12. Гуманитарное космосознание России. Социальные утопии Герцена и Плеханова.
Авторский блог Василий Шахов 12:03 13 июня 2019

12. Гуманитарное космосознание России. Социальные утопии Герцена и Плеханова.

"ГУМАНИТАРНОЕ КОСМОСОЗНАНИЕ". Троицк-в-Москве. Бюллетень-еженедельник гуманитарно-космических технологий"
3

 

            ГУМАНИТАРНОЕ  КОСМОСОЗНАНИЕ РОССИИ. СОЦИАЛЬНЫЕ

                              УТОПИИ ГЕРЦЕНА И ПЛЕХАНОВА.    

                                 

          «К метле надо призывать, а не к топору…»

                 (злободневные уроки Герцена и Плеханова)

 

                                                     Для буйных вихрей нет преград,

                                                    Для смелых птиц – оков…

                                                   Он пишет… И во тьме горят

                                                    Рубины гневеых слов…

 

                                                                         А. Богданов – Волжский.

 

       Философско-культурологическое наследие А.И. Герцена, как и Г.В. Плеханова, -  в золотом фонде  мировой гуманистической мысли. Герценовские и плехановские произведения весомо и плодотворно входят в духовный мир человечества Х1Х-ХХ1 столетий.

    20 октября 1905 года Лев Толстой констатирует в своём «Дневнике»: «Герцен уже ожидает своих читателей впереди. И далеко над головами теперешней толпы передаёт свои мысли тем, которые будут в состоянии понять их».

    Георгий Плеханов посвятил исследованию и популяризации герценовского наследия несколько историко-публицистических работ; среди них – фундаментальные труды, жанры журнальные, газетные, статьи в альманахах,

научно-просветительских изданиях (такие, например, как «Философские взгляды Герцена»). Общественный (европейского уровня) резонанс имела его речь 4 апреля 1912 года в связи со 100-летием автора «Былого и дум» («Герцен горячо дорожил интересами русского народа… И он был русским до конца ногтей. Но любовь к родине не осталась у него на степени зоологического инстинкта…  …он становится всемирным гражданином…  Дело веков поправлять не легко…»).

    Один из актуальных аспектов проблемы «Герцен-Плеханов» - осмысление роли Герцена и Плеханова в общественно-просветительском движении Х1Х- ХХ веков,  в становлении и развитии жанров критики, публицистики, журналистики, эссеистики, очеркистики. Плеханов новаторски продолжил традиции Герцена.

    Справедливы сетования о том, что в «Истории русской журналистики» нет главы о Георгии Валентиновиче Плеханове. Между тем, на рубеже Х1Х-ХХ столетий Плеханов, наряду с Лениным, возглавлял прогрессивную журналистику, представленную именами Воровского, Ольминского, Шаумяна, Луначарского, Еремеева, Скворцова-Степанова, Спандаряна. По уровню художественного мастерства, глубине социально-психологического анализа «диалектики души» журнальная публицистика, газетная эссеистика Плеханова не уступала шедеврам  М. Горького, В. Брюсова, В. Короленко,

А. Серафимовича, А. Толстого. «Статьи Плеханова превосходны»,- аттестация Фридриха Энгельса в письме К. Каутскому от 3 декабря 1891 года.

     Можно составить несколько  солидных  томов  из газетно-журнальной публицистики, эссеистики и очеркистики Плеханова. И здесь остро и весомо прослеживается  герценовское «присутствие».

       Примечательно   уже его первое выступление   в марте 1878 г. в легальной печати (корреспонденция о забастовке рабочих на Новой бумагопрядильной фабрике в Петербурге).   В газете «Неделя» (1878, 24 декабря)  появилось его полемическое эссе «Об чём спор» (с размышлениями о нравственно-духовных исканиях Глеба Успенского и Н. Златовратского).  Плеханов мастерски владел жанром рецензии, обзора, краткого злободневного «отклика» (анализ сочинений Михайловского, Скабичевского, М. Горького, Л. Андреева, «пролетарских»   лириков и прозаиков).

     Есть все основания констатировать «духоподъёмное» воздействие на раннего Плеханова герценовской публицистики, эссеистики, журналистики. 1

   Особенность газетчика – подпольщика  - именно конспирация, сокрытие авторства под псевдонимами. Немногие знали, что блестящий полемист  «Алексеев», задиристый «Андреевич»,  рассудительный «Каменский»,  находчивый «Кирсанов», оперативный «Кузнецов» есть одно и то же лицо, то бишь Георгий Плеханов. Словари псевдонимов  таят в себе  библиографическую информацию о жанрах Плеханова, которые в периодике России и Запада значились под псевдонимами «Симплициссимуса», «Утиса», «Idem». Было ещё немало псевдонимов – просто буквенных обозначений.

   Для становления и развития творческой индивидуальности Плеханова характерны его  ранние  публикации в  «Саратовской неделе», ростовских и воронежских изданиях.

    Строгие рамки регламента не позволяют должным образом раскрыть

«герценовский контекст»  плехановских философских и жанрово-стилевых исканий рубежа Х1Х-ХХ вв. 2

     Находясь в 37-летней эмиграции, Плеханов активно «присутствовал» в российской прессе. Солидны его публикации в «Отечественных записках», «Новом Слове», «Научном обозрении». Сочувственный резонанс вызвали его «Два слова читателям-рабочим» (1895).

       Плеханов редактировал альманахи, посвященные наследию Пушкина, декабристов, Герцена, Чернышевского, Некрасова, беллетристов-народников.

Энциклопедически образованный, владеющий огромным объёмом разнообразной информации, обладающий «магическим кристаллом» творческого анализа и синтеза, Плеханов умел «спрессовать» в  нескольких строках или  параграфах  уникальную информацию, представляющую движущуюся панораму мировой и отечественной культуры. Через частный факт передавалось глубокое социально-психологическое обобщение.

Плеханов стремился к предельной объективности, честности, принципиальности.

      Признавая роль Писарева в отечественной журналистике и публицистике, Плеханов констатировал, что  некоторые положения тот «довёл до абсурда»; «разрушительный подвиг» Писарева, «нашумевшие статьи» Писарева  питают

плехановский  полемический пафос. 

Анализируя журналистику и публицистику Герцена, Плеханов  делает акцент на твёрдом герценовском «убеждении в том, что наши русские вопросы могут быть решены без потрясений». «Потрясения» слишком пугали  гуманиста Герцена.  Плеханов в журнально-газетной полемике часто ссылался на мудрое убеждение Герцена, что России нужнее метла, а не  всесокрушающий  анархический  и террористический топор.

     Плеханов-полемист принял участие в знаменитом «споре о Толстом» на страницах российских газет и журналов. Вызвали живейший отклик его статьи и эссе «Толстой и природа»(1908), «Карл Маркс и Лев Толстой», «Ещё о Толстом»(1911), «Толстой и Герцен»(1912). Оригинальные трактовки «живой жизни» Толстого нашли читатели в плехановских эссе «Смешение представлений», «Заметки публициста – отсюда и досюда».

      Плеханов блестяще владел мастерством ёмкого газетно-журнального образа.

Он был оригинален, самобытен, самодостаточен. В одной из своих публикаций

Плеханов напоминает о древней латинской мудрости: когда двое говорят одно и то же, это – не одно и то же.

            Крупнейшие авторитеты журналистики и культурологии отмечали, что Плеханов – фигура первой величины в общественно-духовной полемике  рубежа Х1Х –ХХ вв. По сравнению с его страстными, весомыми публикациями  как бы «завяли»  многие «зубры»(  Богданов, Базаров, Луначарский). Плехановский стиль отличался именно той   «изящной простотой», которая  порождена ясностью мысли, острым и гибким умом. И здесь прослеживается традиция, идущая от Белинского, Чернышевского, Герцена.

            О Бельтове-Плеханове писали многие издания. Например, о его работе «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» в разных журналах и газетах дискутировали Н.Бердяев,  Н.Кареев, Л. Мартов, В. Чернов, В. Ленин, М. Ковалевский. Читатели отечественной периодики заинтересованно следили за полемикой вокруг плехановских произведений (с участием В.Короленко,

М. Горького, П. Струве, М. Ковалевского).

            Плеханов умел объединить, вдохновить, направить в нужное русло, поддержать «разумное, доброе, вечное» («Неужели  н а ш а  энергия и  н а ш е

самоотвержение не удесетерятся…»). 3

     Пожалуй, наиболее изучено участие Плеханова в газете «Искра», выходившей в Лейпциге, Мюнхене, Лондоне, Женеве. Отдельные номера «Искры» перепечатывались в подпольных типографиях Кишинева, Баку, Умани, Томска, Харькова. Часть наиболее злободневных материалов (в том числе плехановских) тиражировалась в виде отдельных листовок и брошюр.

            Лишь немногие знают об издававшемся одновременно с «Искрой» журнале «Заря», где была опубликована  рецензия на роман фон Поленца «Крестьянин». Георгий Валентинович констатировал: «До сих пор в «Заре» почти не было отзывов о беллетристических произведениях. В будущем их, вероятно, появится очень немного: недостаток места заставляет нас ограничиваться в нашем обзоре новых книг литературными произведениями, имеющими более близкое отношение к социализму».  При самом деятельном и заинтересованном участии  Плеханова в различных изданиях («Искра», «Правда», «Звезда», «Социал-демократ», « Мысль», «Просвещение», «Новая жизнь»)   восстанавливался «диалог» с  Белинским, Чернышевским, Герценом, Писаревым, Салтыковым-Щедриным, Некрасовым. Прогрессивное слово обогащали образы Никитина и Шевченко, Некрасова и Огарёва, Леси Украинки и Акопа Акопяна.  Особо следует акцентировать «герценовское» в новаторском осмыслении Плеханова.

     «Притесняя других, - повторял он слова Экклезиаста, - мудрый делается глупым». Должного  внимания заслуживают публицистико-журналистские публикации Плеханова эпохи первой мировой войны. «Если теперь.

 немцы не церемонятся с побежденными, то в этом есть, к сожалению, капля гегелевского мёда…» – с горьким сарказмом констатировал Плеханов-журналист.  И во-многом его позиция «перекликалась» с позициями Г. Уэллса, А. Франса, Э. Верхарна.

Сложностью и  в чём-то противоречивостью отличается его публицистика 1917-1918 годов.  Вместе с тем, патриотическая, государственно-державная позиция Плеханова обусловила тот факт, что  в 1941 году его имя было названо Верховным Главнокомандующим  п е р в ы м  в числе тех великих соотечественников, деяния которых вдохновляют на Победу над фашистским нашествием. В блокадном Ленинграде выходили брошюры о Плеханове, печатались статьи о нём как «величайшем представителе русского народа». Говорилось, что нация Плеханова и Герцена, Глинки и Чайковского,

Чернышевского, Кутузова, Суворова, Горького и Чехова непобедима. Русский народ, славный именами Плеханова, Белинского, Пушкина, Толстого, Репина и Сурикова, Сеченова и Павлова «вечно будет жить и развиваться». 4

Журналистику и публицистику Плеханова ценили М.Горький и Короленко. «Экономическая струна» его  актуальных изысканий

привлекала Михайловского. Талантливейшего журналиста Бельтова

знали и  одобрительно отзывались о нём Элеонора Маркс-Эвелинг, Либкнехт, Кашэн, Мутэ,  Благоев,  Степняк-Кравчинский, Кропоткин. И весьма часто

плехановские мысли «сближались» с нравственно-духовными и социально-гуманитарными  герценовскими прозрениями.

      Солидаризируясь с Герценом, Чернышевским, Плеханов развивает мысль: насильственным путём нравственность в человеке воспитать нельзя.

   Плеханов был  первооткрывателем, зачинателем, лидером, провозвестником. Он говорил: «…В начале нас, социал-демократов, была небольшая кучка, над нами смеялись, нас называли утопистами. Но я скажу словами Лассаля: «Нас было мало, но мы так хорошо рычали, что все думали, что нас очень много». И нас, действительно, стало много…»

       Немало произведений Плеханова издано посмертно. Газеты и журналы России и Европы знакомили читателей с нравственно-духовным наследием русского гения. Сегодня было бы справедливо к памяти Плеханова хотя бы составить предварительную библиографию плехановских изданий в мире,

библиографию литературы о нём. В этой библиографии займут надлежащее место издания «герценовской тематики».

      Крупный теоретик и историк культуры С.Я. Вольфсон  ещё в начале 1920-х годов  подчёркивал,  что многие газеты и журналы России проявляют незатухающий интерес к Плеханову, что те три миллиона печатных листов сочинений Плеханова, которые, по его подсчёту, выпущены издательствами СССР за один только 1923 год могут служить одним из красноречивых показателей, как «глубок в настоящее время интерес к Плеханову в Советской республике». Знаменательна при этом, «перекличка» Плеханова с Герценом.

            Опираясь на отечественную интеллектуально-философскую традицию (во многом на герценовский опыт), Плеханов «не переставал твердить» ( в полемике с Михайловским, Лениным, Троцким, Зиновьевым), что все надежды

«перескочить этап исторического развития» есть «пустые иллюзии, безжалостно разбиваемые действительностью». Плеханову до сих пор не могут простить его  резкого неприятия анархизма, террористического радикализма, его  осуждение «безумной и крайне вредной попытки посеять анархическую смуту на Русской Земле». Плеханову до сих пор не могут простить предостережения, что «эгоистическое самоопределение – угроза революционному самоопределению народов России». «Пора, пора написать о Плеханове хорошую

книгу…» - звучало во многих публикациях 1920-х годов. Эта задача злободневна и сегодня.

   Наследие Плеханова, как и наследие Герцена, - формируют активную жизненную позицию наших современников.

   

                                   П р и м е ч а н и я

                                              

1 Шахов В.В. Нравственные уроки Георгия Валентиновича Плеханова. –

«Липецкая школа». Рязань-Липецк, «Гэлион», 1996, с. 93-102; Плеханов. –

В кн.: Липецкая энциклопедия, том 3. Липецк, 2001, с. 62-66.

2 Данные проблемы исследовались нами в книгах: Русская демократическая проза. Традиции и новаторство. Рязань, 1980; Эстетическое наследие писателей-демократов Х1Х века. Рязань, 1981;  Традиции и новаторство демократической литературы начала ХХ века, Москва-Рязань,  2000.

3 Звёздные часы человека и человечества; Традиции и новаторство. – В кн.:

Шахов В.В.  От Бояна Вещего до Есенина. Москва, 2011, с. 3-37; Липецк в «окаянные дни»: неоптимистическая трагедия. -  В кн.: Борис Шальнев, Василий Шахов. Липецк: годы и судьбы. 1995,  с. 68-76.

4 Буревестники; «Духовной жаждою томим…». – В кн.: Б.М. Шальнев, В.В. Шахов. Родное и близкое. Часть 2-я, Липецк, 1992.

5  Василий Шахов. Великий сын Подстепья. –  «Подьём» (Воронеж).2007.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
14 июня 2019 в 21:20

...В новых учебниках, новых учебных пособиях следует учитывать духовно-цивилизационные открытия Белинского и Чаадаева, Петрашевского и Добролюбова, Писарева и Скабичевского, Огарёва и Герцена, Кропоткина и Лескова...

14 июня 2019 в 21:21

...Ты проснёшься ль, исполненный сил?..

14 июня 2019 в 21:22

...Буря бы грянула что ли...