БОГАТЫРИ — НЕ МЫ,
Авторский блог Евгений Нефедов 03:00 9 декабря 1996

БОГАТЫРИ — НЕ МЫ,

<br>
0
БОГАТЫРИ — НЕ МЫ, (а депутат Александр Михайлов)
Author: Евгений Нефедов
50
Date: 10–12–96
_____
_____КОНЕЧНО, время покажет, что там и как будет дальше, но все же когда Руцкой взял Курск, это был праздник на нашей улице. И уж само собой — в нашей редакции, где генерала знают давно и до мелочей, и где от души в те дни за него болели. Помню, как радовались, узнав о его успехе, как бросились тут же ему звонить, как вслух, друг друга перебивая, сочиняли приветствие на первую полосу… Вот тут-то один из нас и сказал: “А молодец Михайлов, сделал-таки Руцкому победу! ” — “Как это — сделал? ” — “Нормально: сам выходил в губернаторы, а когда все решалось — взял и решил. В пользу Руцкого”. — “А почему? ” — “Значит, считал, что так нужно”. — “И думаешь, не ошибся? ” — “Думаю, поживем — увидим”. — “Что бы мы ни увидели, а это поступок. Особенно в наше время”. — “Это в любое время — поступок”.
_____Так я узнал об Александре Михайлове.
_____
_____А после мы познакомились. Сначала — по телефону, поскольку дела держали Михайлова в Курске, а позже, когда он опять приехал в Москву, — уже в его кабинете депутата Госдумы. Зная, что он в свои сорок пять успел прошагать по всем основным ступеням районной и областной карьеры — учеба, армия, производство, комсомол, партия, советы — я, если честно, побаивался увидеть хотя и не очень типичного, но все же легкоузнаваемого аппаратчика из недавних времен, разве что помоложе множества мне известных. Сколько их доводилось знать раньше, как любопытно видеть сейчас! И как непросто понять причину, найти природу того момента, когда после всех переломов и перемолов последних лет один на глазах превращается в Рыбкина, Рябова и Ковалева-министра, а другой остается, как был, Зюгановым. Так каков же Михайлов?
_____Судите сами.
_____“…В те первые годы, когда все разрушили, разломали, народ оказался даже не в шоке, а еще хуже — в аморфном, потерянном состоянии. Все как бы еще не верили, что это могло случиться, думали — все пройдет, как-нибудь образуется. Это, конечно, было наивное ожидание, не для того нас уничтожали. Но ведь не уничтожили! Да, разбежались у нас тогда в области секретари райкомов, даже обкома, но опять же — не все, да и народ никуда не делся, тысячи членов партии. Так что следовало вставать, действовать, подниматься из пепла. И без организации тут — никак: возрождать Родину означало возрождать партию. А раз под запретом коммунистическая, пусть будет СПТ — социалистическая партия трудящихся. В нее и объединились — кто не сбежал, не выбросил партбилеты. Работали по всей области, люди нас ждали, шли к нам, сочувствовали, увидя, чем оборачивается этот “новый порядок”. Так возникало ядро будущей организации КПРФ, а сегодня она у нас уже — мощная сила. Никогда не надо опускать руки — они даны для работы”.
_____“Все эти их перемены не поддержали кто? Нормальные люди. Отцы наши, матери, истинные труженики. Родной мой Щигровский район, где я и сейчас живу с семьей, — он сельский, моя мама была колхозницей, а отец до пенсии работал на железной дороге. Я сам вагонник, но недолго работал на транспорте, а отец — всю жизнь. И войну он прошел от дома, от Курской битвы, до самой Победы. И что я ему отвечу, что мне всем ветеранам сказать, когда они спрашивают сегодня: за что же мы воевали, что у нас происходит?.. А я молчать не имею права, я должен найти ответ. Вот и ищу его, чтоб не слова и не обещания им представить, а дело, действие. И вижу, каким оно должно быть”.
_____“Здесь блок НПСР еще только рождался, а у нас уже в 93-м вошло двенадцать организаций в движение “Народовластие”, мы его в августе успели зарегистрировать. Стержень, конечно, компартия, но тут же и аграрии, и ветераны, и “Держава”… Ну а какие организации на местах не возникли, не прижились, таких мы искусственно и не создавали — они все равно не выживут. Все должно быть настоящим, не подставным, не заемным, иначе люди не будут верить. Я вот, допустим, статью в газете читаю — и сейчас, и в те еще годы — и тут же увижу, почувствую, когда ее сам человек писал, а когда это сделали журналисты. Поэтому с той поры и доныне статьи и доклады готовлю сам. Чужими мыслями думаешь — чужой правдой живешь. А правда, истина должна быть своя, родная, и у человека, и у всего общества, у страны. Когда чужим истинам следовать — видим, что получается… ”

_____ВСЕ ЭТО ВЕРНО, однако нет ли и тут пока что лишь декларации, привычно слетающей в наше время из уст иных ходоков в оппозицию, чьи дальнейшие действия так часто не подкрепляют сказанного, а то и совсем ему противоположны? Слава Богу, Михайлова в этом не заподозришь: во-первых, не на бумаге, а в жизни возрождена и возглавлена им серьезная областная организация, второе — попав в Москву, он не рвался, подобно многим, к трибунам газет и митингов (хотя и имел, что сказать), а продолжал кропотливо практическую работу, но самое главное — Курск ведь, действительно, был подготовлен такой работой к избранию в губернаторы не представителя нынешней власти! И реальнейшим претендентом, что абсолютно естественно, был при этом он сам, а снятие собственной кандидатуры в известной всем ситуации лишь подтвердило как верность Михайлова общему, братскому делу, так и его личное мужество. Примерьте ту ситуацию на себя — и вы со мной согласитесь. Глядеть на бой — богатырь любой, а в бою-то как?
_____Не согласятся другие, чье восприятие таких фактов стандартно и примитивно: знаем, мол, эту жертвенность — “партия приказала”, да еще из Москвы, он и посторонился… Оно бы, возможно, выглядело и так, да только Руцкой этой партии сегодня, как говорится, не сват и не брат, чего же ей печься о нем, а не о человеке из своего Центрального исполкома? Значит, продолжат мои оппоненты, ему так велело начальство НПСР! Помилуйте, как может коммунисту Михайлову указывать что-то в его делах демократ Говорухин, монархист Клыков или никогда ни в какой партячейке не состоявший Проханов? А если это и близко к истине, и вы допускаете такой факт — не ложь ли тогда на экранах и в прессе ваш тезис о том, что НПСР и КПРФ — “близнецы-братья”, а широкого народно-патриотического движения в России-де вовсе нет? Что-то здесь явно не так, кроме разве что вашего страха перед реальным положением вещей: такое движение есть, и собрались в него самые разные русские патриоты, а не продажные карьеристы, не холуи, а люди поступка, не воры, а судьи воров — и это вам дорого может стоить…
_____“Во всей этой выборной гонке мы явно не проиграли: и в Думу от Курска избраны трое наших, и бывшего шефа администрации Шутеева, верного ельциниста, в отставку отправили, и областную законодательную власть на днях идем выбирать с учетом того, что нужно народу, а не режиму. А народ у нас — не тусовка столичная: это люди труда, крестьяне, это горняки, атомщики, большая химия, оборонка, заводы счетных машин и тракторных запчастей, любая работа на выбор — такое вот “тяжкое наследие” Советской власти… И потом, это же коренная Россия, Русь, о нас вон еще в “Слове о полку Игореве” Всеволод говорил: “А мои куряне — в цель стрелять знающие… ” Мы и детей назвали — Игорь и Ольга, сегодня они студенты, проблем с ними нет, это единомышленники. Жена Валентина преподает историю, а еще возглавляет местный Дом пионеров. Да, пионеров не упраздняли — ведь те, кто пришел упразднять, ничего другого детям не предложили, разве что жвачку… ”
_____“Главные разрушители — это, считаю, не только все “реформаторы”, но и обслуживающая их пресса. Уж как эта челядь стояла на четвереньках во всей президентской кампании, как с нее брали пример наши курские журналисты на губернаторских выборах! Работали только на правящее руководство, все советское с грязью смешивали, партию просто ногами топтали. И все помои лились на меня, Руцкой-то еще судился… Я допускаю — борьба, эмоции, но откуда же в этих ребятах такая ненависть, где накопилась такая злоба? Как они жили раньше — среди кого росли, с кем дружили, какие книги читали? Сейчас уже кое-кто извиняется: бес, мол, попутал, да я что-то слабо им верю. Хотя без беса не обошлось, это точно… ”
_____“К Шутееву как к человеку я тоже зла не питаю. Мы его даже на днях проводили с Руцким, как положено: вручили цветы и подарок — на людях, в зале. Помню его неплохим директором завода, но руководство областью он просто не потянул. Никакой инициативы, политической воли, собственного “я” — только готовность к указке сверху, пусть даже пагубной для людей. Да и совесть у всех, кто пошел к “демократам”, куда-то быстро исчезла. Вернусь к той же прессе, стращавшей: придут коммунисты — всех к стенке поставят!.. Скажи ты им, глава администрации, не нарушая никакой свободы печати, просто, по-человечески: да бросьте же чепуху городить, не позорьте ни себя, ни меня, не хочу я такой “поддержки”… Не сказал, хотя мы не раз с ним встречались и разговаривали — в том числе и об этом — как мне казалось, вполне по душам. А ведь и в нашей газете “Голос народа” был собран материал о нем и его друзьях, настроивших вилл и коттеджей, и был соблазн опубликовать, но мне показалось, что я опустился бы этим до их приемов, до грязных каких-то штучек. И мы не стали печатать. Как-то все это не по-русски… Ну а картину объективную, такой антишутеевский, античубайсовский фон в рамках своей пропаганды мы создали. Хотя что его создавать — по всей России горе кричит! И мы выстроили работу на принципиальном споре с ныне действующей исполнительной властью по всей ее вертикали: президент и его команда, правительство, областная администрация. Беспощадно и доказательно били их стиль, методы, “достижения”, из-за которых страна и ее регионы пришли к столь плачевному результату. И грязь, повторяю, на них не лили. И это было понято нашими избирателями. Очень хорошо было понято”.
_____“Наш маленький штаб переиграл их большую пропагандистскую машину по всем позициям, потому что они в основном поносили соперника, а мы анализировали, сравнивали, прикидывали варианты. Руцкой давно был готов к кампании — он наш земляк, депутат еще в парламенте Хасбулатова, уважаемый здесь человек, частый гость — но ему не давали права участия. И до последних дней оставалось гадать, будет ли у него возможность вообще избираться. А Старовойтова и Филатов тем временем уже до небес возносили Шутеева, организовали ему свою “зеленую улицу”, и все могло обернуться так, что у президентского ставленника вообще не будет здесь конкурентов, если Руцкого зажмут в судах, а Михайлов не будет выдвинут в кандидаты. И мы это сделали, взяли на себя предвыборную кампанию патриотов, серьезно ее вели, а потом, как все видели, вполне достойно закончили”.

_____И ЭТО ЧИСТАЯ правда. Вот только жаль, что у нового курского губернатора ряд заявлений и действий на старте правления, прямо скажу, смутил друзей и соратников. Уход от акций протеста, скорая готовность сотрудничать с кабинетом “реформ”, реверансы в сторону президента… Это что же — неопытность новичка, или, наоборот, отвлекающие маневры политика, искушенного в этих играх? К Михайлову за ответом не обратишься — не очень этично, да и вопросы вроде бы не к нему, хотя он и сам, я почувствовал, иными моментами озадачен — при всей его деликатности. А впрочем, два Александра, Владимирович и Николаевич, работают теперь рядом, проблем самых разных перед каждым встает немало, им и искать дороги к решению, к взаимному пониманию. Главное, чтобы оба они, куряне, “в цель стрелять знающие”, цель всегда эту имели — общую.
_____А то ведь и впрямь задумаешься, слушая, как все те же и те же телеведущие, который год маскирующие “борьбой с коммунизмом” свою животную русофобию, опять хоронят нас с вами, теперь уже отпевая “красный проект” региональных выборов, в который раз выдавая желаемое за истину. И счет-де совсем не в пользу патриотов, и новые губернаторы, избранные от оппозиции, готовы, мол, “конструктивно сотрудничать” с Ельциным и компанией… Но если это и вправду так — тогда в самом деле: зачем мы их выбирали? И может, не так уж не правы те аналитики, которые предполагают, будто чубайсовские инквизиторы способны нарочно затеять судебный сыр-бор с кандидатом, дабы, подогрев к нему интерес и “отпустив грехи” в последний момент, подставить ему то кресло, которое явно не светит их человеку, но зато уж теперь в нем, по крайней мере, из двух оставшихся коммунистов — вчерашнего и сегодняшнего — будет сидеть “завязавший” с красными…
_____Не будучи знатоком дворцовых интриг, я думаю о другом, нормальном пути. Если в конце декабря избиратели Курской области назовут имена депутатов своей новой думы, разве не Александру Михайлову, достаточно опытному политику и уважаемому всей областью человеку, самое верное место в ней — председательское? И значит, в Российском сенате тоже — плечом к плечу с губернатором, по долгу и по душе. И по праву.
_____“Время теорий уходит, стране опять нужны практики. Рассуждать — это замечательно, просвещать — вообще прекрасно, но нужно ведь что-то делать! Решение проблем государства не может быть одновариантным, и кто не справился — пусть уходит. Наступает время действовать нам, только в нашем приходе к власти — спасение Родины, иначе клинтонская доктрина по ее расчленению и уничтожению будет доведена до конца. Как мы будем брать власть? Конечно, законным путем, мы не вправе лить кровь, как это делает наш противник. Но нам нельзя забывать, что он эту власть на блюдечке не отдаст, что он коварен и изощрен, мы видели летом всю низость используемых им методов. И мы должны быть готовы к любому повороту событий. Победа возможна, народ все равно за нас, мы в своей области убедились в этом уже неоднажды. Надо лишь пальцы собрать в кулак”.
_____“Жизнь-то еще не кончилась. Это такой ее сделали, что мы перестали видеть хорошее, поскольку его и нет, одни потери и боли. Если бы мне в институте в Харькове когда-то сказали, что он от меня уйдет за границу, я бы решил, что слушаю ненормального, разве не так? А вот теперь ненормальность — норма. В одном из районов на юге области есть у нас, между прочим, поселок Теткино. Через него и речка течет. Так вот на одном ее берегу — Россия, а на другом — Украина, и есть граница, таможня, есть русские люди, работающие в украинских этих организациях, и украинцы, работающие в русских таких же службах. Это “цивилизованный” мир? Это заурядный дурдом”.
_____“Сон разума не бесконечен. Люди должны радоваться жизни, но меня вынуждают к борьбе, и я принимаю вызов. Хотя люблю просто жить, петь песни, встречаться с друзьями, люблю плавать, болеть за ЦСКА, ждать отпуск, в котором давно уже не был, люблю быть вместе с семьей, отдыхать, ходить с ними в музеи, в Третьяковку, когда им приходится быть в Москве. Сын у меня рисует, учится на художественно-графическом факультете, дочь изучает иностранные языки, у каждого из них есть своя мечта, как есть она у меня, у вас, у всех людей. И никто не вправе лишать нас этого. Никто. Вот это важно понять”.

_____ПРЯМО НА СТЕНЕ их щигровской избы сын написал картину — четыре русских богатыря. И озаглавил: “Время собирать”. А когда отец у него спросил: собирать камни — или что-то еще, Игорь ответил, что это пусть каждый решает сам. Вопрос же о том, почему появился еще один богатырь, художник словно бы не услышал.
_____Какой же ты недогадливый, отец.
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой