерещившиеся угрозы, досужие выдумки и дурь, толкают Запад на бой с собственной тенью при помощи странного и страшного для мира расширения НАТО.
_____Россия вовлекается в этот бой с нарастающим ожесточением, понимая: “еще раз по тому же кругу”. Она понимает, что расширение НАТО — очередной этап ее превращения из полюса биполярного мира в аутсайдера за счет перетекания политической, экономической и военной мощи к другому полюсу силы. Сначала — распад Варшавского блока и СССР, затем — вхождение в НАТО бывших центральноевропейских союзников, а далее можно предполагать и присоединение к альянсу республик СНГ. И главный мотив российского нарастающего ожесточения — предъявление Западом ее отторжения как Заданной Безысходности.
_____Однако совокупный Запад вовсе не един против России. Для очень влиятельных политических сил расширение НАТО есть прежде всего способ “европеизации” альянса и “открепления” от уже излишней после распада ОВД и СССР американской военно-политической гегемонии. Идеал этих сил — что-то типа “Соединенных Штатов Европы”, которые, с одной стороны, могли бы эффективно противостоять США, а с другой — иметь под боком ослабленную и уже не опасную, но (вспомним самоопределение Европы) ИНУЮ Россию.
_____Влиятельная часть американских элитных кругов исповедует другую модель, где расширение НАТО есть способ превратить Евразию в арену столкновения нескольких мировых сил: Европы, Исламского мира, Китая и России. Одновременно каждая из этих сил должна оказаться внутренне раздробленной из-за противоречий интересов ее частей (сепаратизм в Китае и России, конкуренция между разными странами в Европе и исламском мире), и поэтому зависимой от помощи, патронажа и арбитража США.
_____Отсюда ясно, почему часть европейских лидеров НАТО оказалась в полускрытой, но достаточно отчетливой оппозиции к расширению альянса по американскому сценарию. Франция требует повышения роли Европы и ЗЕС в военной и политической структуре НАТО, выдвигаемое ею минимальное условие — передача под французское управление Южного фланга НАТО. Германия рассчитывает восстановить свой патронаж над традиционными зонами германского влияния: Чехия, Венгрия, Польша, Румыния, Балканы. Италия в торге за расширение НАТО хочет “прикупить” традиционно союзную Словению, надеясь протолкнуть в альянс и ее. Турция шантажирует НАТО возможностью вето, требуя полноправного членства в ЕС. Сходные по типу условия поддержки расширения НАТО выдвигают Норвегия, Испания, Бельгия. Но большая часть Европы — вообще принципиально против расширения.
_____В политических кругах Великобритании доминирует мнение, что расширение альянса повторяет две крупные европейские исторические ошибки: изоляцию Веймарской республики и “Ялтинские соглашения”. Во Франции министр иностранных дел в прошлом правительстве Ширака Рэмон (фигура, не чуждая действующему президенту) пишет в “Фигаро”: “Поспешная инициатива, утвержденная в Мадриде, грозит развязать в Европе серьезнейший политический кризис... Ответственность за это целиком на западном мире, особенно на США”.
_____В США по вопросу НАТО единодушия также нет. Бывший замминистра обороны при Рейгане Фред Икле пишет: “Расширение НАТО может создать раскол не только между Западом и Россией, но и в Европе. Двигаясь на Восток, НАТО просто толкала бы вакуум безопасности перед собой”. Бывший помощник генсека НАТО Филипп Меррилл заявляет: “Я категорически против расширения НАТО и считаю, что это очень плохая идея”. Такие крупные политики, как Кеннан и Мэтлок, решительно против расширения. Наконец, стоит довериться утверждению командующего российской миротворческой группировкой в Боснии Леонтия Шевцова: “Никто из натовского генералитета на является сторонником расширения альянса”.
_____В странах Центральной Европы при преобладающем стремлении властных групп войти в альянс “как можно скорее и в первой очереди”, массовые настроения — против. По данным опросов, проведенных по инициативе ЮСИА, лишь 37 процентов чехов и 29 процентов венгров согласны со вступлением своих стран в НАТО. За направление собственных армейских подразделений в войска альянса высказались в Польше — 51 процент, в Чехии — 33 процента, в Словакии — 29 процентов, в Венгрии и Болгарии — 26 процентов. Кроме Польши, ни в одной из стран-кандидатов не поддержано размещение на национальной территории войск альянса, и ни в одной из них — размещение ядерных вооружений НАТО. Наконец, наиболее критично отношение к возможности перераспределения национального бюджета для вступления в блок: в Польше его поддержали лишь 23 процента, в Чехии 9 процентов, в Словакии 7 процентов респондентов. Поскольку только вступление в альянс “Вышеградской четверки”, по экспертным оценкам, стоит от 70 до 130 млрд. долл., а платить за это НАТО не собирается, и поскольку в большинстве стран-кандидатов при вступлении не избежать референдумов, решения здесь вовсе не предопределены.
_____А ведь прием в альянс каждого государства должен быть ратифицирован парламентами страны-кандидата и всех без исключения членов НАТО. Необходимого консенсуса по вопросу нет нигде, ряды сторонников расширения, по результатам опросов, редеют, и большинство экспертов уверенно говорит о расширении НАТО как процессе очень маловероятном. Отсюда следует, что в публично-политическом процессе экспансии альянса есть, помимо всерьез продекларированных целей, очень значимый игровой подтекст.
_____Сегодня проявляются следующие основные цели ИГРЫ ПРОТИВ РОССИИ под названием “расширение НАТО”, призванной сместить реальную борьбу за российские интересы к боям с “игровыми” тенями.
_____Во первых, со стороны наших оппонентов как минимальное условие диалога с Россией постоянно звучит “ратификация договора СНВ-2”.
_____Во-вторых, дискуссия по НАТО явно преследует цель обострения отношений между республиками СНГ и блокирования в нем процессов интеграции. Особенно это прослеживается в отношении “разводки” России с Украиной, а также Азербайджаном и Грузией.
_____В-третьих, игровые инициаторы расширения альянса пытаются спровоцировать Россию на стратегически тупиковые союзы с “париями” исламского мира, прежде всего с Ираком, Ливией, Сирией, а также (с учетом “кстати” выявленной позиции Чиллер и Эрбакана) с Турцией.
_____В-четвертых, бесспорно видна попытка в ходе торга за расширение НАТО заставить РФ “откреститься” от Китая, что означает ее вовлечение в политический (как минимум!) конфликт с Пекином.
_____В-пятых (что, возможно, самое существенное), жесткость позиций НАТО по расширению призвана столкнуть Россию в публично декларируемую политико-военную конфронтацию с Западом. Этот сценарий влечет за собой широкий спектр очень важных последствий:
_____— вынуждение России к мобилизационным военно-экономическим мерам, что приведет к ее международной изоляции; первой реакцией на это станет срыв интеграции с Белоруссией;
_____— мгновенно и автоматически возрастет высота стоящих перед страной таможенных и тарифных барьеров, что приведет к “вышибанию” РФ из целого ряда с трудом завоеванных мировых рынков;
_____— новое предъявление России как угрозы обеспечит быструю консолидацию Европы против врага и беспроблемное и форсированное расширение НАТО в предельно широком формате, вплоть до принятия в альянс Прибалтики и, по крайней мере, некоторых республик СНГ;
_____— процесс выведет в острую фазу раскол России по старой условной линии “западники — почвенники”, резко ослабив шансы на внутрироссийскую консолидацию;
_____— одновременно обязательно усугубится система региональных конфликтов и инициируется новая волна регионального сепаратизма;
_____— наконец, неизбежное ухудшение экономического положения создаст в стране высокий социальный конфликтный фон, что вместе с политическими и региональными конфликтами станет благоприятной почвой для применения технологий “специальных операций” НАТО, подобных уже освоенным в Боснии, Сербии, Болгарии и Албании.
_____Знаменательно, что многие из “крючков” описанных игровых целей российские элиты уже “заглотили”. Так, чуть не все, от Примакова до Зюганова, намекают на ратификацию СНВ-2 в обмен на заключение НАТО с Россией “юридического договора, учитывающего интересы российской безопасности”, хотя ясно, что на сегодня главная гарантия нашей безопасности — именно уничтожаемые по этому договору ракеты. По проблеме НАТО уже обостряются отношения с Украиной, Грузией, Азербайджаном. Оппозиция уже пугает Запад возможностью союза с Ираком, Ливией и Турцией. Антагонисты Родионов и Батурин вместе наращивают отчуждение между Россией и Китаем. Налицо явные признаки очередного инстинктивного вовлечения России в чужую игру.
_____У России по проблеме расширения, конечно, цейтнот, в который ее загнала лизоблюдско-прозападная внешняя политика предыдущего этапа. Но этот цейтнот вовсе не абсолютен: говоря на том же шахматном языке, “флажок на часах” еще далек от падения. В то же время у западного оппонента, заявившего о расширении альянса — “цугцванг”, у него нет хороших ходов, и единственная его надежда — на то, что Россия в цейтноте сделает ряд стратегических ошибок.
_____Самый невыгодный вариант поведения России по проблеме расширения НАТО, единственно гарантирующий успех США — жестко конфронтационный, сопровождающийся угрозами неконвенциональных действий или прямыми агрессивными мерами. В этом случае евроамериканский консенсус по расширению блока и ратификацию соответствующих соглашений парламентами можно считать обеспеченными.
_____Альтернативный вариант стратегии, символическим знаком которого является тезис “Россия никому не опасна”, выбивает почти все козыри из рук инициаторов расширения и вынуждает их идти на компромиссный торг. В этом случае в наиболее затруднительном положении оказывается Клинтон, отрезавший себе пути назад предвыборными обязательствами по расширению, и одновременно оказавшийся заложником воли (или неволи) к расширению собственных натовских союзников и Конгресса.
_____Встречные конструктивные предложения России могли бы заключаться в изменении структуры, целей и способов принятия решений в трансформированном НАТО, в том числе за счет увязывания системы принятия решений с РФ при использовании механизмов обновленных ООН и ОБСЕ.
_____В случае сохранения жесткой позиции НАТО, и прежде всего США, наилучшей стратегией для России представляется выжидательная. То есть: неизменно подтверждать несогласие с расширением альянса на неприемлемых для РФ условиях, выдвигать и обязательно прокламировать и пропагандировать в мире свои предложения по системе европейской безопасности, играть на внутринатовских противоречиях и — ждать уступок, которые практически неизбежны как из-за разногласий между членами НАТО, так и в связи с очевидно малыми шансами на ратификацию расширения парламентами стран-членов альянса. Главное здесь — не драться с тенью.
_____Совершенно недопустимо для России в диалоге с НАТО лишь одно: включаться “болваном” в чужую игру, т. е. предлагать цену за нерасширение в виде гарантий ратификации СНВ-2 и каких-нибудь принципиальных геостратегических уступок — например, отказа от интеграционных инициатив и российских сфер интересов в СНГ, либо снижения уровня отношений с Китаем, Индией или Ираном.
_____Натовская эпопея изжила почти все иллюзии насчет того, что нас кто-то ждет в “Европейском доме”. Конец этих иллюзий дает шанс на приоритетное условие осуществления собственных российских сценариев государственного становления — на минимальное согласие по ключевым вопросам будущего России и, соответственно, ее реальной долговременной стратегии. Сумеем ли не упустить шанс?

Ю. Бялый
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой