«Я – РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК»
Авторский блог Георгий Свиридов 03:00 3 февраля 1997

«Я – РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК»

<br>
0
«Я – РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК»
Author: Георгий Свиридов :
5 (166)
Date: 4–02–97
_____
_____ Встреча в Союзе писателей России с Георгием Сверидовым в связи с присуждением великому русскому композитору премии имени Сергея Есенина
_____
_____На этой встрече не было ни телевидения, ни корреспондентов популярных газет. Еще бы, одновременно в ресторане “Серебряный век” присуждали премии антиБукера новомодным поэтам, прозаикам, драматургам. На антиБукере были в полном составе заместители министра культуры России, послы иностранных держав, был сам разрушитель нашей державы Михаил Горбачев, выступивший, как всегда, с несвязной речью, запутавшийся в именах лауреатов и признавшийся, что он никого из них не читал. Там царила нынешняя вымороченная культура, и что ей до нашего великого современника, — может быть, последнего представителя великой русской культуры XX века.
_____Может быть и хорошо, что не явились телевизионщики и бульварные журналюги. В суете фотовспышек и гудении телекамер вряд ли возникла бы та душевная, духовная атмосфера, которая позволила разговориться Георгию Васильевичу Свиридову. Есенинскую премию светлому русскому гению вручал глава администрации Рязани. На встрече присутствовали русские писатели, деятели культуры, ученые. Им нечего было делать ни в ресторане “Серебряный век”, где торжествовали “новые русские”, ни на приеме у Джорджа Сороса, который в это же время был устроен для наших культурных коллаборационистов в Президент-отеле. Думаю, время покажет, какая из этих трех встреч окажется более живительной для русской культуры.
_____Вел встречу председатель Союза писателей России Валерий Ганичев.
_____
_____Валерий ГАНИЧЕВ. Здесь, в Союзе писателей России, собирается цвет нашей литературы. Здесь происходило немало торжественных событий. Но все-таки сегодня особый день. Вручается премия имени Сергея Есенина, сразу завоевавшая большое признание в культурном мире. Это премия Рязанской земли, и в то же время к этой премии имеем отношение все мы. Эта премия вручается сегодня выдающемуся нашему соотечественнику, гениальному композитору Георгию Васильевичу Свиридову. Можно спросить, почему здесь, в Союзе писателей, вручается премия композитору? Георгий Васильевич Свиридов — человек необычайной культуры, он вбирает в себя все виды искусства. Он знает Сергея Есенина лучше многих литературоведов. Он писал и пишет музыку на стихи наших великих поэтов — Пушкина, Тютчева, Блока… Его супруга как-то сказала, что по Блоку Свиридов мог бы защитить докторскую диссертацию. И конечно, Сергей Есенин, столь близкий ему поэт… Есенина называли “Божьей дудкой”, Георгия Васильевича можно было бы назвать “Божьим звуком”, “Божьим голосом”. Через него звучит великая музыка нашего народа. Мы недавно были на концерте духовной музыки по произведениям Георгия Свиридова. Духовная музыка снова возвратилась к нашему народу. Георгий Васильевич внимательно следит за культурой России, он не боится высказывать свои взгляды. Как жаль, что его осмысление многих явлений культуры недоступно широкому зрителю. Каждое его выступление — это не казенная речь, но еще одно духовное открытие. Для меня чрезвычайно важными показались его слова о том, что музыка — это не просто какая-то звуковая композиция, пусть и доведенная до технического совершенства, а движение нашей национальной жизни. Как духовно-нравственное развитие народа. Музыка Георгия Свиридова и дает нам такой пример духовного развития. Мы можем себя считать очень защищенными, когда рядом с нами живет такой гений.
_____Есенинские премии уже вручены Валентину Распутину, Станиславу Куняеву… Определен высочайший уровень премии. Как дальше рязанцы будут поддерживать подобный уровень, даже трудно сказать. А сейчас для вручения премии я предоставляю слово не мэру, — в Рязани отменили это словесное заимствование — а главе администрации города Рязани Павлу Дмитриевичу Маматову.
_____Павел МАМАТОВ. Одиннадцатого января 1997 года на сцене театра, носящего имя Сергея Александровича Есенина, состоялось торжественное мероприятие, на котором вручались есенинские премии. Премия была учреждена нами в 1995 году, к столетию со дня рождения великого русского поэта. В этом году мы уже второй раз награждали наших юбиляров. Среди них на земле Рязанской не смог, к сожалению, побывать Георгий Васильевич Свиридов. Я очень рад, что мне, начинающему главе администрации города Рязани, предоставлена такая почетная возможность — вручить есенинскую премию великому русскому композитору… Решением Комитета по Всероссийской Есенинской премии присуждена премия в размере 15 миллионов рублей за большой цикл музыкальных произведений на стихи Сергея Александровича Есенина композитору Свиридову Георгию Васильевичу. Комитет отмечает выдающийся вклад в сохранение и развитие отечественной и мировой культуры. Сегодня вместе с премией вам вручается диплом лауреата… (Идет вручение премии и диплома. Аплодисменты). Именной есенинский знак и наша медаль — как сувенир к 900-летию города Рязани…
_____От имени всех рязанцев я искренне хотел бы передать вам огромный человеческий привет, пожелать крепкого здоровья и новых музыкальных произведений…
_____Валентин РАСПУТИН. Десять дней назад мы ездили в Рязань и были очень тепло встречены. Валерий Николаевич Ганичев прав: пожалуй, планка премии оказалась настолько высокой, что в следующий раз Рязани будет трудно выдержать все на такой же высоте. Как соревноваться со списком лауреатов 97-го года? Будем надеяться, что к тому времени определятся новые громкие имена. Соперничество всегда приятно и полезно для развития…
_____Я не был в Рязани с 1988 года, с тех пор она настолько изменилась, что я не узнал город… Кстати, на наших глазах с бывшей мэрии сняли вывеску “Мэрия” и прикрепили вывеску с новым названием администрации города. Это приятно, конечно. Мы увидели какой-то новый город. 900 лет Рязани — и она так обновлена, что только из-за этого можно туда поехать и посмотреть… Сейчас к власти пришла новая администрация — и областная, и городская. Очень симпатичные люди, патриоты. Это заметно сразу. Мы много говорили с руководством города. Я понял, что есенинская премия — не просто дань моде. Для Рязани это чрезвычайно важно. Разумеется, и Есенинскую премию можно было сделать чисто галочным событием. Мы же увидели искреннее радушие и тепло. Это тепло из Рязани передалось и сюда, в зал Союза писателей. Мы еще в Рязани постоянно вспоминали Георгия Васильевича. Вот и здесь, в этом зале, собрались люди, которые знают и любят вас, Георгий Васильевич. Рад и я возможности еще раз увидеться с вами. Надо бы, конечно, каждый год давать премию Георгию Васильевичу — только ради того, чтобы вытаскивать его к нам, в Союз писателей, чтобы слушать его дивные выступления… Каждый его концерт — важное музыкальное и культурное событие. Событие для всех, кто бывает в Консерватории, в любом концертном зале. Конечно, люди идут слушать его музыку, но если удастся увидеть и послушать его — совсем хорошо.
_____Я рад поздравить и Георгия Васильевича, и учредителей премии… Как много это значит для искусства! Во-первых, это Есенин. Во-вторых, это — Рязань. Многострадальная русская Рязань, с богатейшей историей — старше Москвы. Будем надеяться, что с приходом новых людей рязанский крестный путь мало-помалу превратится в путь, ведущий к успеху.
_____Владимир КОСТРОВ. Александр Сергеевич Пушкин любил музыку и считал ее единственным видом искусства, который равен или выше поэзии. Музыка организует, может быть, самое главное в духовной сути человека… С Георгием Васильевичем Свиридовым мы общаемся давно. Я уверен — это какой-то знак благословения на Россию выпал, что у нас есть Свиридов. Несколько людей такого масштаба есть в России. И они действуют. И действуют в глубинной, художественной форме. Может быть, о России большего нельзя сказать, чем сказал Свиридов своим “Пушкинским венком”. Его иллюстрации к “Метели” сильнее самых многолюдных митингов. Я не отрицаю митинги и демонстрации, но какой-то самый верный знак времени дают художники. И это знак того, что Господь нас не оставил. Что Господь с нами, с Россией…
_____Присуждение премии важно и само по себе. Но связанное с великим именем Есенина, оно дает новое духовное качество. Знак этого высшего качества все время проявляется в России, несмотря на все нынешние трудности. Я благодарю Бога, что России дан знак в виде музыки Георгия Свиридова. Конечно, большое спасибо рязанцам, Союзу писателей России. И большое спасибо замечательному русскому человеку, русскому композитору Георгию Свиридову.
_____Станислав КУНЯЕВ. У Георгия Васильевича Свиридова есть как бы явная, всем известная деятельность — это его музыка. И есть глубоко личное — это литература. Досадно, что эта сторона жизни до сих пор не стала нашим общим достоянием. Когда мы с сыном работали над книгой о Есенине, мы приезжали к Георгию Васильевичу и заводили разговоры о творчестве Сергея Есенина. Удивительно много глубоких сильных мыслей и убеждений, выработанных всей жизнью, услышали мы от Георгия Свиридова, — размышлений, накопившихся десятилетиями обдумывания его поэзии. Это была как бы итоговая импровизация, за которой скрывались долгие годы размышлений и переживаний. Большая жизнь художника. Глубокое вживание в Есенина. Многие из этих стратегически важных мыслей вошли в нашу книгу о Есенине. Работая над книгой, мы вспоминали, что Георгий Васильевич говорил о Есенине. И не только о Есенине. Удивительные размышления о Николае Клюеве. Я помню, несколько раз мы разговаривали на даче о том, какой крупный, какой значительный, своеобразно понимаемый им поэт Николай Клюев. Я помню, что говорил Свиридов о становлении Консерватории, как он высоко и своеобразно — как никто другой — ценит музыку Мусоргского. Это просто кладезь мыслей, чувств за весь наш век. И, конечно, это все должно быть написано или надиктовано Георгием Васильевичем для нас. Надеюсь, Георгий Васильевич соберется с силами и нас, литераторов, еще многому научит. Надеюсь, это все будет опубликовано у нас, в журнале “Наш современник”. Свиридов — не случайный человек в литературе. Справедливо, что именно в Союзе писателей вручается ему есенинская премия. Поздравляю вас, Георгий Васильевич!
_____Валерий ГАНИЧЕВ. Я вспомнил, как мы вместе с Владимиром Крупиным, покойным Юрием Селиверстовым, Валентином Распутиным и Виктором Астафьевым были у Георгия Васильевича. Я там спрашиваю у Селиверстова: почему у тебя в галерее русских философов, русских мыслителей — вдруг композитор Мусоргский? Юра мне ответил, что ему Георгий Васильевич Свиридов сказал, что Мусоргский слышал музыку разрушающихся царств. Это так точно, и нельзя было не отнести Мусоргского к русским философам.
_____Владимир КРУПИН. Звучат слова и “вечность”, и “век”, и “русскость”. Сейчас все думают, за кем останется в России, в культуре русской XX век. Все жадно пытаются его захватить. Уже кричат со всех углов: “великий Бродский”, “великий Пастернак”. А нам совершенно ясно и спокойно, что великий поэт XX века — Сергей Есенин… Такая же лихорадка и в музыке. Все кричат: вот Шонберг, Хиндемит, вот Шостакович. А нам ясно и спокойно, что величайший композитор XX века — Георгий Свиридов! Соединение двух великих имен по воле Божьей именно в России, именно на русской земле — это такая огромная радость. Это наша защищенность. Свиридов как бы и не писал музыку сам, а услышал с небес. Это моцартианское начало. Убрать из нашей жизни музыку Свиридова — и мы все обеднеем. Сиротская доля наступит. Как будто есенинские или блоковские слова ждали музыки, мелодии Георгия Свиридова, как будто эти стихи для него были написаны.
_____Нам остается пожелать Георгию Васильевичу доброго здоровья, чтобы мы все вместе дружно вошли в третье тысячелетие с полной уверенностью, что Россия осчастливила мир.
_____Юрий ПРОКУШЕВ. Перенесемся все на сорок с лишним лет назад. Зал Чайковского, 31 мая 1956 года, первое исполнение “Памяти Сергея Есенина”. В зале — Александра Александровна, родные и близкие Есенина. Мы были потрясены свиридовской музыкой. Георгий Васильевич, может быть, первым прочувствовал всю глубину есенинской поэзии, — то, что вся страна поняла только к столетию поэта. Потом мы поехали к вам в московскую квартиру…
_____Георгий СВИРИДОВ. Помню, я только что переехал в Москву. До этого меня сюда не пускали жить… Времена были такие…
_____Юрий ПРОКУШЕВ. Я смотрю на вас, слушаю вас и не верю, что это было сорок лет назад. Вы такой же, как и тогда были… Я хочу подарить вам первый том академического издания сочинений Есенина. В этом году должны все восемь томов выйти. Классику русской музыки я дарю классика русской поэзии. Великому композитору Свиридову, открывшему мир музыки гениального Есенина. Спасибо — и низкий поклон!
_____Владимир БОНДАРЕНКО. Я согласен с теми, кто считает Георгия Васильевича Свиридова крупнейшим композитором XX столетия. Согласен со Станиславом Куняевым, что воспоминания и размышления Георгия Свиридова могли бы обогатить нашу духовную мысль, вошли бы в сокровищницу русской литературы. Надеюсь, что так и произойдет, ибо не может Георгий Васильевич все свои глубочайшие суждения о русской и мировой культуре утаить от своих слушателей. Надеюсь, что состоится и наша беседа с Георгием Васильевичем о русской истории, о РАППе и коллективизации, о судьбе народной музыки и о иерархии музыкальных ценностей. Я знаю, что при всей своей глубочайшей культуре, при погруженности в мир музыки и искусства Георгий Васильевич никогда не был чистым эстетом, не чурался жизни и жизненных проблем, не отказывался от своего “Время, вперед”, не боялся противостоять реальному злу. У Георгия Васильевича, как говорят, абсолютный слух не только на музыку, на звук, но и на слово. Кто еще так чувствует русскую душу, русскую стихию, русскую поэзию? Не случайно он раз за разом обращается к стихам Пушкина и Есенина, Блока и Тютчева. Но он внимательно следит и за современным художественным словом, и за гражданским, публицистическим словом.
_____Не случайно и то, что премию Свиридову вручает земляк Есенина, рязанский глава администрации. Песенная стихия великого русского поэта сродни музыке Георгия Свиридова.
_____И еще, музыка Свиридова — православная музыка не только тогда, когда обращена к Церкви. Она православна по сути своей, и потому еще в период нынешней государственной, национальной трагедии нужна всем русским как воздух.
_____Пройдет время — и все мы, присутствующие в этом зале, будем гордиться уже тем, что были участниками чуда общения с великим нашим современником. Наше духовное общение — как незримая и неслышная часть вашей небесной музыки.
_____Я знаю, что вы, Георгий Васильевич, всегда внимательно читаете газету “Завтра”. Передаю вам нижайший поклон от всех наших читателей. И до встречи на страницах газеты “Завтра”. Побед вам нескончаемых и новых великих творений!

* * *
_____Георгий Свиридов. Дорогие друзья, дорогие товарищи! Я, конечно, знал, что приду сюда и что-то надо будет сказать. Поблагодарить. И я думал все эти дни, как это сделать. Оратор я плохой…
_____Понимаете, я встретил здесь такое общество, к которому не просто должен обратиться… Это, я бы сказал, исключительно дорогое мне общество. Конечно, я прежде всего благодарю за высокую честь, которой удостоился. Я счастлив и всегда буду этой премией гордиться. Всегда, до гробовой доски. Никакие обстоятельства жизни не могут повлиять на это. Эта премия наполняет меня чувством гордости. За последнее время произошли некоторые события, которые меня радуют, несмотря на все сложности нашей жизни. Я счастлив видеть на Тверском бульваре памятник Сергею Есенину. Должен сказать, что памятник, во-первых, мне нравится сам по себе. Нравится не только потому, что наконец власти почтили память великого поэта, но и как произведение искусства он, позволю себе сказать, производит большое впечатление. Может, я ошибусь, и очень был бы опечален этим, — но я хотел бы думать, что этот памятник станет любимым, как памятник Пушкину здесь, в Москве, как памятник Пушкину в Ленинграде Аникушина. Это монументы, которые представляют нашу Россию. Аникушинский памятник перекликается такой траекторией с Медным всадником. И его поместили недалеко, и они стоят как вершины русской государственной мысли, вершины творческой мысли. Я счастлив видеть это. Мне кажется, что памятник Сергею Есенину — такое же замечательное произведение искусства.
_____Во-вторых, те товарищи, которые участвовали в установке памятника Сергею Есенину, насколько я знаю, сделали все, чтобы памятник был установлен в хорошем месте. Я присутствовал на собраниях, посвященных установке памятника, и знаю, какая шла борьба за место, где установлен памятник. Это все колоссальной сложности вопросы. Я знаю, как в свое время загубили великий памятник, который до сих пор стоит у Аникушина дома, и он его чуть не сломал. Для него и место было выбрано, декорирован кусок бульвара, но кто-то распорядился — и памятник так и не поставили. Насколько я знаю, и памятник Сергею Есенину не хотели ставить именно там, где он стоит. А это очень правильное место, потому что сам Есенин жил в доме напротив, был всегда связан с Камерным театром. Я сам был позднее связан с этим театром и поэтому хорошо все знаю. Это действительно есенинский уголок. Очень хорошо, что памятник там стоит. Вообще замечательно, что памятник Есенину стоит рядом с Пушкиным. Это правильно, с моей точки зрения. Это наполняет меня радостью. Хорошо также, что учреждена Есенинская премия. Замечательно! Это справедливо! Это все давно должно было быть сделано. Но оттого, что это было сделано с такими страшными препонами, с такими трудностями, тем более радостно. А в этих трудностях и препонах, как и в биографии Сергея Есенина, отразилась вся наша жизнь. Жизнь нашей страны, нашего народа. Наша с вами жизнь. К сожалению, Россия живет трудной жизнью. Все идет сложно. Прокушев показывал сейчас программку первого исполнения моего сочинения о Есенине. Я смотрю программку — у меня-то ее нет, давно ее не видел, — и вспоминаю, каких трудов стоило, чтобы есенинское произведение играли. А каких трудов стоило не дать зашельмовать его критикой. Я даже не говорю специально о себе. Это шире. Это — отношение к Есенину. Вы все знаете, какие сложности претерпели авторы замечательной книги о Сергее Есенине — Куняевы. Я считаю, это большое достижение. Этой книгой открывается настоящая литература о Есенине.
_____Извините, что я в таком высококультурном интеллектуальном обществе говорю не о своем профессиональном деле, но тут дело не в профессии. Есенин — редкостная фигура. Редкостный человек. Мы привыкли к поношению России за последнее время. Я не хочу привыкать. Мне надоело поношение России, которое я без конца слышу, читаю, вижу в гнусном телевидении. Это просто, знаете, опротивело! Пользуюсь случаем, чтобы сказать об этом во всеуслышание. Это все несправедливо. История России перекореживается. Все люди в истории получают дурные и ложные оценки. Мы живем в нездоровом обществе. И наверное, мы сами, до известной степени, в этом виноваты.
_____Русские люди — скромные. Вот приезжали ко мне наши товарищи из Рязани сейчас. Я говорю: смелее, смелее надо все делать. Ну, говорят, нельзя, мы должны быть скромными… и так далее. Знаете, хорошо быть скромными, но не до такой степени, когда уже не дают дышать. Мне кажется, что в Есенине есть такая твердость. От него, конечно, многому можно набраться. Но прежде всего у него надо учиться чувству национального достоинства. Мы его немножко порастеряли. Россия — грандиозная страна. С грандиозной культурой, музыкой в том числе. Я бываю иногда за границей. Меня приглашают. Там играют мою музыку. У них к нашей музыке колоссальный интерес! Громадный интерес к России, залы полны. Приходят люди, покупают билеты на русскую музыку! И как слушают! Все знают, что успех можно подготовить, организовать и заказать. Из ничего выстрелить, как из базуки. Но то, что я видел, слышал и читал сейчас — отклики новой музыкальной зарубежной критики, — не заказной, а самой серьезной — по отношению к моей музыке, к моим нынешним сочинениям, к старым. Я вижу, происходит переоценка многих суждений, навязанных зарубежным критикам из России. Но я вижу и шире: происходит переоценка всего того, что делалось в искусстве России. Переоценка в высшую сторону. Есть там люди, которые смотрят на нас, я бы сказал, с интересом и уважением.
_____Сергей Есенин — любимый поэт России. Он — легендарный человек. Когда он погиб, я ребенком был, но эта гибель коснулась всех. Все знали. В школах, в училищах, все студенты — никто не остался равнодушным. Гибель Есенина еще ждет своего исследования. Он же был связан и с политической жизнью России. Изучал людей, стоящих во главе всего государства и имел о каждом из них собственное представление. Я думаю, что все это играло большую роль в его дальнейшей судьбе. Это — замечательная личность. И я счастлив от того, что говорю вам это сейчас. Потому что я знаю — меня поймут. Я хочу сказать именно то, что говорю, и ничего другого. Естественно, главное в Есенине — это его поэзия. Его стихи словами совершенно невозможно объяснить. Это тайна поэзии. Об этом вообще трудно говорить. Я, во всяком случае, слов таких не имею. Мне кажется, это самое великое искусство — поэзия Есенина. А он поэт — да простят наши рязанские друзья — не рязанский, не надо его делать рязанским. Он это понимал сам. Обратите внимание: “Не ставьте памятник в Рязани… ”. Это значит — не осаживайте его художественную высоту. Есенин — поэт всемирный, космический, он весь пронизан космосом. У него в этом космосе господствует Христос. Он и судьбу России воспринимал через космические категории. Он говорил, что не социальные страсти и не классовая борьба, а что-то высшее решает судьбу России. “Но леса твои и воды Затуманил бег светил… ” Этот “бег светил” существует, наверное, и мы его называем по-разному.
_____Мы имеем право гордиться Есениным, как, допустим, англичане гордятся Байроном. Сергей Есенин — это колоссальная фигура в мировой поэзии, а он был принижен ниже всякой меры сознательно. И мы с этим, к сожалению, смирились.
_____Я призываю всех вас возвысить свой голос в защиту нашей великой культуры, нашей великой литературы. Я призываю вас: не стыдитесь того, что мы — русские люди! Нельзя ни скромничать, ни стыдиться. Мы такие, какие есть. Меня спрашивают: какой я? Я — русский человек! И дело с концом. Что еще можно сказать?
_____Я — не россиянин. Потому что россиянином может быть и папуас. И прекрасно он может жить в России. На здоровье, пусть живет. Но русский человек — это русский человек. Во мне течет русская кровь. Я не считаю, что я лучше других, более замечательный. Но вот я такой, как есть — русский человек. И этим горжусь. Я призываю вас с высоты своего возраста, и не сердитесь на меня, что я так говорю: надо гордиться, что мы — русские люди!
_____Я хочу еще раз пожелать вам всем творческого успеха. Пожелать больше дружности! С этим у нас часто очень плохо дело обстоит. Я в Союзе композиторов не бываю совсем. Вот видите — к вам прихожу. Здесь я больше вижу возможностей говорить то, что я говорю. У нас всюду, во всех организациях много ссор. Это нам очень вредит. Я призываю вас, самое главное, к творчеству, к любви братской, к чувству человеческого достоинства!
_____Спасибо большое! Благодарю всех!
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой